Исповедь налетчика: «если б я имел другие таланты!..»

Гроза украинских ювелирных магазинов Юрий Русаков поделился нюансами своей специализации. И есть что вспомнить! В течение пяти лет в разных областях Украины было совершено четыре дерзких вооруженных нападения на ювелирные магазины. В 2001 году в Днепропетровске злоумышленник ограбил салон «Диамант», в 2002-м был совершен налет на «Водолей» в Донецке. Следующим стал запорожский магазин «Золотая рыбка» в 2003 году. Во время этого ограбления преступник тяжело ранил 20-летнего парня, который позже скончался в больнице. Погибший был случайным прохожим, он пытался задержать грабителя и даже успел увидеть лицо своего убийцы – парень сорвал с налетчика противогаз. В 2005 году нападению подвергся донецкий «Золотой лев». В результате был тяжело ранен 25-летний охранник магазина. После пережитого молодой человек больше никогда не сможет ходить.

Что примечательно, все эти ограбления отличались хорошей подготовкой и совершались лишь в декабре. Все происходило в течение 2–3 минут. А для того чтобы отвлечь внимание прохожих и испугать охранников, налетчик применял дымовые и перцовые шашки, отключал свет во всем районе.

К счастью, в серии этих нападений поставлена точка – налетчика, крымчанина Юрия Русакова (в прошлом лейтенанта милиции), задержали еще в 2006 году, а в мае 2007-го Донецкий апелляционный суд приговорил его к пожизненному заключению. В суде так и не смогли доказать, что у преступника были сообщники, что он на кого-то работал. Между тем, как стало известно из неофициальных источников, донецким силовикам, проводившим в Крыму операцию по задержанию Русакова, пришлось вывозить его с территории АРК в багажнике авто, поскольку они опасались крымских коллег, на которых якобы работал бывший милиционер.

Сейчас, после приговора, Русаков уверен, что налеты на ювелирные магазины будут продолжаться. Только они станут еще более жестокими.

– Как вам пришла в голову идея зарабатывать ограблениями? Ведь не каждый отважится на такой шаг?

– Да почему же? Очень много людей совершают разбойные нападения на магазины. Первое ограбление я совершил через полгода после того, как у меня родился ребенок. Долго думал: получится, не получится. Днепропетровск выбрал первым случайно. Я в любой город приезжал и выбирал объект. Реально оценивал свои возможности.

Почему именно ювелирные магазины? Поразмыслите, где вы возьмете в незнакомом городе деньги? Инкассаторов грабить? Но это три вооруженных человека, значит, их нужно убивать. Это же умышленное убийство, хотя сразу получаешь деньги. А золото – вот оно, реально лежит на прилавке, не надо ни за кем бегать и выбивать деньги.

– На момент задержания вы числились сторожем в детском саду. Для чего вам понадобилась эта работа?

– Мне нужна была официальная работа, которая бы меня не обременяла. Реально там, конечно, денег не заработаешь. Получал около 300 гривен. Просто на такой работе у меня была возможность поехать куда угодно. Если б я имел другие таланты, то зарабатывал бы деньги по-другому, тогда мне не нужно было бы куда-то лезть и кого-то калечить, собой рисковать. Когда человеку уже за сорок, он должен реально оценивать свои возможности. Мне скоро исполнится 43 года.

– Почему все ограбления вы совершали в декабре?

– В декабре рано темнеет, и часы уже давно переведены на зимнее время. Магазины работают где-то до 18:00, то есть мне необходимо было уложиться где-то в час, остававшийся до закрытия.

– Сколько вам нужно было времени, чтобы подготовиться к ограблению? Вы заходили в магазин до налета?

– Я старался зайти в магазин за несколько дней, чтобы видеозаписи не осталось. В донецкий «Золотой лев», например, я вообще заходил за два года до нападения. У меня хорошая фотографическая память. Эти магазины все одинаковые. Главный принцип – чтобы он был небольшой. Грабить отдел универмага нереально, представьте, какая там начнется давка, шум, дым. Я на такое не шел. Мне нужен был маленький магазин, где минимум охраны. А то, что там вооруженные спецназовцы, – какая разница!

Охранник сидит месяцами на одном и том же месте, он расслабляется. Когда ты заходишь, у него всего несколько секунд на то, чтобы отреагировать, так что все равно ты успеешь первым. Только не думаю, что меня кто-то станет повторять и использовать всякие дымовые шашки, чтобы никто не пострадал. Будут просто заходить с оружием и отбирать деньги.

– В обвинительном заключении написано, что вы очень хорошо знали режим и методы работы милиции. Это помогало вам?

– Знал, как и любой милиционер. Все операции по перехвату показывали по телевизору. Все их методы можно найти в Интернете. Я обычный, нормальный человек, и таких людей, как я, много. Просто не все могут решиться на такой шаг. Они тупо спиваются, их презирают дети, «долбят» жены. Сколько сейчас людей попадает в тюрьмы в результате семейных разборок! Они не могут нормально работать, вот и пускаются во все тяжкие.

– Уезжать из городов кто-то помогал?

– Я спокойно приезжал в город, а когда уезжал после ограбления, то такси брал. Чтобы переодеться, снимал квартиру. Зачем мне по городу ходить в противогазе? Я же шел не в камуфляже и ветками не обвешивался. Я выходил после ограбления, снимал противогаз и отправлялся в квартиру, которую снимал, в той одежде, в которой был. Обычная куртка и брюки. Приходил или доезжал до съемной квартиры, менял одежду, а ту, в которой был, сжигал. А дальше ехал на такси. Через два часа меня уже не было даже в области.

– А где вы покупали оружие? Где находили таких людей?

– Да у меня был единственный поставщик, он меня и выдал. Мы с ним учились в параллельных классах. Дима занимался торговлей оружием. А когда на него вышли, он как раз работал водителем вице-премьера Крыма. Взяли его из-за пистолета, с которым я был в Днепропетровске. После «Водолея» я этот пистолет опять продал Диме, а он его продал еще раз, и в итоге оружие попало в руки к человеку, совершившему разбойное нападение, в результате которого погибли четыре человека.

Диму сразу привезли в Донецк и предложили альтернативу. Сказали: либо мы тебя сажаем на 10 лет, либо оставим работать. Он согласился. Получается, что он сначала продал мне оружие, а потом продал меня. Сейчас никто не знает, где он находится. Он продал свой дом, забрал семью и сейчас неизвестно где. Во всяком случае, в суд его не смогли привести даже приводом. Кстати, он мастер по стрельбе из пистолета, так что если бы я хотел, то мог легко сделать его соучастником.

– Вы знали, что за вами следят?

– Я видел все эти движения. Трудно не заметить, когда рядом постоянно появляются незнакомые люди. Потому что когда ведется наблюдение, это, как правило, один и тот же типаж – худощавый парень среднего возраста или девушка в темной джинсовой одежде. И они демонстративно к вам безразличны. Подозрения у меня возникали, но точно я не был уверен. В день, когда меня задержали, я вышел из дома, чтобы в прокате поменять видеодиск для своего пацана. Подъезжает микроавтобус, вылетает из него куча народа в гражданском с вытаращенными глазами и пистолетами. Я так посмотрел – вроде мимо меня. А оказалось, что ко мне. И получилась куча-мала.

– Сколько вы заработали на ограблениях?

– Объемы похищенного нужно уменьшить в несколько раз. Я же сдавал по 4–7 долларов за грамм. Это не так-то много. В общем, за все эти годы получается килограммов пять. Я продавал все в пять раз дешевле реальной стоимости. Например, были какие-то финтифлюшки в камнях, а камни не ценятся. Ценятся только бриллианты и чистое золото. Получается 30 тысяч долларов. Разве это большие деньги за пять лет?

– Я знаю, что вы не признали ущерб, нанесенный «Золотому льву»?

– По этому эпизоду мне вменяют около 400 тысяч гривен. Дело в том, что тогда охрана приехала в течение минуты, и у меня не было времени все это собирать, и вообще все пошло не так, как задумывалось. Думал, что охранник будет сидеть на диване и я его психологически задавлю. Хотя я постоянно применяю все эти «перцы», дымы, люди все равно лезут, и мне приходится в них стрелять. Тогда я подумал: может быть, я сам перемудрил со всем этим? И решил просто зайти с пистолетом. А охранник в это время вышел на крыльцо. Вот так и схлестнулись. Потом уже я ему сказал: «Дурак, все равно ведь зайду!». А потом все пошло наперекосяк, приехала охрана, и у меня просто не было времени собрать то количество золота, которое мне вменяют в вину. Конечно, я мог легко согласиться с тем, что мне приписывают. Но зачем брать на себя лишнее?

– Вы о своей старости не позаботились?

– Ну, если бы я взял 50 килограммов, то о старости можно было бы не беспокоиться. А для интриги можете написать, что осталось… Единственное, боюсь, что-то кто-то придет и начнет выбивать из моей семьи деньги, которых нет.

Нина Гаспарян, Без цензуры

Читайте также: