Налог на криминал

Не так давно в СМИ прозвучало несколько вялых комментариев по поводу высказываний председателя ГНАУ Александра Киреева о необходимости введения в Украине налога на имущество. А уже совсем недавно все отечественные телеканалы, наоборот, активно транслировали репортажи с загородного поместья одной известной киевской супружеской пары. Пояснения к телесюжетам охотно давала сама их главная героиня, депутат Верховной Рады, Татьяна Засуха. Связь между двумя этими событиями обнаружить нетрудно, если во время просмотра телерепортажа из упомянутого имения обратить внимание не только на непонятные (для героини) вертолетно-десантные маневры отряда милиции. Дело в том, что в Украине до сих пор не облагается налогом имущество физических и юридических лиц, в том числе недвижимое. Поэтому особенно понятными становятся благородные устремления налогового ведомства исправить этот недостаток именно после просмотра кадров с живописными загородными апартаментами, которые Юрий Луценко с трибуны парламента скромно обозвал «маэточком». Немного информации. Налог на имущество физических и юридических лиц существует, практически, во всех странах мира. В том числе, в странах бывшего СССР, за исключением лишь, кажется, Таджикистана, ну и Украины. У нашей соседки России он действует с декабря 1991 года. В Украине предпринимались попытки принятия закона о таком налогообложении, последняя датируется концом 2003 года. Эта попытка успешно провалилась, главной причиной чего стала обеспокоенность народных депутатов о благах многострадального украинского народа. Может быть, это и к лучшему, так как предполагаемая база налогообложения имущества виделась тогдашнему налоговому ведомству довольно обширной, что могло при его введении действительно вызвать справедливое недовольство многих. Если же сегодняшнее руководство ГНАУ учло ошибочность прошлых намерений в этом плане, то такой налог будет только приветствоваться большинством наших граждан.

Потому что большинство людей в Украине не будут плательщиками этого налога. Так должно быть, и это должно стать одной из главных задач разработчиков закона!

Часто называют цифру в 5% от населения, когда говорят о числе богатых людей в нашей стране. Может быть, это несколько завышенный показатель. Судить специалистам. Но именно этот уточненный процент должен определять то число граждан Украины, которые не одобрят, по понятным причинам, введение налога на имущество.

Безусловно, введение еще одного налога, на первый взгляд, может показаться противоречащим современной экономической доктрине о необходимости уменьшения размеров и количества налогов вообще. Не так давно был снижен до 13% подоходный налог, произошло уменьшение ставок НДС, налога на прибыль предприятий, ведутся усиленные разговоры о введении единого 20% «социального налога», вместо имеемых 37% (кстати, такие инициативы могут быть очень опасны — пенсии необходимо регулярно повышать, отношение числа пенсионеров к числу работающих постоянно растет, а Пенсионный фонд прочно подсел на госбюджет сразу же после прошлогодних пенсионных проделок Януковича). На самом деле, если удастся выдержать условие обложения налогом на имущество только зажиточных граждан, такое дополнительное налогообложение станет лишь некоторой компенсацией. Во-первых, сегодняшняя единая ставка подоходного налога, устранение ее дифференциации в зависимости от доходов (у нас максимальная ставка подоходного налога была 40%) — это вещи неправильные, такого нет в развитых государствах, где ставки для больших размеров дохода достигают 50% и даже выше. Налог на имущество в этом случае хоть частично успокоит неудовлетворенную логику. Во-вторых, и это, пожалуй, главное, такой налог заставит наконец-то раскошелиться тех, кто вообще не платил никаких налогов для достижения своих богатств — коррупционеров и прочий криминал. Нам всем надо признать, что уже очень многие из упомянутой категории наших сограждан сумели отмыть различными способами наворованные и награбленные капиталы, и что на стопроцентную реприватизацию никто не пойдет. С введением же налога на имущество представится чуть ли не единственный способ хоть немного восстановить справедливость. Они должны будут платить за свои особняки, виллы, дачи с бассейнами, поместья с земельными угодьями, дорогие иномарки и прочее…

Очень важно установить критерии имущества физических лиц, которые не будут подходить под действующую базу налогообложения — необлагаемый минимум. Тут скажем, что некоторые наши сограждане имеют несколько странные представления о «скромном достатке». Вспомните смешную историю, как оправдывался наш первый президент, когда раздались вопросы в связи с некоторыми имущественными приобретениями его отпрысков. Что вы, мол, пристаете по мелочам, дитю захотелось иметь свою «хатинку» — кажется, в Швейцарии… Или вот свежайший пример аналогичного понимания. Когда, после недавней скандальной отставки, один бывший замминистра, обвиненный, в том числе, и в использовании служебного положения на пользу семейного бизнеса, говорит в свое оправдание, что у его супруги это и бизнесом-то назвать нельзя. Речь идет о принадлежащей ей столичной частной клинике. Имея представление о ценах на недвижимость в Киеве, догадываясь о возможной стоимости современного медицинского оборудования (а замминистра вскользь упомянул, что клиника хорошая) и предположительной цене на услуги в данном медицинском заведении, даешься диву «скромности» бывшего высокопоставленного чиновника…

Для примера, законом Российской Федерации «О налогах на имущество физических лиц» в редакции от 24.07.2002 необлагаемый минимум определен суммой в 100 000 рублей, сами же годовые ставки варьируются от 0,1% до 2% в зависимости от стоимости облагаемого имущества. Так, ставка может превысить 0,1% при стоимости имущества свыше 300 000 рублей, что соответствует примерно 10 тыс. долл. США. Ясно, что в России занижены как величина необлагаемого минимум, так и пороги прогрессивной шкалы (максимальное налогообложение возможно уже при стоимости имущества в 500 000 рублей). В украинском варианте эти показатели должны быть увеличены на порядок. Хотя далеко не все россияне являются плательщиками этого налога, поскольку в законе содержится довольно обширный перечень лиц, освобожденных от его уплаты — пенсионеры, инвалиды, ветераны и т.п. Нам нужно заимствовать этот принцип. Также в российском законе сомнительным видится оценщик имущества — БТИ, не очень убедительным кажется положение о статусе полностью местного налога и кое-что еще, но оставим детали специалистам.

Отдельно нужно сказать о необходимости максимально легкого понимания закона о налоге на имущество физических лиц, невозможности двоякого толкования его норм и т.п. Он не должен стать повторением кошмара с законом о налоге на добавленную стоимость, самого неудачного (и самого криминального) из наших налогов. Напомним, закон об НДС был введен в действие с начала 1992 года. Это было время, когда в экономике только что образовавшегося государства был полный хаос. Неопределенность с собственной валютой, начавшийся разрыв хозяйственных связей в кооперации только что отделившихся государств, уже отпущенная инфляционная пружина и еще очень многое. Введение в Украине налога на добавленную стоимость можно сравнить с решением труженицы свинофермы отправиться на работу в бальном платье и на шпильках (кстати, подобную оценку из-за своей «актуальности» могут получить сегодняшние телодвижения по административно-территориальной реформе). Это было проявление «прогрессивной оригинальности» тогда еще молодых горе-экономистов. В вышедшем законе об НДС и кабминовской инструкции к нему содержались сотни ошибок, несогласовок, белых пятен и т.п., начиная с элементарной арифметической нестыковки величин самих корреспондирующих налоговых ставок до сотой и десятой процента (28% и 22%). Одной из существенных причин тенезации экономики, о чем никто не говорит, стала именно «неперевариваемость» для многих бизнесменов, особенно начинающих, сложностей налогового законодательства (вместе навалились и НДС, и индексация, и отчисления, кроме социальных платежей, еще и в Чернобыльский фонд, и ограничения фонда оплаты труда, и т.д., и т.п.). А ведь была возможность (и есть по сей день) разумной замены — налог с продаж, тем более что тогда уже имелся опыт его применения. Налог с продаж был намного проще в понимании, поддавался более легкому администрированию и, практически, не имел лазеек. Максимальная простота налогов — это непременное условие выживания для неразвитых и неустойчивых экономик. В законе же об НДС, наоборот, бросалась в глаза возможность «заработать», в частности, виделись способы его возмещения госбюджетом при фиктивном экспорте, чем не преминули сразу воспользоваться и сделали затем одной из постоянных коррупционных схем многие из приближенных к властным органам, а также налоговым структурам. За 12 с лишним лет существования в нашей стране этого налога экономике государства был нанесен колоссальный ущерб. Но это отдельная тема. В случае принятия закона о налоге на имущество физических лиц ни в коем случае нельзя повторять проблем, аналогичных НДС, тем более что этот налог будет касаться непосредственно граждан.

Что касается налога на имущество юридических лиц, то здесь должны быть использованы те же принципы. Владельцы небольших предприятий не должны стать его плательщиками (крайний вариант — символическая плата). Совсем иной подход необходим для крупных предприятий. Скажем, владельцы предприятий в металлургическом и энергетическом секторах (все знают, откуда они взялись) пусть почувствуют на себе весомость нового налога.

Если видения сущности и администрирования налога на имущество у представителей обновленной налоговой администрации совпадают или близки с положениями, изложенными выше, желаем ГНАУ успехов в осуществлении озвученной господином Киреевым инициативы! Всем же нам будет интересно понаблюдать за депутатским корпусом, 300 человек в котором, по мнению отдельных депутатов, миллионеры (конституционное большинство!), и его пониманием при рассмотрении этого вопроса.

Юрий Руденко, специально для «УК»

Читайте также: