«Беззубая страна». Но с длинным языком…

Угрозы безопасности граждан остаются пустым звуком для украинских властей. Своих граждан спасти не можем, зато рвемся помогать чужим. Последние события в Палестинской национальной автономии (ПНА) опять поставили на повестку дня задачу эвакуации граждан стран СНГ из опасных районов. Несмотря на счастливый исход операции, касающейся украинских граждан, осталось несколько вопросов, над которыми стоит задуматься. Хотя бы потому что, когда в Киеве активно обсуждалась проблема эвакуации соотечественников, президент Виктор Ющенко находился на встрече с главами стран ГУАМ, где он в очередной раз озвучил идею создания многонационального миротворческого подразделения этой организации — якобы для участия в разрешении «замороженных» конфликтов на постсоветском пространстве. Эти проблемы, видимо, не оставляют ему времени думать о силовых аспектах защиты собственных граждан за границей…

Полтора года назад сомалийские пираты, захватившие украинских моряков у берегов далекой Африки и вызвавшие определенный резонанс в обществе, заставили официальных лиц задуматься об этой проблеме. Тогда, правда, пиратов «победили» с помощью обычного выкупа, выполнив, по сути, их требования. Но зато, как водится, прозвучали необходимые победные заявления и декларации. А вот на практике была лишь поставлена задача компетентным органам во главе со Службой внешней разведки (СВР) разработать Положение о порядке реагирования на угрозы дипломатическим представительствам и гражданам Украины за рубежом. Как это указание было выполнено, судить трудно, так как такие вещи озвучивать не принято. Но СВР, если заглянуть в закон «О Службе внешней разведки», не имеет соответствующих сил и средств для «силовой» работы за границей. Остается вариант создания межведомственного механизма реагирования на такие угрозы. А украинские реалии таковы, что различным госструктурам найти общий язык и научиться совместно и эффективно работать невероятно тяжело.

Это в определенной степени подтвердили майские события этого года у берегов Либерии. Экипаж украинского вертолета Ми-8 из состава 56-го отдельного вертолетного отряда Миссии ООН в Либерии 11 мая находился на аэродроме Робертсфилд (там базовый лагерь украинского миротворческого контингента). Вскоре из Центра руководства авиационными операциями Миссии ООН в Либерии поступило сообщение о том, что вооруженные преступники захватили либерийское судно типа рефрижератор-контейнеровоз, согнали на берег команду и уводят его буксирами в неизвестном направлении. В этой связи экипаж Ми-8 получил задачу взять на борт представителя полиции Миссии ООН и направиться в район поиска, который представлял собой прямоугольник глубиной 27 км и по периметру — 450 км. Уже через 15 минут полета командир вертолета на расстоянии приблизительно 10 километров от береговой линии увидел неизвестное судно, которое подпадало под описание похищенного. Сразу же, как написано в официальном отчете, руководство авиацией Миссии ООН в Либерии организовало взаимодействие с правоохранительными органами, которые должны были осуществить наземную и морскую часть операции по задержанию нарушителей.

Все было бы хорошо, но вот только на самом деле судно было не либерийское, а, по иронии судьбы, украинское. СМИ скромно промолчали, что 11 мая в порту города Монровия неизвестные на двух шхунах захватили судно «Тахомрифер» под флагом Великобритании, которое является собственностью украинской компании «Кристан ЛТД» (порт приписки — Одесса). Украинский экипаж находился в порту по причине подозрений в контрабанде, поэтому во время захвата судно охраняли представители полиции Либерии. Координаты обнаруженного «Тахомрифера» были переданы на фрегат ВМС Франции и крейсер ВМС США, которые несли патрулирование в данном районе. О том, были ли ими в итоге предприняты меры по захвату преступников и освобождению судна, официальных сообщений не поступало.

И вот буквально через месяц в связи с обострением ситуации в ПНА в посольство Украины в Израиле обратились соотечественники, проживавшие в секторе Газа, с просьбой вывезти их за пределы зоны боевых действий. Кабинет министров Украины немедленно выделил 450 тыс. гривен для эвакуации украинцев. А МИД обратился в Минобороны с вопросом, возможно ли осуществить эвакуацию этих людей. Создается оперативная группа в Генштабе, разрабатываются два варианта эвакуации. В частности, в аэропорту «Борисполь» был подготовлен к вылету самолет Ту-154Б государственного предприятия Министерства обороны «Украинская авиационная транспортная компания» с бригадой военных медиков, а про «запас» — военно-транспортный Ил-76 из состава военно-транспортной бригады в Мелитополе с бригадой военных медиков. В конечном итоге граждане Украины, эвакуированные из сектора Газа, 21 июня благополучно прибыли на самолете в международный аэропорт «Борисполь» под Киевом. Эвакуированных ожидали автобусы МЧС, которые развозили их в гостиницы и на вокзал.

Казалось бы, можно поставить точку в этой истории. Но буквально накануне глава военного ведомства Анатолий Гриценко заявил об отсутствии безопасных условий для эвакуации украинцев из сектора Газа. Об этом он сказал 19 июня журналистам в самолете по пути в Москву, куда летел на Совет министров обороны СНГ. «Сейчас… не созданы условия для безопасной транспортировки колонны тех людей, которых нужно эвакуировать к месту, откуда они будут эвакуированы: Когда они вылетят, сейчас не известно», — признал тогда Анатолий Гриценко.

Так что же выходит? В Либерии бандитами угоняется украинское судно. Украинский же вертолет обнаруживает угонщиков. Причем миротворческий контингент Украины вроде бы выполняет задачи в интересах Либерии. Но в итоге ничего такого, что расставляет все точки над _, не происходит: Остается лишь чувство неполноценности при виде того, как бандиты фактически вытирают ноги об украинских граждан и это для них проходит безнаказанно. Через месяц компетентные органы опять открыто заявляют об ограниченности своих возможностей обеспечить эвакуацию граждан из опасного места. Тогда возникает закономерный вопрос: почему до сих пор не извлечены уроки из прошлого? Почему-то американский крейсер и французский фрегат «случайно» оказываются рядом с угнанным судном у берегов Африки и теоретически готовы к участию в специальной операции по обезвреживанию преступников. А почему в регионе «случайно» не оказываются украинские военные корабли, «спецназ» и тому подобные инструменты обеспечения национальной безопасности? Между прочим украинский корвет «Тернополь» в это время бороздил волны Средиземного моря, участвуя в антитеррористической операции НАТО «Активные усилия».

Многие страны не боятся заявлять вслух о наличии у них сил и средств, предназначенных для реагирования на угрозы безопасности своих граждан за рубежом. Во всяком случае, уже сам факт готовности к таким действиям — определенный сдерживающий фактор для преступных элементов. В принципе законодательная база по данной тематике на Украине наработана. Согласно законам «О разведывательных органах», «О борьбе с терроризмом» и ряду других четко определены госструктуры, которым вменено в обязанность обеспечить защиту от террористических посягательств граждан Украины за границей. Это означает, что чиновникам следовало предпринять в пределах их компетенции очень простые действия: наработать внутриведомственную нормативно-правовую базу, создать или выделить необходимые силы, обеспечить их подготовку и готовность оперативно реагировать на угрозы, а в случае возникновения реальной угрозы — эффективно реализовать их потенциал. Хотя еще лучше — путем реализации комплекса превентивных мероприятий не допустить разрастания ситуации до угрожающих размеров. А если коротко, то создать механизм выполнения полученных задач в данной сфере. Пока на Украине этого нет.

Игорь Бушуев, Киев, ВПК

Читайте также: