ОЛЬГА КОЛИНЬКО О С.ПИСКУНЕ: «ЕГО СНЯЛИ ЗА НЕУМЕСТНУЮ АРТИСТИЧНОСТЬ И АВАНТЮРИЗМ»

Ольга Колинько — одна из немногих, кто открыто заявляет о нелегитимности Генерального прокурора. По ее мнению, Святослав Пискун должен быть объектом «разработки» следственных органов. При Кучме Пискун «дружил» с одной влиятельной «семьей», при Ющенко — «дружит» с другой. О.Колинько утверждает, что сегодня Пискун уничтожает следы своей противоправной деятельности. При этом он развернул кампанию по преследованию своих бывших подчиненных и коллег. О «пискуновщине» как явлении Ольга Михайловна и рассказала в интервью «УК».
— Ольга Михайловна, вас называют в числе первых «врагов» Пискуна. Это правда, что конфликт с Генпрокурором тянется с 2003 года, когда вы возглавляли Координационный комитет по борьбе с коррупцией при Президенте Украины?

— Категорически отрицаю любой конфликт личностного плана. Давайте отследим события 2003 года. В то время освободилась должность главы Координационного комитета, которую занимал Потебенько. Пискун сразу внес предложение, что только он должен одновременно возглавлять две структуры — Генеральную прокуратуру и комитет. Пискун фактически настаивал на том, что если он не буде командовать — тогда никто. Президент принял другое решение… Откровенно говоря, я тогда даже не помышляла занять должность главы Координационного комитета, даже не представляла…

— Почему?

— Я — юрист-практик. Я прекрасно понимала, что будучи заместителем Генпрокурора, ты являешься процессуальной единицей. А комитет — это совещательный орган, и его председателя реальных полномочий нет. Поэтому мне совершенно не импонировала данная должность.

— Как же все-таки вы оказались во главе Комитета?

— Мне позвонили из Администрации Президента. В то время я лежала в больнице в тяжелом состоянии. По телефону мне сообщили, что меня вызывают к главе государства. Я извинилась и ответила, что болею, приехать не могу. Минут через 5-10 мне опять перезвонили из АП и сказали: «Ольга Михайловна, мы вас не правильно проинформировали. Вам завтра в 11.00 нужно быть у Президента».

— Ольга Михайловна, а кто конкретно предложил вашу кандидатуру Президенту?

— Я вам честно рассказываю, как это было. Когда я приехала в Администрацию, то даже не подозревала, что меня там ждет. Я думала, будет очередное поручение ехать куда-то по областям. Но Президент сказал, что «есть такое мнение» назначить меня руководителем Координационного комитета. Я долго убеждала главу государства, что не могу возглавить эту должность. Тогда Президент сказал: «Я вижу, что разговор у нас не идет». Взял Указ и подписал. Потом дал мне свою ручку и говорит: «Вы же юрист. Подписывайтесь». Я смотрю и у меня шок. Кучма у меня спрашивает: «Что вы — наизусть Указ запоминаете?» А там всего одна строка: «Назначить Колинько советником и главой Координационного комитета». Дальше сказал: «В понедельник на работу». И дал мне задание…

— Какое? Следить за Пискуном?

— Боже упаси! Он мне сказал: «Вот приходят ко мне в кабинет, рапортуют. Но я хочу знать реальное положение вещей. Берите людей, которые вам нужны, выезжайте в регионы и мне на стол выкладывайте истинную ситуацию в каждом регионе и в каждом ведомстве. Кроме того, на местах принимайте граждан. Я хочу знать настроения людей, какие там существуют проблемы». Вот такие две задачи поставил передо мной Президент.

— То есть вас никто Президенту не рекомендовал?

— Никто! Если вы посмотрите, то у меня нет за спиной никаких политических сил, защитников. Два месяца Пискун издевался надо мной и моей семьей. Но никто так и не встал на мою защиту. Ночью ломились в дверь, следили за дочерью, восьмидесятилетнюю мать я была вынуждена вообще вывезти из Киева.

— За вами следили?

— Скорее всего, таким образом, просто на меня давили, угрожали. Потому что когда следят, то делают это незаметно. А здесь просто прессинговали и запугивали всю мою семью…

— Ольга Михайловна, возвращаясь к вашему назначению главой Координационного комитета. Почему было решено сразу сделать ревизию во Львовской области?

— Решение принималось коллегиально. У нас в штате было девять человек, откомандированные с различных правоохранительных ведомств, включая СБУ, МВД, налоговую и т.д. Все вместе мы и определяли, в какие регионы ехать. Было решено в порядке контроля посетить Львовскую, Одесскую области и Крым. Такое решение было принято в связи с тем, что Комитет при Потебенько уж проверял эти регионы и принял по ним решения…

Я понимаю подтекст вашего вопроса. Не посылал ли меня туда Медведчук? Знаете, меня называли и бандеровкой, и коммунисткой, и эсдэковкой. Какие ярлыки только не вешали! Кому результаты моих проверок были выгодны, какой политической силе, так мне сразу и говорили, что я исполняла ее заказ.

Но я вам честно скажу, что когда мы приехали из Львова, нам не на чем было даже справку напечатать! Хотя за все материальное и техническое обеспечение отвечала АП, согласно Указу Президента. Кабинет на улице Каменева подготовили и сформировали штат сотрудников, кстати, на постоянной основе, сразу после прихода на эту должность Корняковой — приближенную к семействам Пискуна и Кучмы. Наверное, если бы я выполняла пожелания Медведчука, то мне сразу бы создали соответствующие условия.

Кроме того, о каких заказах можно говорить? Проверьте справки о результатах выездов. Мы не «зацепили» ни одной коммерческой структуры! Мы не «наехали» ни на одного бизнесмена! Исключительно характеризировались общая криминогенная ситуация в регионе, работа каждого правоохранительного органа и осуществлялся прием граждан.

— Какого характера были отчеты и рекомендации Координационного комитета для Президента?

— Я возвращалась в Киев, звонила в приемную Президента и сообщала, что я готова доложить о результатах командировки. Заходила к нему с кипой бумаг. Каждое мое высказывание подтверждалось соответствующим документом. Кучму интересовало все. Я ему докладывала об общей ситуации, а потом о выявленных нарушениях каждого конкретного ведомства.

Стоит заметить, что в региональных ведомствах проводили проверки сотрудники их вышестоящих органов, откомандированные в Комитет. Я лишь обобщала эти материалы.

Потом Президент задавал мне уточняющие вопросы. При мне он звонил тому или иному министру, требовал исправить ситуацию, помочь конкретному гражданину и по результатам немедленно доложить.

— На каком этапе возник Пискун?

— Я уже говорила — сразу после моего назначения. Пискун письменно обратился к Президенту с претензиями, что Комитет, якобы, существует незаконно, и что координировать правоохранительные органы должен только Генеральный прокурор. Он начал рассказывать, что Комитет неконституционен. Десять лет был таким, а тут вдруг перестал… Как ни удивительно, но с такими же претензиями обратилась к Президенту и отдельные народные депутаты. Интересно, что тексты обоих обращений — Пискуна и парламентариев — идентичны. То есть с первого дня моего назначения Пискун начал работу по ликвидации Комитета.

— Пискун чего-то боялся?

— Его не устраивало то, что в любой момент кто-то может положить на стол Президента независимое и профессиональное мнение по любому вопросу. И что у главы государства будет выбор. Я напомню вам для примера один случай. Как-то Президент направил меня в Геническ, где несколько человек изнасиловали женщину. Все причастные к расследованию ведомства убеждали тогда Президента, что потерпевшая — наркоманка, женщина легкого поведения и т.п. Но когда я выехала на место, то установила совершенно другие факты, с которыми согласился не только Президент, но и суд, который вынес преступникам обвинительный приговор…

— И в комитете не было сговора против Пискуна?

— Это вообще абсурд. Пискун «закидывал» мне, что накануне рассмотрения вопроса по его снятию, мы поменяли состав Комитета. Но не состав поменялся — а фамилии! Потому что пришли Билоконь и Смешко. Поменялись также два их зама. Вот мы их и ввели в состав Координационного комитета. А Пискун мне криминал «шьет», что я их, мол, специально ввела. Вот так и возникла эта бредовая «теория сговора». В очередной раз хочется пожелать Пискуну, чтобы он хоть иногда читал закон.

Повторяю, решения, которые принимал комитет, носили совещательный характер рекомендационного плана. Последнее слово всегда оставалось за Президентом. Скажите, что здесь незаконного?..

Прокурор, как и конкретный факт, не может быть гибким, это — для политики. В прокуратуре все четко: или есть нарушения, или их нет. А Пискун постоянно юлил. Вот взять хотя бы результаты проверки Комитетом Львовской области. Вы помните, как Пискун комментировал этот Указ. И что он неправильный, и что не будет его выполнять, и что не собирается увольнять прокурора Львовской области. Сразу после нашей проверки он направил туда свою комиссию. Результаты ревизии совпали с нашими. После чего Пискуну ничего не оставалось, как снять с должности прокурора области. Этот пример я привожу специально для того, чтобы показать уровень «профессионализма» и «солидности» Пискуна в то время.

— Пискун пытался с вами договориться перед заседанием Координационного комитета?

— Действительно, утром 29 числа в 9.55 он мне позвонил по «двухсотке». Попросил встретиться и обсудить вопросы дальнейшего сотрудничества. Он извинялся, говорил, что его очень подставили замы и что мои две справки по Одессе и Львову ему не дали. Мол, он их не видел, а теперь прочитал и понял, что я права, и он готов попросить у меня прощения. Я ему ответила, мол, спасибо, но ничего не нужно.

— А почему Пискун так держался за прокурора Львовской области?

— Думаю, что он просто видел в этом прецедент. Он хотел показать с самой первой моей поездки, что выводы Координационного комитета — ему не указ. Пискун себя еще выгораживал потому, что его отчеты Президенту не соответствовали реальной криминогенной ситуации в области. Так же было и по другим вопросам…

Чтобы окончательно развеять миф о том, что Комитет интересовала только персона Пискуна, напомню, что после наших проверок Кучма уволил многих областных руководителей. Не только прокуроров. Меняли начальников УВД, таможни и т.д. Да и Пискуна снимали не просто так: рассмотрели — сняли.

Во-первых, Генпрокурор не выполнял Указы Президента. Уже только за это Кучма имел право предъявить более чем серьезные претензии к Пискуну. И Колинько тут ни при чем.

Во-вторых, за неделю-две до известного заседания Координационного комитета я обнародовала на брифинге конкретные нарушения и факты семейного бизнеса Пискуна. Заметьте, что именно после этого брифинга в прессе в «деле Гонгадзе» появляется «милицейский след». Пискун всегда находил «сенсационные» факты в резонансных делах, когда для него пахло жареным. Кстати, 22 октября задерживают Пукача. Но 23 утром его освобождает суд, представляя возможность Генпрокуратуре обжаловать это решение в апелляционном порядке. 5 ноября Апелляционный суд соглашается с районным и выпускает Пукача. Какую наглую и циничную ложь потом распускает Пискун? Что, мол, Пукача выпустил Геннадий Васильев, и что он распустил следственную группу по «делу Гонгадзе»! Тогда как только два следователя ушли на пенсию!..

Мало того, вспомните — когда Шокин заявил о «милицейском следе» и «оборотнях», Пискун через несколько дней извинялся на всю Украину за своего зама. Мол, погорячились. Хотя, по моему мнению, действия Шокина были не только непрофессиональными, но и нарушили действующее законодательство. То есть нужно было не пресс-конференцию проводить, а организовать оперативно-следственную группу для скорейшего задержания «оборотней».

В-третьих, 24 октября Пискун отменяет коллегию ГПУ. Несмотря на то, что прибыли все прокуроры областей. Причина — неявка первых лиц силовых ведомств. Но ведь на коллегию прибыли подготовленные и готовые к отчету их заместители. Первые лица правоохранительных органов за последние пять лет являлись только на полугодовые и годовые коллегии или когда в них принимал участие Президент. Пискун устраивает шоу и отменяет коллегию! В то время, как Шокин делает заявление о «милицейском следе». В любой другой стране за такое Генпрокурора тут же ждала бы отставка.

— Смешко и Билоконь «имели зуб» на Пискуна?

— Да что вы! Они в то время на своих должностях проработали всего пару месяцев. И информация о «милицейском следе» или «оборотнях» у них вызывала не желание утаивать данные, а, наоборот, проводить чистку рядов своих ведомств. Поэтому на заседании констатировались факты невозможности координации действий с Генпрокуратурой из-за такого руководителя.

— А с покойным Кравченко у Пискуна были конфликты?

— Не знаю. Говорили только, что у Кравченко были серьезные претензии к Пискуну. Но за Пискуном, вы знаете, кто горой стоял…

— Кто?

— Родственник, который им опекался.

— Это правда, что Кравченко возбуждал уголовные дела по фактам нарушений в бытности Пискуна одним из руководителей ГНАУ?

— По этому поводу СМИ уже писали. О деятельности Пискуна, по-моему, не знает только ленивый…

Но давайте вернемся к 29 октября 2003 года. Напомню, что тогда на заседании Координационного комитета я сделала доклад. Потом выступали члены Комитета. Все аргументы они приводили от себя, никакого заказа не было. То, что говорили выступающие, до выступления было известно только им! Вот цитата из выступления одного из руководителей силовых ведомств: «За тридцать лет моей работы в органах внутренних дел были всякие отношения в работе с прокуратурой. Но в последнее время стало правилом публичные обвинения со стороны Генпрокуратуры всех правоохранительных органов, кроме ГПУ… Три дня в Интернете Олег Ельцов печатает постановление о закрытии уголовного дела в отношении лидера бандитской группировки Игоря Гончарова в связи со смертью последнего. В этом постановлении фактически расшифрованы данные, которые делают невозможным дальнейшую оперативно-сыскную деятельность спецподразделений МВД по установлению других членов группировки. В постановлении раскрыто даже поведение обвиняемых во время следствия… В связи с чем у нас возникает законный вопрос: кому в ГПУ стало выгодно расшифровать данные, проверка которых не закончена следствием? Фактически наша оперативно-сыскная работа сводится к нулю. Настораживает и тот факт, что после передачи данных о банде «оборотней», следователям не даются дополнительные задания».

Вот такого характера были претензии выступавших к Пискуну. Его сняли за неуместную артистичность и авантюризм…

— Относительно выше приведенной цитаты. Получается, что кто-то в Генпрокуратуре «сливал» информацию налево?

— Скажите, а как официальный документ следствия мог попасть в Интернет без ведома ответственных лиц? В противном случае — кража! До сих пор не понятно, почему не наказан тот человек, который «слил» эту информацию в Интернет. Уже только за это Пискуна должен отвечать, как руководитель.

— Кто голосовал за отставку Пискуна на заседании комитета 29 октября?

— Все присутствующие. Никто не воздержался, и не выступил против. Президент пояснил причины увольнения Пискуна: вместо того, чтобы заниматься профессиональной деятельностью, Генпрокурор превратил свое ведомство в театр, в котором распределены роли…


——————————————————

——————————————————

— Как же тогда Кучма в декабре 2004 года вернул Пискуна в кресло Генпрокурора?

— Вернулся на пост главы ГПУ Пискун незаконно. Районный суд не имел права даже принимать его исковое заявление. Лишь Конституционный суд вправе был решать. Тем более, разве не удивительно, что сложный вопрос о восстановлении Пискуна в должности решился за один день?

— Как, по-вашему, отвечает ли тогда действительности разговор Пискуна с Пинчуком?

— Мы свидетелями не были. Но давайте обратимся к простой человеческой логике. Я задам лишь один риторический вопрос: скажите, пожалуйста, в той ситуации, кто реально мог повлиять на Кучму? Повлиять мог только тот человек, которому он не мог отказать. Думаю, комментарии здесь излишни…

— Кроме того, Минюст обратился в судебные инстанции. Когда появились слухи, что представление отзовут, я спросила об этом у министра юстиции. На что он мне ответил: «Я от буквы закона не отойду». Значит — его заставили это сделать. Кто? Тот, кто имел на него влияние.

— Зачем Кучме нужна была «вторая версия» Пискуна?

— Я думаю, что только просьбы самых близких людей сыграли роль… Жаль, что он тогда не понимал, что своим решением втоптал в грязь элементарную веру очень многих людей в человеческую справедливость, да и в него, как Президента.

— А может, Кучма вернуть Пискуна в связи с «делом Гонгадзе»?

— Нет логики. Зачем Кучме возвращать, да еще в смутное для страны время, Пискуна, который заявлял, что причина его увольнения — раскрытие «милицейского следа»? ведь тогда Васильев, «разваливший дело» (как утверждал Пискун) более устраивал Кучму.

— Пискун предлагал вам должности?

— Предлагал. С одним условием. Мне нужно было только опровергнуть материалы Комитета. Но в этом мире существуют понятия чести и достоинства, которые выше любых должностей.

— Судя по вашим словам, Пискун начал мстить тем людям, которые голосовали за его отставку?

— Да. Сразу начали вызывать людей. По отношению к ним началось давление. Но перед тем, как вызвать к следователю, проводилась соответствующая проверка. Шел постоянный прессинг. Ярким примером может служить ситуация с бывшим прокурором Херсонской области Николаем Банчуком. Человек проявил принципиальность и не поменял свои показания в пользу Пискуна. И сегодня против Банчука открыли уголовное дело. Таким образом, на него пытаются надавить, чтобы он опроверг рапорт на имя Президента, написанный им в октябре 2003 года…

Сегодня гонцы от ГПУ упрашивают всех, кто выступал на заседании координационного комитета, забрать свои слова назад.

Я считаю, что против Пискуна сегодня нужно возбудить уголовное дело. Используя служебное положение, он заставляет подчиненных следователей заниматься расследованием материалов комитета о фактах нарушения действующего законодательства, допущенных им в 2002-2003 годах. Пискун хочет уничтожить всю эту базу доказательств. Подчиненные «проверяют» законность действий своего начальника!!!

— Ольга Михайловна, по вашему мнению, почему тогда Ющенко держит Пискуна?

— Очевидно, что существует договоренность новой и старой власти. Ющенко Пискун абсолютно устраивал и устраивает. Вы лучше спросите прокурорских работников и они вам расскажут, как Пискун втирадся в доверие к народным депутатам из «Нашей Украины». Вначале — «наезд», затем роль благодетеля! Смотри, какой классный прокурор, и договориться с ним можно и вопросы решить…

Поэтому сегодня Пискун устраивает новую власть. Но у меня в связи с этим другой вопрос. Рано или поздно Пискуна снимут. И поднимется вопрос о том, что все решения Пискуна не легитимны, поскольку при нарушении Конституции сел в кресло Генпрокурора. Вы представляете, какие могут быть последствия? Тогда все действия Пискуна нужно будет признавать незаконными!

— Судя по всему, у Пискуна есть серьезная поддержка американцев в лице посла США…

— Я вообще не понимаю, как американцы могут серьезно относиться к Пискуну. Мало того, что он не легитимен, так еще вспомните, что он заявлял в США: «Я в американском суде договорился, что дело Лазаренко будут слушать в декабре». Он договорился! Это для американского судопроизводства нормальный разговор? Это же дипломатичный скандал!

— Ольга Михайловна, на сегодняшний день открыто против Пискуна выступил только бывший руководитель СБУ Игорь Смешко. Почему другие молчат?

— Откровенно говоря, когда я услышала выступление Смешко, я поняла, что мужчины в Украине не перевелись. Мне надоело то, что мужики, даже имея депутатскую неприкосновенность, нередко прятались за моей спиной. Это элементарная трусость! Смешко вышел и четко на всю страну высказал свою позицию относительно Пискуна. Он открыто дал бой беззаконию.

Но вы посмотрите, как Пискун цинично отвечает. Точка в деле, по которому сегодня обвиняют Смешко, была поставлена еще при Пискуне. Но сегодня Пискун опять открыл это дело после судебного иска Смешко. То есть идет расправа над человеком, который осмелился выступить против Генерального прокурора. И мне жаль, что таких как Смешко, единицы. Большинство сидят и дрожат. И боятся не потому, что у них за плечами есть какой-то грех, а потому, что Пискун может безнаказанно что-либо придумать. А они не смогут опровергнуть эту дурь, потому что дурь опровергнуть фактически невозможно. И это происходит на глазах у высшей государственной власти!..

Ярослав Коцюба, специально для «УК»

Читайте также: