160 долларов на взятки в год тратит украинская семья

Каждый второй киевлянин раз в год относит кому-то мзду. В нашей стране взяточниство стало уже не просто явлением, а национальной чертой. Подтверждение тому – исследования Центра антикоррупционных исследований «Трансперенси Интернешнл-Р» за прошлый год: Украина занимает второе место по количеству взяток. Опережают нас только африканцы. Что меньше 98 гривен – не взятка

Нечистые на руку люди были везде и во все времена. Представьте себе, что даже в Ветхом Завете есть упоминания о коррупции: «…начальник требует подарков, и судья судит за взятки, а вельможи высказывают злые хотения души своей и извращают дело».

Каждый из нас хотя бы раз в жизни носил если не взятки, то презенты, «благодарности». Хотя разницу между этими словами видят только филологи, у правоохранителей все они сводятся к одной статье 368 «Отримання хабара». При этом даже сами правоохранители четко сказать не могут, что именно расценивается как «хабар».

– Взятка – это получение служебным лицом вознаграждения за выполнение или невыполнение каких-то действий, – отчеканивает, как правило, начальник спецотдела по борьбе со взяточничеством при ГУ МВД Украины в Киеве Александр Макаринский.

– Коробка конфет и коньяк – это взятка или нет?

Александр Федорович запнулся, а потом выдал:

– Смотря с какой целью их принесли. Если просто в благодарность за доброе дело, то нет.

В общем, те же вопросы по новому кругу: а что такое «доброе дело»?..

Немного света на этот вопрос пролил недавний законопроект «Об основах предотвращения и противодействия коррупции». Если его таки примут, то презенты, которые стоят меньше 98 гривен, не будут считаться взяткой. Кроме того, по этому законопроекту, чиновник должен в месячный срок информировать налоговиков об открытии валютного счета. Тем, кого поймают на взятках, будет запрещено занимать государственные должности на протяжении пяти лет. Этот пункт как раз для любителей брать мзду деньгами. А таковых большинство.

– Есть статистика, что в Украине в год каждое должностное лицо в среднем получает около 15 тысяч гривен взяток, и эта сумма постоянно растет, – говорит Александр Федорович.

«Преподы» отличились

За прошлый год в столице было возбуждено сто уголовных дел против «хабарников». К слову, в 2005-м эта цифра была примерно в два раза меньше.

Больше всего отличились работники образования – против них прокуратура возбудила 30 уголовных дел. Причем попадались исключительно преподаватели гуманитарных вузов, но каждый с разной суммой. У некоторых аппетиты еще те.

– На «горячем» поймали директора института кино и телевидения. Во время вступительных экзаменов за поступление в институт она получила 4 тысячи долларов, – рассказал Александр Федорович.

Эта директор стала рекордсменкой по сумме взятки в своей отрасли. Коллеги из других вузов оказались куда скромнее. Больше тысячи долларов (из попавших в руки милиции) никто не брал.

Второе место «по ненасытности» занимают госслужащие, в основном районных администраций и управлений. Чиновников из высоких кабинетов в списке «хабарников» замечено не было. (Кто бы удивился, но не мы: те, кто ловит, – тоже крылышек не имеют, а высокое начальство им и подавно без «вказівки» трогать не велено. – Ред.).

– Среди госслужащих «выделился» депутат одного из районов Киева. Он вымогал три тысячи долларов от предпринимателя за продление договора об аренде, – продолжает перечислять «героев» начальник спецотдела. Но это что! Вот было дельце. На одном из крупных предприятий Киева руководство вымогало у своих подчиненных земельный участок стоимостью 120 тысяч долларов. Они чем-то провинились перед директором, и тот требовал землю как компенсацию за моральный ущерб. Эта взятка может претендовать на титул самого крупного «хабара» года.

Берите – вам за это ничего не будет

Александр Федорович уверен, что стопка уголовных дел по взяточничеству была бы куда толще, если бы правоохранителям немного развязали руки.

– Сейчас в работе мы отталкиваемся только от заявителя (человека, который официально в заявлении написал, что с него требовали мзду). Если такового нет – мы не можем вымогателю предъявить обвинение. К нам часто приезжают коллеги из Европы, России. У них все намного проще. Только сигнал поступил, и они действуют. Могут своего человека сделать подставным, чтобы он рассчитывался с вымогателем. У нас же подобное не провернешь. Как-то в Одессе коллеги попытались применить в работе опыт западных коллег – взять с поличным преподавателя местного вуза. Но преподаватель оказался непростым – учил в свое время очень «серьезных дядь». Наших ребят обвинили в провокации. Им пришлось уволиться с работы, а преподаватель наживается и поныне.

Заявители в милицию идут весьма неохотно. Никому не хочется лишних проблем, да и народ давно перестал верить в справедливое правосудие.

– Все знают, и мы в том числе, что тому же частному предпринимателю, чтобы получить разрешения во всех инстанциях, часто нужно выложить сверх официальных тарифов кругленькую сумму. Все платят и молчат. К нам приходят лишь те, кого в угол загоняют, – говорит начальник спецотдела. – А все почему? Несовершенство наших законов. У нас ведь коррупция не считается социально-опасным преступлением. Заявитель проходит по делу, как свидетель, а не пострадавший, и после судебной волокиты он абсолютно не защищен.

Судебная власть к взяточникам тоже весьма благосклонна. Если и наказывает, то гуманно. Из 100 возбужденных в прошлом году дел еще никто не загремел в тюрьму – отделались штрафами.

– Того же директора института после суда отпустили на поруки коллектива, а нашему заявителю создали все условия, чтобы он «вылетел» из вуза, – сетует Александр Макаринский. – Такое же наказание получил и работник одного из управлений по защите прав потребителей. Его поймали на взятке в десять тысяч гривен. Вот уж отличный пример для коллег – берите, и ничего вам за это не будет.

Коррупция съедает $1 миллиард

Сотни экономистов, социологов во всем мире ломают голову, как излечить общество от такой инфекции, как коррупция, но вакцины пока не изобрели.

– Коррупция – для страны это дорогое удовольствие. К примеру, в Украине она «съедает» около миллиарда долларов потенциальных доходов, – рассказал профессор Киевской школы экономики Александр Шепотило. – Страну, в которой развита коррупция, можно вычислить по двум цифрам. Достаточно сравнить, сколько средств выделяется на строительство и на образование, культуру. В коррумпированных странах первая цифра во много раз больше.

– Есть какие-то методы лечения от этой «заразы»?

– Излечить Украину от коррупции будет весьма непросто. Здесь уже на уровне традиций принято давать, брать взятки и не соблюдать законы. Я всего полгода живу в этой стране, и мне уже раза три намекали на то, что нужно что-то дать. До этого я шесть лет прожил в Америке и ни разу никому не носил презентов, да и повода никто не давал. Однажды, чтобы устроиться на работу в Международный валютный фонд, мне нужна была справка из университета. Руководитель моей диссертации должен был написать, что тема моей работы совпадает с деятельностью, которой я буду заниматься в фонде. Казалось бы, что стоит написать такую бумагу? Когда просил об этом руководителя, он почти оскорбился. Сказал, что моя тема абсолютно не пересекается с работой в фонде и что для него очень важна его репутация. Мне было стыдно, как никогда. Еще один свежий пример. Недавно мой знакомый летал в Бельгию. У него виза была открыта с 25 числа, а он прилетел 24-го в семь вечера. И что вы думаете, его в аэропорту не пропустили. Сказали – не положено и все. Приятель просидел в аэропорту пять часов, его впустили в страну ровно в 00.01. В Европе, Америке люди дорожат своей репутацией, местом работы и в своем большинстве уважают законы.

– Но там ведь зарплаты не наши, поэтому нет необходимости брать.

– Те, кто думает, что повысив зарплаты тем же медикам, госслужащим, мы избавимся от коррупции – заблуждаются. В свое время Центр антикоррупционных исследований «Трансперенси Интернешнл-Р» проводил иследования на эту тему и доказал, что повышением зарплат от взяточничества не вылечить. Нужен комплексный подход.

Что грозит тому, кто берет «конверт»?

Уголовный кодекс Украины за дачу взятки предусматривает наказание в виде штрафа в размере от 200 до 500 не облагаемых налогом минимумов доходов граждан либо ограничение свободы от 2 до 5 лет. Если кто-то попадется на вручении «благодарности» не впервые, ему светит срок до 8 лет с возможной конфискацией имущества.

За мздоимство – смерть

С коррупцией пытались бороться еще в Древнем Риме. Юлий Цезарь, к примеру, добился сурового наказания за подкуп и подарки должностным лицам. Кроме этого, запрещался прием наместниками в провинциях золотых венков от подвластных городов.

В России впервые наказывать за мздоимство стал Иван III, а Иван Грозный так и вовсе ввел смертную казнь за «чрезмерность во взятках».

При Петре I за взятки был повешен сибирский губернатор Матвей Гагарин, четвертован обер-фискал Нестеров. Своим мздоимством прославился и Александр Меньшиков, который трижды попадал под розыск по обвинению «в произвольном обращении с казенным интересом».

При Николае I коррупция замалчивалась, но провинциальное российское мздоимство тех времен обессмертили Гоголь и Салтыков-Щедрин.

Накануне революции семнадцатого года символом коррупции стала распутинщина. Святой старец брал взятки за протекции при назначении на должности и при распределении оборонных заказов. Известно, что этим же занимались на пару балерина Матильда Кшесинская и великий князь Алексей Михайлович.

Мы спросили: «Кому дают в нашей стране?»

Елена Симоненко, безработная:

– По-моему, чаще всего дают взятки работникам жэков. Там такие «трудяги», что без вознаграждения с места не сдвинутся. Недавно нужно было кран починить. Мало того, что все материалы покупала, тек слесарь еще и цену такую заломил…

Юля Макаренко, работник культуры:

– Наверное, чаще всего дают «гаишникам». Много езжу на машине, поэтому могу говорить это не совсем голословно. На второе место я бы поставила работников медицины, у них запросы еще те, и замыкают тройку «лидеров», пожалуй, работники образования. Сама училась и прочувствовала на себе все прелести.

Алексей Вишневский, частный предприниматель:

– Ясное дело кому – чиновникам и правоохранителям. Какую-то бумажку подписать – плати, разрешение получить – плати. Все дают, потому что не хотят голову морочить, у нас же просто нечеловеческие законы и правила. По ним жить просто невозможно. Не скрою, я тоже не раз вручал благодарности или материальные помощи. Кому 100 долларов, а кому и штуку, в зависимости от чина.

Юлия Петрова, домохозяйка:

– Мне почему-то кажется, что работники образования. У меня две дочери-школьницы. Чтобы попасть в хороший класс, нужно «помазать», чтобы были хорошие оценки, нужно брать у этих учителей частные уроки. Я уже молчу о подарках на Дни рождения, дни учителя. В ОВИРе тоже сплошное «дай». И кому жаловаться, если все они повязаны между собой. Многие говорят, что медики много берут, но я лично никогда с этим не сталкивалась. У нас такой врач, что и коробки конфет не примет. Наверное, все зависит от совести человека, а не от места работы.

Екатерина Овсиенко, пенсионерка:

– Судьям чаще всего и больше всего дают. Там огромные суммы фигурируют, и никто их не наказывает. Но я-то лично с ними не сталкивалась, а вот работникам нашего жэка мелкие взятки даю чуть ли не каждый день. Всем ведь известно, если сантехника или слесаря чем-нибудь не угостишь, даже не придут и не посмотрят на поломку. Медикам дают, но мне для них денег даже не жалко. Разве ж можно прожить на их зарплату в тысячу гривен?

Юрий Ковшун, студент:

– Гаишникам, госслужащим и преподавателям. Это у нас самые большие любители взяток. Самому недавно пришлось платить: кому и сколько не буду распространяться.

ГАЗЕТА ПО-КИЕВСКИ

Читайте также: