Борис Фельдман:«У общества исчезает иммунитет»

«… Пискун — это проблема страны, а не моя частная. Его Генеральную прокуратуру можно охарактеризовать фразой Юрия Карловича Олеши: “Бродячая труппа уродов проездом”…».О нем говорили, что он умеет красить облака и на этом зарабатывать.

Он считался автором лучших вексельных схем в металлургии, позволивших банку “Славянский” показывать прибыли, от которых у других банкиров слюнки текли. Потом банк обанкротила администрация Кучмы. Банкир, который четыре года находился в тюрьме, неохотно рассказывает о себе. У него апатия к банковскому бизнесу, но он внимательно следит за тем, как система продолжает ломать судьбы людей, и не испытывает иллюзий по поводу того, кто на самом деле управляет страной.

Досье бизнеса

Борис Фельдман

Родился: в 1958 г. в г.Днепропетровске.

Образование: высшее.

Карьера: в 1986 г. создал многопрофильный кооператив “Карат”, занимавшийся как выпечкой хлеба, так и внедрением новых технологий в различных отраслях народного хозяйства.

В 1989 г. открыл бизнес-центр “Коминфо”.

С 1992 г. работал в должности заместителя управляющего Днепропетровским филиалом банка “Инко”.

В 1994 г. вошел в состав совета акционеров КАБ “Славянский”.

В 1997-2000 гг. — вице-президент КАБ “Славянский”.

Хобби: финансировал ряд литературных проектов, снимал мультфильмы, спонсировал кинофестивали, спектакли и фильмы.

Семейное положение: женат, пятеро детей.

— На какие средства вы сейчас живете?

— Работа и деньги всегда находили меня сами. И сейчас есть несколько проектов, действующих и приносящих доход. Это как машина, которая поехала и едет себе. Я даже не подхожу к ней. На самом деле человеку не так много надо. Есть и много проектов “вызревающих”.

— Добились ли вы восстановления своих прав в суде?

— Нет, и вряд ли когда-то добьюсь.

— Но вас же Верховный Суд совсем недавно оправдал?

— Пока только по отдельным процессуальным вопросам из бесчисленного количества нарушений. После того как дело четыре года болталось по разным инстанциям и уже по второму кругу вернулось в Верховный Суд, он признал, что судебного решения о взятии меня под стражу попросту не существовало и что я сидел в СИЗО незаконно. Для того чтобы это выяснить, понадобились четыре года!

— Какие обвинения вам предъявляют сейчас?

— Сейчас это уже гражданские иски. Прокуратура никак не оставит меня в покое. Решила посудиться. Ликвидационная комиссия банка “Славянский” уже проиграла иск в суде. При отсутствии у банка требований ко мне кто-то хочет, чтобы с меня взыскали денежные средства. Генеральная прокуратура делает вид, что об этом не знает. Причем суд, который рассматривал исковое заявление прокурора, отказал ему в принятии иска, сообщив, что к данному вопросу прокурор вообще никакого отношения не имеет. Театр абсурда продолжается уже который год.

— У вас много времени уходит на судебные тяжбы?

— Когда находился в заключении, то основательно готовился к каждому судебному заседанию. Надеялся быть услышанным. Но ни какие-либо свидетельства, ни количество предъявленных доказательств, ни жесткие логические построения не имеют абсолютно никакого значения для украинского суда. Зачем готовиться? Если я начну описывать все, что было незаконного, взаимоисключающего, абсурдного, мы с вами будем беседовать месяц.

— Намерены ли вы добиваться реванша? Будете мстить Пискуну?..

— Не намерен. Во-первых, ценю оставшееся время. Во-вторых, Пискун — это проблема страны, а не моя частная. Его Генеральную прокуратуру можно охарактеризовать фразой Юрия Карловича Олеши: “Бродячая труппа уродов проездом”. То, что мы видим сейчас, это их маленький “пир хищников”. Вдумайтесь, по результатам последних соцопросов, абсолютное первенство недоверия граждан Украины принадлежит судам и прокуратуре. Еще полгода назад, еще четыре месяца назад все было не так мрачно. И как улетучиваются всякие надежды… Я вам даже передать не могу! Это недоверие — сейчас просто констатация факта. Как будто иммунитет в организме говорит: “Вижу чужое, но сопротивляться не могу”. У общества исчезает иммунитет. И даже думать не хочется о том, что может произойти в ближайшее время. Обществом овладеет апатия. И падение рейтинга нынешней власти при сохранении такой ситуации — процесс неизбежный.

— То есть вы считаете, что после смены власти ничего не изменилось?

— А как вы думаете, кому сейчас принадлежит власть?

— Ну… Тимошенко… Ющенко… Порошенко…

— Власть надо брать и брать на всех уровнях. Это стратегия и тактика революции. В нашей стране реальная власть на местах осталась в руках людей, бывших основой и исполнительным механизмом произвола власти Кучмы, — это прокуроры и судьи. И те, и другие не поменялись. Я видел их полгода назад — у них руки дрожали. Глаза блуждающие, перепуганные. Они явно ждали и боялись вопросов “помаранчевой” революции о роли каждого в творившемся произволе. Сейчас, похоже, они уверены, что самое страшное уже пережито.

— Но ведь уже нет указаний “сверху”. Какие у вас основания это утверждать?

— Надеюсь, многие знают историю адвоката Салова — пять лет назад во время выборов он представлял в Донецкой области Мороза. Ему подложили в почтовый ящик несколько газет “Сельские вести” со статьей о том, что Кучма умер, и обвинили в попытке сорвать выборы. Его 8 месяцев продержали в СИЗО, а потом судили.

— Это дело, о котором упоминает Кучма на пленках Мельниченко?

— Да. Там одна из самых матерых цитат Кучмы. Вы помните тираду о судье, который решил вызвать Кучму на процесс? Тогда Кучма позвонил Януковичу именно по делу Салова и судьи, который рассматривал это дело. После этого, очевидно, судье стало понятно, КАК нужно судить. Салову дали 5 лет, правда, с отсрочкой исполнения. В любом случае работу он потерял: адвокат, у которого есть срок, не имеет права заниматься адвокатской деятельностью.

— Но это же было пять лет назад, еще при старой власти.

— Салов судился, пытаясь доказать свою невиновность. Прошел все инстанции и только недавно его дело заслушали в Европейском суде в Страсбурге. Уже после победы “помаранчевой” революции. И как, вы думаете, Украина вела себя в Страсбурге по отношению к адвокату Салову? Сегодняшняя Украина в лице замминистра юстиции отстаивала позицию Украины вчерашней. Причем отстаивала рьяно. Салов был фигурой хоть и малоизвестной, но знаковой: он прошел все ступеньки той системы, которая могла любого человека засунуть в тюрьму, продержать 8 месяцев и лишить прав, в которой судей можно было “подвесить и где-то держать”, чтобы получить нужный приговор. Думаю, что к любому делу отношение будет такое же. Украина нынешняя будет отстаивать позицию Украины прошлой. В этом парадокс.

— Но почему? По-вашему, смена власти на них никак не сказалась?

— А кто поменялся? Как раз наоборот, они полностью восстановились, причем в самом худшем варианте.

Вначале они страшно боялись ответственности, которая могла прийти со сменой власти, ведь именно они были основой произвола. Но никакой ответственности не наступило. Первым поднялся с колен Пискун — подтащил своих. Посмотрите — Кудрявцев, Винокуров, Шокин. Это все известные люди старой системы. И они говорят о законности? Они призывают к ответственности? Они предъявляют кому-то обвинения? Вы представляете? Судьи все тоже на местах. Все в порядке, все пошло — они опять судят, опять привлекают к ответственности. Только их самих никто почему-то не судит.

— За произвол? Это понятие довольно общее.

— И это общее понятие реализуется ежечасно. При утрате иммунитета общество не замечает произвола. Можно выиграть дело в суде и получить решение о том, что в отношении тебя был допущен произвол. А дальше что?.. Кто из допустивших произвол наказан? Почему не работает раздел XVIII УК “Преступления против правосудия”?

— Как, по-вашему, это можно изменить?

— В первую очередь, должны быть привлечены к ответственности люди, которые благословляли этот произвол. Поймите, без судебной власти, без прокуратуры это было бы невозможно.

— Насколько я вас понимаю, дальше будет хуже?

— Идет процесс нивелирования судебных решений. Если все оставить как есть — скоро судебные решения вообще никто ни исполнять, ни воспринимать не будет. Закончится только одним — силовыми столкновениями. Кстати, уже сегодня в Днепропетровске похожая ситуация вокруг центрального рынка — две силовые структуры просто воюют. Весь город стоит, горисполком куда-то обращается, губернатор куда-то обращается, начальник УВД не знает, что делать. Судебных решений с каждой стороны — по жмене. И что? Ведь могут начать стрелять… Джунгли.

— Раньше весь этот произвол связывали с Кучмой. Но ведь свято место пусто не бывает. Кто стоит за этой системой сейчас?

— Он (Кучма. — Ред.) создавал систему. При нем она стала самодостаточной. И что самое страшное — абсолютно не контролируемой обществом. Мы считаем достижением, что судебные заседания у нас открытые. Считается, что при открытых судебных разбирательствах общество контролирует суд, что публичного произвола не может быть. Может. В условиях, когда общество спит, когда оно апатично к произволу. Когда в открытые двери судебных залов никто не заходит. Когда лозунг “Соблюдение прав каждого — свобода всех” не стал нормой общественной жизни. Какой-то гражданин N… Вы будете следить за его делом?

— Ну, например, за делом Ходорковского следили все телеканалы.

— Я все время наблюдал за делом Ходорковского. Это превратилось в какой-то спектакль. 500 милиционеров охраняют суд, кинокамеры показывают, как Ходорковского в наручниках выводят. Тут же толпы ходят с какими-то плакатами… Приговор на тысячу страниц.… Для всех остальных это шоу. А вы понимаете, что живой человек в клетке сидит? Что жизнь у него сейчас проходит, угасает…

— Какие у вас отношения с нынешним правительством?

— Как у любого гражданина.

— Они с вами не поддерживают отношения?

— Поддерживают. Личные отношения. Когда вы встречаете кого-то и этот кто-то у вас спрашивает “Как дела?”, вы же можете рассказать? Или порассуждать о проблемах вокруг?

— Каковы, по вашему мнению, основные ошибки новой власти?

— Я бы говорил не об ошибках, а о проблемах, которые стоят перед новой властью. Этот беспредел может и должен остановить парламент. Только парламент может отправить в отставку прокуратуру и Генерального прокурора. Только он может отстранить судей. А сейчас судьи абсолютно никем не контролируются!

— Вы разочаровались в своих старых друзьях из правительства?

— Юлия Владимировна не разочаровывает. Понимаю, что, к сожалению, время воплощения слов в реальность всегда длительно и требует больших усилий.

— А чем вы занимаетесь сейчас?

—Я рассматриваю поступающие предложения. Наверное, они будут реализованы в какие-то конкретные проекты. Кроме того, я являюсь советником адвокатской компании “Федур и партнеры”. В общем-то, круг вопросов, которыми я занимаюсь, достаточно широк.

— Вы не намерены участвовать в парламентских выборах?

— Нет.

— Но оттуда же будет легче бороться?

— Я не собираюсь бороться. И вообще я не борец. Я не навязываю никому свои взгляды, а просто высказываю их. Систему меняет общество, когда оно готово к этому. Менять систему — это дело не героев-одиночек.

Беседовала Мария Канарская.

BUSINESS.UA

Читайте также: