Тайны коронавируса. Хрупкость китайских версий и советский обман

Тайны коронавируса. Хрупкость китайских версий и советский обман

Рынок или лаборатория: почему не удается определить источник вируса COVID? Что скрывают китайские власти от международных экспертов? Как Советский Союз вводил в заблуждение западную разведку и ученых?

Собеседники Радио Свобода: заслуженный профессор Бостонского университета биофизик Максим Франк-Каменецкий и американский публицист, в прошлом корреспондент Financial Times в Москве Дэвид Саттер.

21 июня официальный китайский представитель обвинил США в «шантаже«. Цель так называемого шантажа  принудить Китай к кооперации со Всемирной организацией здравоохранения, которая безуспешно пытается определить происхождение вируса COVID-19. Его источник остается неизвестным более чем через полтора года после появления первых сообщений о заражении людей в китайском городе Ухане вирусом, вызывающим тяжелую форму пневмонии.

Это был ответ пресс-секретаря МИДа КНР на предупреждение Джейка Салливэна, советника президента США по вопросам национальной безопасности, что Китаю грозит международная изоляция за его нежелание дать экспертам полный доступ к необходимой информации. Представитель китайского внешнеполитического ведомства квалифицировал слова Салливэна как «чистый шантаж» и «угрозу», добавив, что Китай уже внес «позитивный вклад» в глобальные усилия по поиску источника вируса, дважды приняв в Ухане специалистов ВОЗ.

Но в оценке значимости этого вклада Вашингтон резко расходится с Пекином. Месяц назад президент Байден дал американской разведке указание собрать и проанализировать информацию, чтобы сделать определенный вывод о происхождении вируса. То, что президент прибег к редкому публичному заявлению на этот счет, по словам людей из окружения президента, было реакцией на все более откровенные сигналы из Пекина о нежелании сотрудничать со Всемирной организацией здравоохранения.

Пока многие ученые придерживаются версии естественного перехода коронавируса от животного к человеку, потому что подобные вирусы распространены, например, в популяции летучих мышей. Однако, несмотря на интенсивные поиски, животное – переносчик вируса не было найдено, а косвенные обстоятельства – поведение китайских властей, шаткость версии о первом появлении вируса на рынке в Ухане – дают немало материала сторонникам лабораторной версии происхождения вируса. Реакция китайских властей – один из сильнейших аргументов. Обе группы экспертов ВОЗ, побывавших в Ухане, не получили полного доступа к исходным образцам вируса и другим материалам. Пекин затягивал процедуру допуска в страну первой группы экспертов, которым удалось попасть в Ухань лишь в конце января 2020 года. Они не смогли побывать ни на рынке, откуда якобы распространился вирус, ни в институте вирусологии. Согласно официальной китайской версии, очагом заражения был рынок в Ухане, хотя четверо из первых пяти пациентов, зараженных COVID-19, не имели отношения к рынку. Китайские представители настойчиво муссируют версию иностранного происхождения COVID. По их словам, вирус был создан в американской военной лаборатории, они говорят, что он может быть родом из Европы, что он был обнаружен в 2019 году в других частях мира.

Члены комиссии ВОЗ прибывают в институт вирусологии в Ухане 3 февраля 2021 года
Члены комиссии ВОЗ прибывают в институт вирусологии в Ухане 3 февраля 2021 года

Судя по всему, поворотной точкой для администрации Байдена, которая поначалу не хотела идти по стопам администрации Трампа, обвинявшей Китай в сокрытии правды о COVID, стало появление отчета второй группы экспертов ВОЗ, побывавших в Ухане в феврале нынешнего года. В документе, подготовленном на основании данных, собранных китайскими экспертами, содержится вывод о том, что лабораторная утечка вируса «крайне маловероятна». Вскоре в журнале Science было опубликовано письмо 18 ученых, в котором они пишут, что в докладе не было приведено ясных данных в пользу природного или лабораторного появления вируса, то есть не было оснований практически исключить вероятность утечки вируса в результате лабораторного инцидента. Вывод комиссии ВОЗ был воспринят многими как еще одна попытка Китая отвлечь внимание от версии лабораторного появления вируса. От заключения комиссии открестился даже глава Всемирной организации здравоохранения.

– Профессор Франк-Каменецкий, как вы относитесь к тому, что подозрения о том, что COVID мог быть занесен в мир из китайской лаборатории, внезапно оказались в центре всеобщего внимания?

– Речь идет об одной лаборатории в Ухане, – говорит Максим Франк-Каменецкий. – Это ведущая лаборатория в мире по исследованию коронавирусов. Эта лаборатория оказалась очень близко от того рынка, где, по утверждениям китайских властей, произошел перескок коронавируса от летучей мыши к человеку, может быть, при посредничестве еще какого-то животного. Это, конечно, вызвало большие подозрения, что неслучайно эта лаборатория оказалась так близко от этого места. Возникли подозрения, что произошла утечка какого-то штамма вируса, который был в лаборатории произведен тем или иным способом, либо путем генетических манипуляций, либо путем селекции. Действительно такого рода работы под руководством выдающегося ученого Ши Чжэнли, которая получила прозвище batwoman, проводились. Такая гипотеза о возможном искусственном происхождении коронавируса, вызвавшего пандемию, небеспочвенна. Такие утечки происходят. Всевозможные нарушения даже самых строгих правил всегда могут происходить. Может быть, мышка какая-то этот вирус перенесла, или человек заразился на работе, не выполнял все меры предосторожности. Конечно, такое может быть.

– Словосочетание «искусственный вирус» вызывает довольно тревожные ассоциации. Что значит искусственный вирус?

– Чтобы стать искусственным, много не надо, надо в лаборатории взять какой-то естественный вирус, модифицировать его с помощью генной инженерии, тогда уже вирус будет искусственным. Это может быть очень небольшое изменение, но даже небольшое изменение может иметь радикальные последствия для того, как вирус себя ведет. Поэтому искусственные изменения, конечно, особенно подозрительны, если они происходили. Никто, впрочем, не доказал, что тот вирус, который вызвал пандемию, был получен при помощи искусственных манипуляций.

– Но ведь до сих пор не выявлен и оригинальный источник этого вируса, и этот факт подчеркивают сторонники лабораторного происхождения инфекции?

– Подозревают, что это какое-то промежуточное животное между летучей мышью и человеком, но это промежуточное животное не удалось пока идентифицировать.

– Профессор Франк-Каменецкий, а насколько важно выявление истинного источника этого вируса? По большому счету, не все ли равно, откуда он взялся, важно как от него защититься.

– Конечно, это очень важно. Во-первых, потому что это привело к совершенно фантастическому мировому катаклизму. Если удастся выяснить, что это было, в зависимости от этого по-разному должна строиться дальнейшая защита от возможных повторов подобных пандемий.

– Как вы думаете, уместно ли ставить в данном случае вопрос об ответственности Китая за распространение этого вируса, ведь известно, что информация о первых заражениях была предоставлена Пекином с большой задержкой, была занижена опасность этого вируса? Если бы Китай был более открытым, говорят критики, мир бы мог лучше подготовиться к встрече с ковидом.

– Все виноваты, когда происходят такого рода катастрофические события, никто не ведет себя идеально. В какой бы стране это ни произошло, всегда будут попытки местных властей скрыть от вышестоящих инстанций, потому что им по шапке надают. Конечно, в тоталитарном государстве такое сокрытие происходит гораздо более эффективно, потому что люди зависимы от государства и нет свободной прессы. Если нет свободной прессы, как в Китае, тогда правительству гораздо легче это все замести под ковер. Тоталитарное государство, особенно высокотехнологическое, как Китай, является экзистенциальной угрозой для всего человечества. Это мы все должны осознавать. Те, кто жили в Советском Союзе, осознавали это в отношении Советского Союза, который Рейган совершенно справедливо назвал империей зла. Вот такие империи зла, а теперь империей зла, безусловно, является Китай, представляют собой экзистенциальную угрозу для всего человечества, о чем мы теперь хорошо знаем на примере огромной, необыкновенно успешной программы создания бактериологического оружия в Советском Союзе.

– Неудивительно, что на этом фоне в американской прессе появляются статьи о советских работах над бактериологическим оружием и о том, как надежно она была замаскирована. Даже утечка сибирской язвы в Свердловске была успешно выдана за природный инцидент, и на это объяснение купились даже крупные американские ученые. Вы видите в этой истории параллели с сегодняшним днем?

– Очень даже. Потому что Советский Союз был точно таким же тоталитарным государством, каким сейчас является Китай, каким сейчас все больше и больше становится Россия. Программа создания бактериологического оружия – это позорнейшая страница в истории Советского Союза. Это была огромная программа, которая началась с момента, когда Советский Союз в 1972 году подписал международное соглашение о полном запрещении разработки бактериологического оружия. Как только он его подписал, немедленно появилось секретное постановление партии и правительства о создании по всей стране секретных институтов по разработке бактериологического оружия. Это была необыкновенно успешная программа. Оружие было разработано в кратчайшие сроки, уже к началу 80-х годов было испытано на острове Возрождения в Аральском море, там был огромный полигон для испытания бактериологического оружия. До самого конца Советского Союза у него были огромные арсеналы боеголовок, которые были готовы к употреблению. Самое поразительное во всей этой истории, что эта огромная программа, а институты находились по всей стране, осталась абсолютно неизвестной международному сообществу. Только когда фактически распался Советский Союз, это стало известно.

– Это не совсем так. В действительности, утечка спор сибирской язвы в Свердловске в 1979 году и гибель десятков людей заставила американскую прессу заговорить о возможном инциденте в секретной военной лаборатории. Мой собеседник Дэвид Саттер был первым американским журналистом, осветившим эту историю в западной прессе. Но прежде всего я спросил его, что он думает о поведении Китая?

– Они не оказывают никакой помощи в поиске источника ковида, и это очень серьезный признак того, что они что-то скрывают, – говорит Дэвид Саттер. – Если это был просто случай перехода этого вируса от животных, то Китай, я убежден, не стал бы блокировать расследование, что они, по сути, делают сейчас. В Советском Союзе все держалось в секрете, потому, что целью было создание бактериологического оружия. Утечка спор сибирской язвы из военной лаборатории в Свердловске в 1979 году была первым сигналом о существовании такой программы. Сам Ельцин и люди в администрации Ельцина в 1992 году признали, что Советский Союз вел работу над созданием бактериологического оружия, что они работали над этим в Свердловске.

– Дэвид, в то время вы работали в Москве корреспондентом Financial Times и были первым западным корреспондентом, написавшим о таинственной гибели людей в Свердловске. И вы вскоре, как я понимаю, стали свидетелем операции по фальсификации информации об этом инциденте.

– Я был первым, кто об этом сообщил. Но я сообщил на базе информации, которую мне передали в Москве. Свердловск в 1979 году был закрытый город. Люди в Москве мне сказали, что что-то там ужасное случилось. Сначала у меня не было реальных оснований об этом писать, но когда мы услышали от американской разведки, что там действительно что-то случилось, я позвонил в Свердловск, в газету «Вечерний Свердловск», кто-то мне ответил, по неосторожности подтвердив, что газета писала об этом и предупредила людей, что это был результат отравления зараженным мясом. Я об этом писал. Потом был еще один эпизод. У меня был проект в Советском Союзе – поехать в город Шадринск в самом центре страны, чтобы узнать мнение советских граждан по поводу вторжения в Афганистан. Но поезд остановился в Свердловске на несколько минут, и я слабо надеялся, что, может быть, кто-то из города будет сидеть в поезде, кто может что-то сказать по поводу, что случилось. Но КГБ, конечно, угадал мои намерения, они посадили рядом со мной в купе людей, которые рассказали, что они были в Свердловске во время этого инцидента, что люди отравились зараженным мясом, и дали мне массу деталей. Когда я приехал в Шадринск, я решил спросить главного врача города по поводу этого случая с «зараженным мясом». Она сказала, что она ничего об этом не знала. Как человек, который работал в системе здравоохранения, она бы обязательно была информирована, если такой случай на самом деле имел место. Я пришел к выводу, что мои попутчики были подставные лица КГБ. Факт, что главврач ничего об этом не слышала, меня убедил, что случилась утечка отравляющих веществ, которую они старались скрыть.

– А потом вы сами стали одним из невольных фигурантов этой истории, когда советская пресса цитировала вашу статью якобы как доказательство версии гибели людей, потреблявших зараженное мясо.

– В советских газетах публиковали статьи, где было сказано, что я был первый, который сообщил по поводу так называемой утечки, но приехал в Свердловск, узнал, что на самом деле это был только случай с зараженным мясом, и поменял свое мнение. Я свое мнение не менял. Я лишь сообщил по поводу высказывания этих так называемых пассажиров. Но то, что советская пресса моментально сообщила о моем «новом мнении», было еще одним подтверждением, что люди в поезде были участниками провокации, которая была организована КГБ.

– Сейчас любопытная параллель с ситуацией сорокадвухлетней давности заключается и в том, что некоторые солидные американские эксперты верили в советскую версию событий. New York Times в свежей статье приводит их соответствующие заявления той поры.

– По поводу Свердловска некоторые ученые продемонстрировали феноменальную способность игнорировать явные признаки того, что это была утечка с военного завода. Их использовали, как мы говорим, как полезных идиотов, много лет. Очень квалифицированные ученые, которые не имеют опыта жизни в тоталитарных странах, говорят с огромной самоуверенностью по поводу вещей, которые они не полностью понимают. Чтобы видеть возможность, которая кажется вам странной и незнакомой, надо быть очень открытым человеком. Ученые не более открытые во многих случаях, чем другие люди.

– Максим Франк-Каменецкий, интересные подробности создания фиктивной действительности тоталитарным режимом. Не так ли?

­– Эта история с сибирской язвой совершенно чудовищна. Утечка была в 1979 году, а комиссия от американской Академии наук приехала в 1986 году. Во главе ее были великие ученые, нобелевский лауреат Джошуа Ледерберг и Мэтью Мезельсон. Поездку санкционировало правительство Горбачева, и им тогда полностью задурили голову, их полностью обманули. Я это знаю лично, потому что мне рассказывал о том, как это было, Евгений Давыдович Свердлов, академик, он был прикомандирован к Мезельсону советской Академией наук. Он мне рассказывал, как перед делегацией выступали доктора и специалисты, которые убедительнейшим образом рассказывали, что случай был вызван сибирской язвой на рынке, то есть очень похоже на уханьский рынок, и никакого отношения не имеет это ни к каким лабораториям. Они убедили не только Мезельсона и Ледерберга, они убедили Свердлова, на которого я смотрел просто с изумлением и говорил: «Женя, как ты можешь верить? Доктор, который говорит так убедительно, ты не заметил у него на плечах погоны?» И они написали отчет, что все нормально, они согласны с версией советского правительства, что это была случайная вспышка. Это была огромная постановка по всем правилам гэбэшного искусства. Американских ученых полностью задурили. Никто не может представить, что профессионалы могут так нагло врать.

– Конечно, совпадения могут быть случайными, но ведь нечто подобное произошло и с комиссией ООН в Ухане. В первый приезд международных специалистов вообще не допустили в лаборатории, а во второй приезд, после того как на китайские власти оказали некоторое давление, экспертам был предоставлен так называемый ограниченный доступ.

– Если вам не дают исследовать на месте независимо, если вам приводят только тех свидетелей, которые КГБ выбрал, вы не можете сделать объективный вывод. Когда Советский Союз накрылся медным тазом, тогда сам Ельцин разрешил американской комиссии приехать опять и действовать свободно. Они опять приехали, тот же самый Мезельсон опять приехал во главе новой комиссии, они прошли по всем уже уцелевшим родственникам погибших, расспросили конкретно, кто где находился, они выяснили, какая была роза ветров. Потом Мезельсон каялся и написал статью, где рассказал, как им удалось все это в конечном счете точно установить, объективно. Они показали, что источник был в некоем месте, где располагалась лаборатория, роза ветров была такая, что только те, кто попали в розу ветров, погибли. А если бы, между прочим, роза ветров была направлена в сторону самого города Свердловск, то могли бы погибнуть тысячи и тысячи людей.

Автор: Юрий Жигалкин; РАДИО СВОБОДА

Читайте также: