Шахтерские «норы» или копанки в законе

По оценкам экспертов, сегодня около пяти миллионов тонн украинского угля добываются нелегально, частным образом, дедовским методом в так называемых копанках. Минуглепром и власти Донбасса пытаются легализовать шахтерские «норы». Сами нелегалы и общественность категорически против. Современное движение копачей возникло стихийно и вынужденно в середине 90-х годов. В результате закрытия нерентабельных государственных шахт в ряде депрессивных городов Донецкой и Луганской областей горняки и их семьи лишились возможности получать уголь, положенный им, согласно Горному закону, на отопление своих жилищ. А так как в Донбассе во многих местах угольные пласты выходят прямо на поверхность, то для опытных горняков вгрызаться в такой пласт – пара пустяков. Ну а поскольку одна приличная копанка дает до восьми тонн черного золота в день, то на примитивный бизнес бедняков раскатали губу состоятельные люди.

Свято место пусто не бывает

О нехитрой технологии развития примитивного угольного бизнеса рассказал один из специалистов: «Когда люди начали добывать уголь самостоятельно, то очень мудрые руководители в областях – и в Донецкой, и в Луганской – увидели, что на этом тоже можно заработать. И стали организованно засылать коммерсантов-мошенников, которых они крышевали. Коммерсанты, в свою очередь, начали поставлять туда технику: автомобили для подвозки, экскаваторы, компрессоры, отбойные молотки, лес для крепления. К тому же поняли, что можно оттянуть еще и дармовую рабочую силу с шахт. При этом открыли массу сбоек в балках, лесах, оврагах, то есть везде, где есть выходы пластов. Таким образом, под крышей местных властей довольно быстро было организовано и запущено теневое производство, приносящее ежедневно его организаторам миллионные прибыли».

Понятно, что миллионы потекли в карманы не сразу. Просто на каком-то этапе левая добыча угля в примитивных копанках была переведена на более современный уровень. Не зря же наш собеседник сказал о технике. Так, в луганских и донецких степях начали появляться первые теневые карьеры с выдачей на-гора до тысячи тонн угля в сутки. А это вполне приличная конкуренция государственным угледобывающим предприятиям.

Ребус для чиновников

Поначалу высокопоставленным чиновникам по долгу службы приходилось бороться с незаконной разработкой земных недр. На выездной коллегии Минтопэнерго в Торезе в середине июня 2003 года руководство Минтопэнерго и тогдашний председатель Донецкой облгосадминистрации и нынешний глава облсовета Анатолий Близнюк единогласно решили: самодельные шахты-копанки, расплодившиеся в последнее время в Донбассе, должны быть закрыты. «В настоящее время на территории Донетчины насчитывается примерно 240-260 самодельных шахт-копанок, в Луганской области – около 170. В них нелегальным способом ведут добычу угля не только с нарушением техники безопасности, но и трудового законодательства. Добытое «диким» способом топливо по цене 45 гривен за тонну попадает в руки перекупщиков, которые получают 200-300 процентов прибыли», – заявил тогда руководитель области и подчеркнул, что «черного» рынка угля быть не должно. А нелегалам Анатолий Близнюк посоветовал устраиваться на действующие шахты, где не хватает рабочих рук. Со своей стороны, министр топлива и энергетики заявил, что не должно быть и вторичного рынка угля для тепловых электростанций. Но уже через год высокопоставленные чиновники свою непримиримую позицию относительно «дикой» добычи угля резко изменили. На протяжении трех последующих лет Донецкий областной совет без зазрения совести на своих сессиях утверждал раздачу земель и недр частным фирмам «для добычи запасов каменного угля». Тот же Близнюк неоднократно предлагал легализовать и взять под контроль копанки – подпольные «норы», где бывшие горняки добывают себе хлеб насущный. Копачам теперь предлагалось самим легализовать свой нехитрый бизнес. Кое-кто даже внял призыву. Но, походив по властным кабинетам и убедившись, что только за оформление всех разрешительных бумаг, изготовление техдокументации и защиту проекта придется выложить не менее 200 тысяч гривен (откуда у работяги такие деньги?!), возвращались к нелегальному ремеслу или шли в наем к тем, кому подобный узаконенный бизнес оказался по средствам. Один такой проект даже утвердили на заседании Совета по специальным экономическим зонам и территориям приоритетного развития Донецкой области. На местных дельцов теперь вполне легально работает не одна бригада копачей. Те же, получив в пользование выгодные участки, успешно торгуют добытым углем и при этом, имея льготы, практически не платят налоги.

Совет теруправления Госнадзорохрантруда Украины в Луганской области даже принял решение обратиться во властные структуры областного уровня, в Минтопэнерго и активизировать совместные действия по легализации копанок, где ведется несанкционированная добыча угля.

Фекалиями – по нелегальным копачам

Но пока одни пытаются легализовать копанки, другие продолжают с ними бороться. Еще в 2005 году министр внутренних дел поручил подчиненным взять в особую разработку борьбу с копачами. Те отреагировали по-своему. В Шахтерске, например, изобрели собственное ноу-хау: к угольным норам подгоняли ассенизаторские машины и заливали копанки фекалиями. По сути, милиция устроила террор рядовым копачам, вместо того чтобы бороться с организаторами и крышевателями черного бизнеса. «Мы серьезно подойдем к этому вопросу. Даже если человек не был прямо задействован в добыче угля, а просто сидел и ничего не делал, чтобы этому воспрепятствовать, – он будет привлечен к ответственности», – заявил руководитель Донецкой областной милиции Михаил Клюев. Сотрудники правоохранительных органов даже рапортовали о том, что 7 июля прошлого года в ходе совместной операции работников прокуратуры Донецкой области и спецподразделений УБОП был задержан с поличным при получении взятки заместитель мэра города Снежного. Он получил от предпринимателя взятку в размере 5 тысяч гривен за непринятие мер в отношении незаконной добычи угля. Несколькими днями позже рейд провела облпрокуратура. «Когда не знающие ничего о предстоящей операции группы милиционеров под руководством работников прокуратуры выехали на проверку, у них сложилось впечатление, будто в городе Снежном объявили воздушную тревогу. По городу ездили машины с углем, ходили люди в рабочих комбинезонах, испачканных угольной пылью, многие разбегались, как мыши, по лесам там прятались», – так описал прокурор области атмосферу, царившую в Снежном и Торезе во время рейда.

Бундестагом – по шахтерским «норам»

Однако все это – разовые и в основном показательные случаи. Там, где замешан серьезный бизнес, подобные меры малоэффективны. О том, что разработка нелегальной угледобычи очень развита и прибыльна, говорит председатель Независимого профсоюза горняков и заместитель председателя парламентского комитета по ТЭК Михаил Волынец. Он утверждает, что в Украине насчитывается около 6 тысяч нелегальных угольных шахт, где работают приблизительно 60 тысяч человек, которые ежегодно добывают около 5 млн. тонн высококачественного угля. «Работа на ряде таких шахт поставлена на промышленную основу. Они могут быть подчинены местному мэру, авторитету, директору шахты и работают под прикрытием работников прокуратуры и милиции», – отметил народный депутат. По словам Волынца, этот уголь – очень высокого качества, поскольку его не разбавляют породой. После добычи сырье по фиктивным документам реализуется на ТЭС как добытое на легальной шахте. «Цена реализации на электростанцию – 260-300 грн. за тонну, а по документам его цена может завышаться до 500 грн., и эту разницу компенсирует государство», – говорит Волынец. Как отметил министр угольной промышленности Сергей Тулуб, за первое полугодие 2006 года, украинские теплоэлектростанции закупили 1,5 млн. тонн негосударственного угля. Почти половина его вышла из шахтерских «нор». Выдавали его на-гора в том числе женские и детские руки.

Не так давно к проблеме копанок Волынец подключил международную общественность. Вместе с депутатами немецкого Бунденстага он посетил две нелегальные шахты в городе Снежном. Здесь парламентарии увидели все прелести первобытнообщинного труда эпохи зарождающегося капитализма. Точно так же у них было в Германии в XIX веке при обожаемом нами Карле Марксе.

Александр Мищенко, Донецк, «Без цензуры»

Читайте также: