Как украинские суды рассматривают иски граждан Афганистана против миграционной службы

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

Миграционная служба Украины часто отказывает гражданам Афганистана в статусе беженца или лица, нуждающегося в дополнительной защите, и высылает их из страны. Афганцы не хотят возвращаться на родину, которую контролирует группировка «Талибан», и оспаривают решения миграционной службы в суде.

Афганцы пытаются убедить сначала миграционную службу, а затем и суды своими историями — рассказывают об угрозах со стороны талибов, принуждении присоединиться к террористам, похищении, плене и пытках. Раньше суды чаще становились на сторону миграционной службы, аргументируя свои решения «стабильным и мирным положением» в Афганистане, несмотря на постоянные теракты, или тем, что афганцы не смогли доказать свои опасения. Но с середины августа нынешнего года, когда «Талибан» взял под контроль весь Афганистан, ситуация изменилась в пользу искателей убежища. В издании «Ґрати» поговорили с экспертами в миграционном праве, изучили судебные решения и рассказывают истории афганцев, пытающихся остаться в Украине.

В Украине афганцы сталкиваются с той же проблемой, что и другие искатели убежища — им часто отказывают в предоставлении статуса беженца. Статус человека, который стал жертвой преследований по признакам расы, вероисповедания, политических убеждений и т.д., находится за пределами своей страны и не может пользоваться ее защитой или не хочет из-за преследованийили дополнительной защиты. Статус человека, который нуждается в защите, но не подпадает под определение беженца. В Украине он находится из-за угрозы его жизни, безопасности или свободе в его стране, из-за возможной смертной казни, пыток, бесчеловечного обращения или насилия в условиях вооруженного конфликта или систематического нарушения прав человека, говорит Максим Буткевич из общественной инициативы «Проект Без границ», работающей с этой темой уже больше 15 лет. Без статуса беженца или дополнительной защиты искателям убежища сложно арендовать жилье, найти работу, устроить детей в садик или школу и даже обратиться за медицинской помощью. Кроме того, их штрафуют и принудительно высылают на родину.

«Отказ в предоставлении статуса выглядит как правило. А предоставление — как исключение, — комментирует «Ґратам» Буткевич. — Чаще всего миграционная служба отвечает, что искатель убежища не соответствует критериям такой-то статьи закона — обычно речь идет об обоснованных опасениях стать жертвой преследования, если человека вернут на родину. И камень преткновения — слово «обоснованные». Если документальных подтверждений нет, миграционная служба считает, что и оснований опасаться у человека нет».

Миграционная служба может отказать на трех этапах — принимая заявление о признании беженцем или лицом, нуждающимся в дополнительной защите, оформляя документы для этого и предоставляя сам статус, говорит адвокатка общественной организации «Десяте квітня» Наталия Маркочева, которая представляет в судах интересы искателей убежища в Одессе.

Получив отказ, искатели убежища обращаются в суды и, если необходимо, проходят все три инстанции. По наблюдениям Буткевича, до недавнего времени суды намного чаще становились на сторону миграционной службы, однако ситуация меняется.

«Опасения подкрепляются историей, которая произошла лично с заявителем» 

Судебные решения в пользу искателей убежища касались в основном тех афганцев, которые лично подверглись преследованиям, а не только опасались за свою жизнь в условиях войны, объясняет Елена Калашник, адвокатка благотворительного фонда «Право на защиту», который помогает беженцам.

В судебном реестре «Ґрати» нашли историю Ферузы (из соображений безопасности редакция указывает в этом тексте только имена героев — Ґ ). Она жила в провинции Фарьяб  Провинция на северо-западе Афганистана у границы с Туркменистаномвместе с отцом, матерью, двумя братьями и двумя сестрами. В 2016 году семья получила письмо от представителей «Талибана». Отца обвинили в «обучении в СССР, членстве в партии НДПА . Народно-демократическая партия Афганистана — марксистско-ленинская партия, в дальнейшем переименована в «Ватан»при власти бывшего президента Афганистана Наджибуллы. Мохаммад Наджибулла — президент Афганистана с 1987 по 1992 год и генсек правящей партии НДПА, был свергнут моджахедами и убит сторонниками «Талибана»и пропаганде против идей мусульман».

Талибы потребовали от мужчины сорок тысяч долларов и его детей — сыновей «для участия в борьбе против государственной власти», а дочерей «в качестве жен». В случае невыполнения требований пригрозили убить всю семью.

Семья выехала в соседнюю провинцию Балх, оттуда в Таджикистан и Украину — сначала в Киев, а затем в Харьков. Феруза обратилась в региональное управление миграционной службы с заявлением о признании ее беженкой или лицом, нуждающимся в дополнительной защите, обосновав его войной в Афганистане и страхом преследований со стороны «Талибана». Но заявление у нее не приняли «в связи с установленным фактом, что она выдает себя за другое лицо» — это одно из формальных оснований для отказа, предусмотренное законом о беженцах и лицах, нуждающихся в защите.

Это решение Феруза обжаловала в центральном управлении миграционной службы. Региональное управление приняло заявление, оформило документы, но затем отказало ей в предоставлении статуса. Женщина пыталась оспорить и это в суде, но ей отказали и в первой, и во второй инстанции.

В 2019 году Феруза снова обратилась в миграционную службу, и там снова не стали оформлять документы. Как и в прошлый раз, она пожаловалась в центральное управление, но получила отказ. В итоге Феруза обратилась в Харьковский окружной административный суд — просила отменить решения миграционной службы и обязать ее оформить документы.

В январе 2020 года суд отклонил ее иск. Тогда Феруза обратилась в апелляционный суд, но он оставил решение в силе. По мнению судов, наличие вооруженного конфликта в Афганистане не является основанием для предоставления женщине дополнительной защиты. Более того, афганка не смогла аргументировать, почему она не может вернуться на родину, доказать преследования со стороны талибов и отказ официальной власти защитить ее, отметил суд.

Феруза обратилась в кассацию с просьбой отменить предыдущие решения и направить иск на повторное рассмотрение. По ее мнению, суды первой и второй инстанций, как и миграционная служба, не учли, что в Афганистане продолжается военный конфликт, а она может стать объектом преследования как «сторонница западного образа жизни» и «нарушительница норм и ценностей ислама».

В марте нынешнего года Верховный суд частично удовлетворил иск Ферузы — обязал миграционную службу повторно оформить документы для получения статуса. Суд указал на нарушение миграционной службы — «не осуществлена исчерпывающая оценка гражданина-иностранца», и судов предыдущих инстанций — не учли аргументы афганки. Она, в свою очередь, действительно не предоставила доказательств своих слов, однако, учитывая обстоятельства, и не должна была этого делать, подтвердил суд.

«Ситуация в стране происхождения является доказательством того, что субъективные опасения стать жертвой преследования полностью обоснованы, то есть подкрепляются объективным положением в стране и историей, которая произошла лично с заявителем», — сделал вывод суд.

«США и «Талибан» стремятся к положительным отношениям друг с другом» 

Суды часто отказывают искателям убежища, потому что, как и нередко миграционная служба, не учитывают информацию о стране происхождения или трактуют ее неправильно, считает Максим Буткевич из «Проекта Без границ». В судебном реестре «Ґрати» нашли несколько таких решений, вынесенных за последний год, с аргументацией о «стабильном и мирном положении» в Афганистане. Хотя еще до нынешней эскалации ситуация с безопасностью очень разнилась в зависимости от региона страны и времени.

Мохаммад Зариф жил в провинции Газни в центральном Афганистане. В 2018 году талибы начали преследовать его и угрожать. Мужчину похитили, два дня держали в плену и пытали. После освобождения он покинул страну — сначала вылетел в Дубаи, а оттуда в Киев. Позже переехал в Одессу.

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

В 2018 году Мохаммад Зариф обратился в миграционную службу с просьбой предоставить ему статус беженца или дополнительную защиту. Объяснил, что не может вернуться на родину из-за боевых действий, страха новых преследований и принуждения присоединиться к боевикам. Спустя два года он получил отказ — по мнению миграционной службы, у него нет обоснованных опасений стать жертвой преследований на родине.

В октябре 2020 года Мохаммад Зариф обратился в Одесский окружной административный суд с просьбой обязать миграционную службу признать его беженцем. Но в июне нынешнего года суд согласился с миграционной службой — посчитал, что опасения афганца не обоснованы, а в его деле есть противоречивые и неправдоподобные сведения, посчитал суд.

Мохаммад Зариф подал апелляцию. По его мнению, суд первой инстанции не учел ситуацию в его стране. Но в конце июля нынешнего года апелляционный суд отказал афганцу, обосновывая свое решение в том числе информацией о том, что происходит в Афганистане.

«Ситуация с безопасностью остается непростой, однако афганские силы обороны и охраны правопорядка прилагают большие усилия для того, чтобы обеспечить безопасность страны и исключить ее превращение в убежище террористов», — цитировал главу военного комитета НАТО суд.

Кроме того, он отметил, в феврале 2020 года США и «Талибан» заключили мирный договор, в котором прописали, что «стремятся к положительным отношениям друг с другом».

«Мирное соглашение может стать большим шагом для окончания войны», — сделал вывод суд. Но добавил, что летом нынешнего года ситуация в стране ухудшилась, поэтому афганец может повторно обратиться в миграционную службу.

Однако в большинстве случаев суды учитывают новую, актуальную информацию о стране происхождения, даже когда рассматривают отказы миграционной службы, вынесенные до ухудшения ситуации в Афганистане, говорит адвокатка Наталия Маркочева.

«Ситуация в Афганистане постоянно меняется», — добавляет юристка.

Мохаммад Зариф подал кассацию, но Верховный суд не стал даже открывать производство. Это частая практика, отмечают адвокаты, которые ведут дела искателей убежища.

«Не доказал факты преследований или угроз преследований»

Как следует из решений, которые изучили «Ґрати», суды, отказывая искателям убежища, часто говорят о необоснованности и недоказанности их опасений вернуться на родину.

«В таких делах очень сложно доказать опасность. Люди срочно выезжают и берут с собой в лучшем случае только документы и деньги. Они думают не о доказательствах, а о том, как сохранить свою жизнь», — в комментарии «Ґратам» говорит Елена Калашник из «Право на защиту».

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

Хотя правозащитники считают, что искатели убежища не обязаны предоставлять доказательства своих опасений — в конце концов часто это просто невозможно.

«Для этого и существует информация о стране происхождения из достоверных источников о ситуации с соблюдением или нарушением прав человека или отдельных групп: докладов международных организаций, сообщений в международных СМИ. Нужны силы и знания, чтобы в этом разобраться», — комментирует Максим Буткевич из «Проект Без границ».

Ахмад Самим жил в Герате. Город на северо-западе Афганистана, третий по величине в стране, его отец работал в управлении нефти и газа. В 2008 году парня похитили неизвестные люди, вероятно, талибы. Они хотели, чтобы его отец «дал им нефти и газа и чтобы он помогал им в их делах на черном рынке».

После освобождения Ахмада Самима отец отправил его в Таджикистан, где тот прожил до 2013 года года. До 2016 года он жил в разных странах. Затем остановился в Украине, в Одессе.

Спустя два года Ахмад Самим обратился в миграционную службу с заявлением о признании его беженцем или лицом, нуждающимся в дополнительной защите. Причиной выезда из Афганистана указал свое похищение. Но в 2020 году ему отказали — опасения якобы не обоснованы и не были доказаны.

Афганец обратился в Одесский окружной административный суд с просьбой обязать миграционную службу принять решение в его пользу. Но в июле нынешнего года суд отказал ему. Он согласился с миграционной службой — афганец не доказал факты преследований или их угроз. Ему припомнили и то, что два года, будучи в Украине, он не просил защиты.

«Факт достаточно длительного промедления с обращением за международной защитой ставит под сомнение реальность угрозы жизни истца и указывает на то, что данное обращение обусловлено только необходимостью в легализации на территории Украины», — пришел к выводу суд.

Кроме того, он отметил, что в Афганистане Ахмад Самим не был членом политических, религиозных, общественных или военных организаций и не пострадал от насилия, связанного с его расовой, национальной, религиозной принадлежностью или политическими взглядами, а на территорию Украины въехал по личным причинам.

Афганец подал апелляцию. В октябре, несмотря на эскалацию конфликта, Пятый апелляционный административный суд не удовлетворил его жалобу. В решении цитируется множество статей в иностранных СМИ о ситуации в Афганистане и рекомендации Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), приводится информация о мирном соглашении между США и «Талибаном» и последующей эскалации конфликта. Но в итоге апелляционный суд согласился с выводом суда первой инстанции — опасения необоснованны и не доказаны.

«В стране гражданского происхождения сложилась опасная для жизни ситуация» 

Эскалация конфликта в Афганистане все же значительно повлияла на судебные решения по искам афганцев против миграционной службы, отмечают эксперты.

«Стало больше положительных решений и в первой, и во второй инстанциях. Кассация начала принимать жалобы к рассмотрению, хотя раньше редко открывала производства. Стало легче доказывать опасение афганцев вернуться на родину», — говорит Елена Калашник из «Право на защиту».

По ее наблюдениям, судьи стали чаще принимать во внимание информацию о стране происхождения и рекомендации УВКБ ООН. Этому их учат на тренингах, организованных «Право на защиту».

«Мы делились опытом, той практикой, которая наработана нашей организацией. Рассказываем, где искать информацию о стране происхождения, какие источники релевантны. Обсуждаем судебную практику. Мы видим, что такой формат общения полезен — сами судьи просят анонсировать тренинги», — рассказывает Калашник.

Одно из положительных решений, вынесенных после эскалации — в отношении К. (он попросил не называть не только его фамилию, но и имя из опасения за свою безопасность — Ґ ) из Кундуза. Город и столица одноименной провинции на севере Афганистана. Однажды к нему в магазин пришли четверо талибов и заявили, что он — родственник афганского командира, с котором они были соседями. Мужчина отрицал. Но талибы потребовали, чтобы он отправился к их руководству и сам это сказал.

Рисунок: Анна Щербина, Ґрати

«Мне завязали глаза, избили и бросили в автомобиль. Я не знаю, куда меня везли, те места были мне неизвестны. Сначала меня высадили в лесу, потом оставили в какой-то комнате и начали задавать вопросы. Меня спрашивали о командире. Меня привязали за ноги и подвесили вверх ногами», — рассказывал К. на собеседовании в миграционной службе.

По его словам, в плену его удерживали больше двух месяцев, освободили в результате правительственной операции против талибов. Но вскоре террористы снова захватили провинцию Кундуз. Домой к К. приходили талибы, спрашивали у его жены, где он. Мужчина переехал в Мазари-Шариф, где проживал около года.

Но талибы нашли его и там — сказали его жене, которая осталась дома, что знают, где он, и часто наведывались к нему на работу. В 2018 году К. переехал в Таджикистан. Вскоре талибы сказали его жене, что знают и об этом переезде.

Поэтому в 2020 году афганец вылетел в Украину, поселилися в Одессе. Он обратился в миграционную службу с заявлением о признании его беженцем или лицом, нуждающимся в защите. Но получил стандартный отказ — не обосновал причину выезда, не доказал угрозу своей жизни.

В этом году К. обратился в Одесский окружной административный суд. Просил обязать миграционную службу признать его беженцем или лицом, нуждающимся в дополнительной защите. И сентябре суд полностью удовлетворил иск — учел рекомендации УВКБ ООН, адресованные Верховному суду.

«УВКБ ООН обеспокоено опасностью возможных нарушений прав человека в отношении гражданских лиц, включая женщин и девушек, а также в отношении афганцев, которых «Талибан» считает такими, которые связаны или ранее были связаны с афганским правительством, с присутствующими в Афганистане международными военными силами или международными организациями, осуществляющими свою деятельность в стране. Суд отмечает, что в настоящее время в стране гражданского происхождения истца сложилась опасная для жизни ситуация, которая вполне обоснованно вызывает опасения за жизнь и возможные преследования», — отметил суд.

Но миграционная служба с судом не согласилась и подала апелляцию. Суд рассмотрит ее в декабре.

«С помощью террора и убийств «Талибан» окончательно взял под контроль власть над всей территорией Афганистана»  

Удовлетворение исков афганцев в полной мере, как в случае К. из Кундуза — редкость. Если суды все же удовлетворяют такие иски, то частично — обязывают не предоставить статус беженца или дополнительную защиту, а лишь пересмотреть решение миграционной службы, отмечает адвокатка Наталия Маркочева.

«Суд считает, что именно миграционная служба должна решить, какой статус предоставить — это ее полномочия. Поэтому обязует лишь повторно рассмотреть заявление. Но если суд уже ранее обязывал миграционную службу повторно рассмотреть заявление и миграционная служба не учла позицию суда, тогда суд рассматривает дело по сути и может обязать миграционную службу предоставить статус или дополнительную защиту», — объясняет Наталия Маркочева.

Джан Хабиб жил в провинции Хост. Провинция на востоке Афганистана, на границе с Пакистаном. У него был магазин с мобильной и радиотехникой, там же он ее ремонтировал. Однажды один из клиентов, вероятно, талиб, предложил афганцу присоединиться к нему «с целью ремонта техники и возможной выработки взрывчатки». В случае отказа стал угрожать.

В октябре 2018 года Джан Хабиб вылетел в Таджикистан, затем — в Украину, в Одессу. Спустя несколько месяцев, в марте 2019 года, его нашли сотрудники миграционной службы. На него составили админпротокол о нарушении правил пребывания иностранцев в стране и постановили принудительно вернуть в Афганистан.

Джан Хабиб оспорил решение о выдворении в суде. Но суды и первой, и второй инстанции отказали ему.

Пока шло судебное разбирательство, афганец обратился в миграционную службу с просьбой предоставить ему статус беженца или лица, нуждающегося в дополнительной защите. В качестве обоснования своих опасений рассказал о случае в его магазине. Сказал, что боится талибов, которые ему угрожали. Кроме того, на родине продолжается война — там постоянно происходят теракты и нет работы.

На собеседовании у Джана Хабиба спросили: «Могут ли по отношению к вам быть применены пытки в случае возвращения в страну гражданской принадлежности?». На что он ответил: «Талибы могут. Они могут даже отрубить голову».

Но в феврале 2020 года мужчине все равно отказали в оформлении документов. Причина стандартная — его опасения не обоснованы.

Джан Хабиб посчитал, что миграционная служба рассмотрела его обращение формально, и в марте обратился в Одесский окружной административный суд. Просил обязать миграционную службу оформить ему документы для получения статуса.

В мае нынешнего года суд отказал — по его мнению, указанные афганцем обстоятельства «не могут служить надлежащими основаниями» для предоставления статуса. Джан Хабиб подал апелляцию.

В сентябре Пятый апелляционный административный суд частично удовлетворил иск — обязал миграционную службу повторно рассмотреть заявление афганца «с учетом приведенных в данном судебном решении выводов». Теперь уже шаблонно суд сослался на позицию УВКБ ООН и учел информацию о ситуации в Афганистане.

«В результате действий экстремистской группировки «Талибан» в апреле 2020 года в Афганистане погибли 208 гражданских лиц, в результате операций афганских силовых служб — 172 человека. 15 августа 2021 года с помощью террора и убийств Талибан окончательно взял под контроль власть над всей территорией Афганистана. Талибы собираются восстановить «Исламский эмират Афганистан» (название Афганистана с 1996 по 2001 годы). В настоящее время наблюдаются вооруженные нападения на мирных жителей, что является серьезным нарушением международного гуманитарного права. Граждане Афганистана покидают его в результате насилия вооруженных талибов, периодически совершающих нападения на мирных граждан», — отметил суд.

Он добавил, что непредоставление документальных доказательств опасений не должно быть препятствием для рассмотрения заявления.

Тем не менее даже после захвата Афганистана талибами удовлетворение исков афганцев в украинских судах не означает, что миграционная служба предоставит статус, способный их защитить. Как отмечают юристы, обращения в миграционную службу и оспаривание ее решений в судах могут длиться годами.

Автор: Ганна Соколова; Ґрати

Читайте также: