УКРАИНЕ “ШЬЮТ” РАСИЗМ. ЗА БЫТОВУЮ “ХУЛИГАНКУ”

Избиение Роберта Симмонса в Киеве стало первым – с момента прихода к власти Президента В.Ющенко – поводом для публичных пощечин официальному Киеву со стороны США. Побои, омрачившие гуляние дипломата-афроамериканца по ночному Киеву, две недели спустя вылились в негодующий спич Кондолизы Райс, главы Госдепа США. Выступая в палате представителей Конгресса США в минувшую среду, дама решительно потребовала от властей Украины найти и привлечь к ответственности виновных в нанесении телесных повреждений чернокожему американскому дипломату.«Мы говорили очень жестко с украинским правительством (выделено мной – авт.) о необходимости провести расследование и наказать тех, кто совершил это преступление», — заявила Райс, отвечая на вопросы американских законодателей о реакции официального Вашингтона на печальный инцидент. «Я считаю, что это поставило в неудобное положение новое украинское правительство, которое пытается подчеркнуть свою терпимость и свое демократическое будущее — они меньше всего хотели, чтобы нечто подобное произошло», — сказала госсекретарь США. Еще бы! Ведь сам дипломат “заявил журналистам”: “Они напали на меня, потому что я — афро-американец”.

“Неудобное положение” украинских властей вылилось в маловнятую реакцию украинского МИДа и МВД. Которые узнали об инциденте явно не в день (точнее, ночь) мордобоя. И уж точно не располагали никакой информацией о подробностях случившегося, так как комментарии представителей этих ведомств носили “общий”, беспредметный характер. И это несмотря на очевидную серьезность предъявленных нашей стране обвинений – в расизме.

За что били афроамериканца?

Чтобы оценить степень справедливости упреков в адрес Украины со стороны партнеров по антииракской коалиции, не мешало бы знать, за что нас “бьют”. Но вот с этим как раз полная неясность.

Сам потерпевший утверждает, что в нападении на него, случившегося поздним вечером 26 февраля нынешнего года, участвовали более десяти “бритоголовых молодых людей в военных ботинках”. “Они напали на меня, потому что я — афро-американец. Они не тронули моих друзей, которые были со мной, но не были чернокожими”, — цитировали откровения дипломата едва ли не все СМИ планеты.

“Бритоголовые”, “военные ботинки” и “мои друзья не были чернокожими” – этим конкретика происшествия исчерпывается. Но вопросы, адресованные прежде всего к Р.Симмонсу, сотруднику представительства Агентства США по международному развитию (USAID — U.S. Agency for International Development) при посольстве США в Узбекистане, остаются.

Вот перечень основных:

— Где именно 26 февраля, в ночь с субботы на воскресение, имел несчастье отдыхать (прогуливаться) в Киеве американский дипломат? Знание места ЧП наверняка многое объяснит. Коллектив «УК» бьется об заклад, что “бритоголовые” числом свыше десятка, обутые в “военные ботинки”, обитают в столице Украины исключительно в так называемых “даун-таунах” – киевских “хрущобах” и предместьях. Которые, как и в любом другом мегаполисе, являются зоной повышенной криминогенности. Особенно ночью в выходные. В таких местах не принято проводить досуг не только у дипломатических сотрудников, но и у местных жителей. Обструкция, случившаяся с мистером Симмонсом, никогда бы не случилась, проводи он ночной досуг, скажем, в любом из увеселительных заведений центра Киева.

— Кто были попутчики г-на Симмонса в променаде по ночному Киеву? Те самые упомянутые им славные “друзья”, “которые были со мной, но не были чернокожими”? Согласитесь, что уточнение их личностей тоже способствовало бы прояснению обстоятельств происшествия. А также причин, приведших к избиению американского дипломата. Важно не только, кто были эти “друзья”, но какого пола и сколько их было. Важно для того, чтобы понять: почему они не заступились за своего “друга”, что было бы естественной реакцией. А если и заступились, то почему их заступничество не возымело на нападавших никакого воздействия. Сам м-р Симмонс акцентирует внимание публики лишь на цвете кожи своих “бледнолицых” товарищей; он вовсе не склонен называть их.

— Почему м-р Симмонс уверен, что стал жертвой именно “скинхедов”? Или наличие бритого затылка и армейских ботинок всякого киевлянина автоматически причисляет к крайне малочисленным рядам столичных “скинов”? Простой житейский пример: я и двое моих соседей – бритые наголо мужики. Когда мы идем на рыбалку, обуваем армейские бутсы. Готов поспорить: любой гуляющий по Киеву мистер, забросивший удочку на наше прикормленное место (говоря образно), легко мог “отгрести”. Но это вовсе не означает, что мы “скинхеды” или, упаси Боже, расисты: Конгрессу США не стоит волноваться.

Никак не оправдывая неизвестных хулиганов, насоливших Симмонсу, могу все же предположить, что первопричина возникшего между ним и обидчиками конфликта вполне может лежать в иной, нежели расовая неприязнь, плоскости. Ударили дипломата? Простите, но бьют – как в анекдоте – по лицу, а не по паспорту. Даже если г-н Симмонс и поставил нападавших в известность, что он – американский дипломат, то это не означает, что он был правильно понят обидчиками. Как известно, число киевлян, владеющих английским, на городских окраинах ничтожно мало…

— Почему Р.Симмонс не обратился в милицию? Наличие дипломатического статуса подразумевает некую образованность потерпевшего в правовых вопросах. Как законопослушный гражданин, тем более – дипломат, Роберт Симмонс должен был официально уведомить власти о совершенном против него преступлении. Тем более, по его словам, милиция прибыл на место происшествия – правда, к “шапочному разбору”, когда нападавшие скрылись.

— Ему не предложили написать заявление? В это невозможно поверить, зная, обладателем какого статуса потерпевший является.

— Он отказался проследовать в милицию сам? Тогда для этого у американского дипломата должны были быть веские причины. Наиболее вероятная из всех – в тот момент испугался огласки обстоятельств своего времяпрепровождения.

— Милиция не настояла на “разборе полетов”, о чем сейчас, наверняка, глубоко сожалеет? Такое возможно только в двух случаях: дипломат не признался прибывшему наряду, кто он; травмы “избитого” дипломата не носили откровенный характер (не было гематом, кровотечения, переломов и т.д.).

— Почему Р.Симмонс не обратился с нотой протеста на “противоправные действия” “скинхедов” и украинской милиции, не придавшей значение столь вопиющей расистской выходке, скажем, в МИД? Что соответствовало бы значимости происшедшего. Вместо этого он исчезает из Киева. А по истечении времени, находясь далеко за пределами Украины, раздает корреспондентам западных СМИ интервью. На основании которых власти США в оскорбительно-ультимативной форме “требуют” расследования уже непременно “расистской” выходки каких-то хулиганов, возводя частный случай в разряд тенденции. Или Кондолиза Райс готова поручиться за благочестивость джентльменского поведения Р.Симмонса, своим спичем в Конгрессе выставляя виновной в произошедшем однозначно украинскую сторону – еще до окончания расследования?

Коллизии

Руководствуясь подобной логикой, я могу предположить и наличие смягчающих вину обстоятельств неизвестных мне «лысых в армейских ботинках», числом свыше десяти. Которым, возможно, не понравилось вызывающее поведение иностранца. Вполне возможно, что в темноте украинской ночи, они даже не рассмотрели цвет кожи дипломата, а если и рассмотрели, то не придали ему никакого значения.

Теперь украинская милиция просит гражданина США Роберта Симмонса, избитого неизвестными 26 февраля в Киеве, вернуться в Украину. Чтобы расследование возбужденного по статье 296 (хулиганство) уголовного дела о его избиении стало возможным.

Что характерно: если об избиении дипломата – исключительно с его слов – мир узнал из сообщений западных СМИ, то о просьбе нашей милиции – только из СМИ украинских.

В том, что справедливость восторжествует в этом отдельном взятом случае, и обвиняемые — «лысые в ботинках» — будут установлены и предстанут перед судом, сомневаться не приходится. В настоящее время их “отрабатывают” — об этом сообщил Виталий Ярема, начальник УМВД Украины в Киеве. “Проблема в том, что пострадавший находится за пределами Украины, в Узбекистане”, — сетует начальник главка. Ему вторит Константин Стогний, глава департамента по связям с общественностью МВД Украины: милиция сейчас разыскивает самого потерпевшего, поскольку факт его избиения не был зарегистрирован — дипломат к правоохранителям не обращался, от него нет ни одного официального заявления.

Остается только посочувствовать новому министру внутренних дел Ю.Луценко: от него требуют проведения расследования инцидента с иностранцем “по высшему разряду”, как преступления, совершенного против дипломата. А дипломат себя ведет как провинциальная курсистка, чьи интимные ночные похождения могут открыться для посторонних. Не дай бог, еще выяснится, что “скинхедов” не было…

А что делать министру МВД, если крайне занятый в Узбекистане Симмонс не изыщет свободно времени для посещения киевской милиции? Принудительную явку ему не оформить; придется следственной бригаде по делу в Ташкент лететь? И непременно – спецрейсом, напаковав “борт” потенциальными подозреваемыми – для опознания. Плюс понятые…

А если вдруг подозреваемые в один голос покажут (а свидетели – подтвердят), что м-р Симмонс оскорблял (умышленно или неумышленно; словесно или действием) их чувство национального достоинства? Сочтет ли следствия такие действия Симмонса как содеянное на почве расовой неприязни?..

Тлетворное влияние Запада?

Воинствующая риторика американского Госдепа в адрес Украины, где “бьют негров” – во многом слепое следование созданной и культивируемой в самих США и прочих странах развитых демократий мифологии. Стержень которой – якобы тотальное притеснение чернокожего населения белыми расистами – как явными, так и скрытыми. Согласно постулатам этой мифологии, если жертвой преступников и стал афроамериканец, то виною всему – расизм (пусть даже скрытый).

Статистика же проливает свет на взаимосвязь уровня преступности и расовой принадлежности в несколько ином, чем стойкие мифологемы, свете. В том же Нью-Йорке любой белый в 300 раз более подвержен нападению банды негров, чем негр — бандой белых. Обладатели смуглой кожи совершают убийства в тринадцать раз чаще белых; изнасилования и нападения — в десять раз. Составляя немногим более 20% населения США, афроамериканцы совершают больше половины всех изнасилований и грабежей и 60 процентов всех убийств. В 56(!) раз вероятнее, что темнокожий американец нападет на белокожего, чем наоборот. Эти данные, предоставленные ФБР, из года в год несколько меняются, но вполне характеризуют общую тенденцию “расового” аспекта американской преступности за последние десятилетия.

Сегодня, как нетрудно заметить, наблюдается иная тенденция. Америка все глубже погружается в комплекс сложнейших экономико-политических проблем. И, не желая усугублять внутриполитическую напряженность в США дискуссиями на тему дискриминации тех или иных нацменьшинств, американская администрация, похоже, ищет “мальчиков для битья” в расовом вопросе за пределами Соединенных Штатов. Например – в Украине, где нападение на обладателя черной кожи такая же редкость, как тигра – на сотрудников Киевского зоопарка. Да, бывает; но это, к счастью, – не тенденция.

Как, например, в соседней России.

Печальный опыт

Невозможные для украинских реалий потасовки и избиения на почве расовой неприязни в Российской Федерации уже никого не удивляют. Рост шовинистических настроений у соседей день ото дня принимает все более уродливые формы. Украинские заробитчане знают, каково отношение к “хохлам” в России – что бы не утверждали российские власти и СМИ.

Именно в России факты избиения на почве расовой неприязни не только всех “нерусских” – от таджиков до африканцев, но и дипломатов – стало обыденной уголовной практикой правоохранительных органов и судебной системы. А ст. 282 УК РФ (“возбуждение национальной, расовой и религиозной вражды”) давно уже стала “рабочей”.

Указанная статья вовсю “заработала” с конца 2002-го. В том памятном для аккредитованных в Москве дипломатов году избиениям и грабежам подверглись дипсотрудники семи(!) африканских посольств. Как сообщали «Известия», 23 января 2002 года делегация из семи африканских послов, обеспокоенных бездействием милиции и медлительностью судебных органов, во главе с дуайеном африканского дипкорпуса в Москве — послом Мали Даниоко — добивалась приема у министра иностранных дел Игоря Иванова. Однако тот, сославшись на занятость, направил их на беседу к своему заместителю Александру Салтанову. Высокопоставленный дипломат ограничился дипломатической отговоркой: мол, дело под контролем МИД; обращайтесь в милицию.

Волнения дипломатов имели под собой более чем веские основания. Только с мая 2000-го по январь 2002-го и только в Москве пострадали граждане 23 стран. В 104 случаях иностранцы получили увечья, и попали в больницу, четыре африканца погибли. И эта статистика касалась только тех случаев, когда мотивы нападений на несчастных были однозначно “скинхедовские” – на почве национальной нетерпимости. В официальных нотах, направленных в российский МИД, были названы имена пострадавших из Кении, Ганы, Чада, Бенина, ЮАР, Мали, Анголы, Судана, Ливии, Индии, Шри-Ланки, Индонезии…

Вот события тех лет. В Москве избиты профессор из Сенегала (декабрь 1999), дипломат посольства Камеруна (2000), посол Зимбабве (декабрь 2001), три несовершеннолетних внука министра-советника посольства Анголы (январь 2002), родственник кенийского дипломата (февраль 2002), сотрудник посольства Эфиопии (апрель 2002), нигерийский журналист (июль 2002), сын камерунского дипломата (август 2002), сотрудник посольства Мали (август 2002), посол Ганы вместе со своим водителем (ноябрь 2002). Для сравнения — сотрудников посольства США в России в описанный период немотивированно избивали только однажды — это был чернокожий библиотекарь посольства.

Беспрецедентными были два случая. Нападение на 60-летнего посла Ганы в России Франсиса Яхая Махома и его водителя Донлади Эмору было совершено ноябрьским вечером в Москве на улице генерала Ермолова. Врачи говорят, что впоследствии насчитали на теле иностранных граждан несколько десятков гематом. “Мы совершали обычную вечернюю пробежку на Поклонной горе, когда увидели группу молодых людей. Их было семь человек. Сначала они кричали нам что-то вслед, а потом напали сзади. Я сопротивлялся, как мог, но меня повалили и били ногами. Единственное, что я успел заметить, один из нападавших снимал все на видеокамеру. Мимо шли люди, но никто не вмешивался, а некоторые даже смеялись… Мы звали милицию, но ее так и не дождались, хотя обычно вечером на Поклонной горе у нас проверяли документы”. По факту избиения было возбуждено уголовное дело, о судьбе которого ничего неизвестно.

В другом случае кенийского дипломата избили прямо у входа в посольство, что на Большой Ордынке в Москве. Субботним днем на 38-летнего дипломата напали двое хулиганов. Вскоре подозреваемые в совершении этого преступления были задержаны. Ими оказались 16-летний учащийся ПТУ из подмосковных Химок и его ровесник, студент железнодорожного училища из Москвы.

Именно после “посольского хода” в МИД РФ, в структурах МВД в Москве и Санкт-Петербурге появились должности переводчиков — для усовершенствования работы с иностранцами. Еще раньше в рамках МВД были сформированы отделы, специализирующиеся на работе с иностранцами. И это при том, что националистические организации в России “патронирует” Управление ФСБ по борьбе с экстремизмом и региональным сепаратизмом. Тогда же Министерство образования, при поддержке РПЦ, получило финансирование на программу по развитию толерантности у подрастающего поколения.

Демаршей Госдепа США в адрес российского МИДа по поводу этих событий не было…

Каким бы ни было развитие “дела Р.Симмонса”, ясно одно: позиция украинского правительства в отношении именно этого скандала определит, будет ли Украина равноправным партнером или «мальчиком для битья» для стран развитой демократии. И дай Бог избежать пресловутого “низкопоклонства”.

Глеб Степняк, «УК»

Читайте также: