ВИДИМОСТЬ ПЕРЕМЕН

Иногда очень хочется остановить все, что происходит в нашем не очень благополучном отечестве, чтобы некто Ответственный смог не спеша и не отвлекаясь кардинально решить хоть одну наболевшую проблему этого общества. Ну, например, победить коррупцию. Нет, это слишком фантастично – хотя бы преуменьшить ее мощь. Нет, хотя бы системно взяться за борьбу с коррупцией – пусть только в среде правоохранительных органов. Но, похоже, мечтам не суждено сбыться. Потому что заниматься решением общественных проблем «по отдельности» невозможно. И еще потому, что очевидно, никто эти проблемы «системно» решать не собирается.





С назначения Евгения Марчука министром обороны начался занимательный сериал отставок и перестановок в среде топ-менеджеров в погонах. Когда главные фигуры этой команды либо ушли в отставку, либо переместились по горизонтали, настала очередь офицерского составом среднего звена. Одни называют это чисткой рядов от «затесавшихся», другие – «выкуриванием» команды предшествующего руководителя ведомства, третьи – формированием команды нового руководителя. Все замерли в ожидании, пытаясь угадать: кто из новоназначенцев совершит чудо, проявит принципиальность, превратив дезорганизованное, неэффективно работающее, коррумпированное ведомство в объект почитания и образец эффективной работы.

Мало кто ожидал чуда от генерала Марчука – он всегда немногословен и малозаметен: как в словах так и в делах. Его правопреемник Владимир Радченко, который на посту шефа СБУ умудрился не дать ни одного интервью и не совершить ни одного грубого ляпа, на должности руководителя СНБО вряд ли резко поменяет свои привычки: как-то исполнять свои обязанности будет, но как конкретно – вряд ли нам представят возможность, то есть достаточное количество информации, дабы оценить качество и масштабность работы.

Но как раз СНБОУ и СБУ, исходя из своей закрытости, меньше всего привлекают внимание и вызывают нареканий. То же касается и контрразведки, хотя там, по отрывочным сведениям, бушуют недюжинные страсти и царит активное административное противостояние. И все же, наберусь смелости заявить, что главные перемены от людей в погонах общество ожидает в структурах МВД, прокуратуры, налоговой службы.

С прокуратурой все пока в тумане: генпрокурор Святослав Пискун не устраивает многих. Но главное не это: любителю тонких парфюмерных ароматов и часов «Вашерон Константин» не хватило артистизма, чтобы понравиться обществу или хотя бы армии своих подчиненных. Тем не менее, Пискун еще на посту, но все уже давно пребывают в ожидании главной прокурорской перемены. То, что смена генпрокурора повлияет на общую атмосферу, сформировавшуюся в прокурорской службе еще во времена Михаила Потебенько – это безнадежно. Но то, что это значительно изменит течение следствия по многим и многим делам, в которых фигурируют громкие имена или значительные суммы – вероятно.

Налоговая служба с приходом Юрия Кравченко прошла кратковременный этап подковерной борьбы и вытеснения людей Азарова. Сейчас она работает тихо, качает деньги в бюджет в ходе то ли зачисток, то ли налетов, то ли рейдов летучих налоговых отрядов по городам и весям страны. Ввиду известных событий, г-н Кравченко уже не выпячивается, не представляется политической фигурой и вообще ведет себя паинькой.

А вот министр внутренних дел не может быть не заметным. Он, как и вся 380-тысячная рать ведомства всегда на виду, всегда в тесном контакте с народом. На таком посту надо быть не только дельным менеджером, но и шоу-мэном. Кравченко был именно таким руководителем. Одна беда: вся его энергия и таланты шли на разработку и пошив аксельбантов к новой форме, раздувание штата ведомства, его коммерциализацию, игры в политику и нездоровый интерес к журналистам. У его приемника Юрия Смирнова не было таких политических амбиций, но и кравченковской кармы, талантов, умения нравиться тусовке – тоже не было. Как не странно, случайная фигура Смирнова достаточно долго маячила в чине руководителя милицейского ведомства. Все это время министерство внутренних дел уверенно деградировало, продолжало коррумпироваться и окончательно выходить из-под какого-либо контроля (чем в значительной мере обязано прокурорской службе).

И вот «руль» передали чиновнику АП, курировавшему МВД, некогда крупному милицейскому функционеру Николаю Белоконю. От него сложно ожидать видимого улучшения в функционировании «внутренних органов», ибо науку практической борьбы с преступностью он большей частью изучал на руководящих должностях и затяжных курсах повышения квалификации. В первых своих заявлениях на новом посту Белоконь вновь вспомнил о службе участковых милиционеров. С такого же заявления начинал свою руководящую деятельность в МВД Юрий Смирнов…

Сегодня Белоконь как и Смирнов демонстрирует решимость от души взяться за коррупцию в органах внутренних дел. По областным главкам прокатилась волна отставок и новоназначений. Есть даже арестованные и возможно будут еще. Показательным в этом отношении является ГУ МВД в Киевской области. 24 сентября предъявлено обвинение в злоупотреблении служебным положением начальнику областного УБОПа Василию Топчию. Он взят под стражу. Причина хорошо известна – скандал с освобождением двумя месяцами ранее особо опасного преступника Карамалаки, разыскивавшегося Интерполом. В обществе людей в погонах циркулируют настойчивые слухи об астрономических суммах, «запущенных» на освобождение киллера. Однако власти ничего прямо не заявляют.

Но многие в подобных арестах-отставках усмотрели радостный знак и надежду на то, что Белоконь имеет шанс стать спасителем чести милицейского мундира. Дополнительный повод верить в это вселяет намерение Белоконя «замкнуть» непосредственно на министра службу внутренней безопасности, задача которой – выявлять «оборотней» в милицейской среде. Но все дело в том, что и при Кравченко и при Смирнове эта служба работала довольно активно и достаточно полно владела картиной коррумпированности милицейских рядов. Вот только эта информация большей частью использовалась не для того, чтобы «гнать поганою метлой» всех, на кого была собрана «соответствующая информация». Зачастую эти данные оседают в папочках и служат эффективным инструментом контроля над высокопоставленными коррупционерами в погонах. За последние лет 8-10 не приходилось слышать о привлечении к уголовной ответственности хотя бы одного милицейского генерала. Неужто весь милицейский генералитет чист как слеза младенца? У автора есть в этом большие сомнения.

Возникает вопрос: какова будет кадровая и антикоррупционная политика Белоконя? Изживать коррупцию в ведомстве, не взирая на звания и личную преданность министру? А быть может – более интенсивное накопление компроментирующей информации, которой в любой момент можно дать ход? Увы, исходя из имеющихся у автора сведений, второй вариант представляется более реалистичным. И вот почему. В то время как в упоминавшемся например ГУВД в Киевской области идет «зачистка» от коррумпированых руководителей, им на смену приходят люди не менее одиозные, некоторые из которых незадолго до этого были уволены из милиции по компрометирующим обстоятельствам. Причем, информация на новых-старых руководителей была собрана службой внутренней безопасности еще во времена Юрия Смирнова. А коль так – Белоконь не мог не знать, что из себя представляют новоназначенцы. А если не знал – грош цена его менеджерским способностям.

Оставалась надежда, что на волне целой серии скандалов с противоправной деятельностью сотрудников спецподразделения по борьбе с орпреступностью и сменой руководства МВД, окончательно деградировавшая, разросшаяся и дорогая служба БОП наконец будет распущена. Но об этом Белоконь не заикается, предпочитая заниматься развитием службы участковых милиционеров и пр. Ни слова и о принципиальном сокращении хозяйственных, а вернее сказать – коммерческих – служб, по своей численности едва ли не превышающих численность оперативных подразделений. Так о каких принципиальных изменениях в МВД и о каком повышении эффективности работы может идти речь?

Причем, подобная картина в борьбе с коррупцией (вернее – ее отсутствие) сохраняется и в прочих силовых ведомствах. И здравомыслящему человеку понятно, что в том вина не только их руководителей. Просто, как выясняется, невозможно остановить время, забыть об обществе и в автономном режиме бороться с коррупцией в МВД или где бы то ни было. Нужно начинать перемены с самого верха. А для этого необходима политическая воля руководства державы. У нынешнего руководства такой воли нет, она успела атрофироваться: слишком все запущено, повязано и накатано. Необходима кардинальная смена вождей народа. А без этого все нынешние перестановки в руководстве — будь то МВД, Генпрокуратуры, налоговой или иной службы – не более чем игры в политику, очень слабо связанные с борьбой с преступностью и коррупцией в рядах тех, кто с этой преступностью призван бороться.

Олег Ельцов, «Украина криминальная», специально для «Kiev Post»

Читайте также: