УЛЬТИМАТУМ

Сначала автору попалась на глаза цитата Леонида Кучмы, а потом – лидера «Индустриального союза Донбасса» Сергея Таруты. Впрочем, возможно, последовательность знакомства с цитатами была иной. Что, однако, не повлияло на вывод: быть может иносказательно, однако недвусмысленно был выдвинут ультиматум: если ИСД не заполучит Днепровский металлургический завод имени Дзержинского, он его обанкротит. Похоже, человек, этот ультиматум озвучивший, не бросается словами на ветер. Переходим к деталям.ДОСЛОВНО:

«Для украинской экономики стало практикой сознательное доведение до банкротства, которое основывается на действующем законодательстве».

Леонид Кучма

Фальстарт или вызов Президенту?

Кого как, а меня больше всего шокировало заявление председателя правления корпорации «Индустриальный союз Донбасса» Сергея Таруты, сделанное по поводу торгов за акции Днепровского металлургического завода имени Дзержинского в интервью газете «Зеркало недели». Речь шла о том, что «проигравшая сторона немедленно инициирует процесс банкротства предприятия». Зная, что ИСД уже скупил большую часть долгов «Дзержинки», подобное звучит угрожающе. И ультимативно. Выглядит, если хотите, как брошенная перчатка лидеру страны, буквально накануне поручившему Совету национальной безопасности и обороны, Генпрокуратуре, МВД и СБУ изучить проблему вредной практики массового доведения украинских предприятий до банкротства, и, в связи с этим, подготовить рекомендации для действенной борьбы с подобным явлением. Вплоть до привлечения к уголовной ответственности.

На мой взгляд, действия ИСД в купе с Фондом госимущества свидетельствуют, что одна из ведущих отечественных финансово-промышленных групп и государственное приватизационное ведомство, еще до официального старта президентской гонки, вступили в выборы. И это чрезвычайно опасно. Потому что будет способствовать узаконенной перекачке державных денег в поддержку определенного кандидата. Судя по всему, не президентского. Если учесть, что с подачи ФГИ победитель может сэкономить по нескольку сотен миллионов гривен – а иногда и долларов! – на каждом приватизируемом предприятии, становится совсем грустно. Ведь выборы Президента – затея не из дешевых. Еще можно перетерпеть, когда олигархи снимают под это деньги, «зарытые» на оффшорах. Но сегодня на наших глазах разворачивается откровенное действо, когда чьи-то интересы планируется оплатить за счет державного – то есть, народного – имущества.

А в том, что подобный финансовый проект реален, свидетельствуют действия упомянутого «Индустриального союза Донбасса». Назовем вещи своими именами. Чего добивается ИСД в конкурсе по продаже ДМК? Чтобы сработали условия конкурса «под заказ». Чтобы ИСД стал единственным участником конкурса. Чтобы, в конечном итоге, купить за бесценок без малого 100 процентов акций стратегического металлургического комбината. Так позволяет утверждать стартовая цена выставляемого пакета. Кому-то она может показаться внушительной, кого-то может шокировать сумма, превышающая полмиллиарда. Однако если сравнить ее с номинальной стоимостью продаваемого пакета акций, окажется, что стартовая цена превышает номинал всего на 1%! Так значит оценивается все, что наработал меткомбинат со дня пуска? Не густо. Вывод: опять продажа «под заказ». Причем, продавцов от ФГИ не интересует, что рынок уже выставил предварительную цену, почти на треть превышающую стартовую. А в ходе торгов она может еще возрасти. Нетрудно подсчитать, что «заказной» покупатель экономит порядка двух сотен миллионов гривен! Просто так подобная экономия не случается. Ведь чиновники должны будут доказывать, что «черное» — это «белое». Не за бесплатно же будут они торговать своим спокойствием. К тому же Президент уже прозрачно намекнул, что дело пахнет уголовщиной. И даже поручил, чтобы условия конкурса по ДМК были пересмотрены, дабы привлечь к нему наибольшее число участников, а, значит, повысить полученную государством прибыль. На фоне активного формирования госбюджета будущего года, когда учитывается буквально каждая тысяча, намерение Фонда просто так закрыть глаза на сотни миллионов(!) гривен выглядит весьма загадочно. Не закономерно ли, что ФГИ настаивает (и уже, кажется, добился этого), дабы приватизационные деньги не зачитывать в доходную часть бюджета. Чего тут больше: благородной идеи – дабы эти средства «не проели», или попытки вывести их из-под контроля: большой вопрос.

А, значит, опять оценку госимущества будет проводить «независимый» оценщик. Почему у автора зародились сомнения в его независимости? Да потому что ему за это не платят. Вернее платят из другого кармана. По крайней мере, зампред ФГИ Дмитрий Парфененко, курирующий департамент по работе с оценщиками, говорит об этом так: «Каждому субъекту оценочной деятельности мы предлагаем снизить стоимость услуг. Большинство соглашаются. На этапе становления фирмы-оценщики очень гибкие, податливые, с ними можно разговаривать. Они заинтересованы в том, чтобы работать именно на рынке услуг по оценке госсобственности… Чего не сделаешь ради экономии государственных денег? Тут хороши все методы». Откровеннее не скажешь. Как всегда, безответственность (если не больше) прикрывают громкими фразами. Дескать, и копейки экономим. А сотни миллионов при этом – в трубу. Оценщик, видимо, не в накладе, коль в очереди за заказами стоит. Всегда найдется покупатель, заинтересованный сбить «независимую» стоимость.

Существует второй вариант развития. К участию в конкурсе будут допущены две структуры – ИСД и УкрСиббанк. Но они уже давно не скрывают, что действуют по ДМК в совместных интересах. Коль договорились о долгах, то о согласованном участии в конкурсе – тем более. Так что экономический итог подобной «конкуренции» спрогнозировать несложно. Не понятно одно: почему подобную договоренность упорно не хотят замечать в Антимонопольном комитете.

ДОСЛОВНО:

«Почему требования показать доходы, источники происхождения капитала, и, наконец, доходность некоторыми рассматриваются как элементы дискриминации?»

Сергей Тарута.

«Не люблю лицемеров, посему не смотрюсь в зеркало»

Эту фразу любит повторять мой товарищ — большой шутник. Может, и глава «Индустриального союза Донбасса» Сергей Тарута тоже любитель пошутить? Или он всерьез рассчитывает, будто кто-то поверит, что уважаемый председатель совета директоров корпорации искренне говорит о «чистоте» и «прозрачности» происхождения капиталов ИСД? Чтобы быть совсем точными, оговоримся: Тарута настаивает на 50%. Учитывая, величину стоящего за ИСД капитала, тоже немало. А, может, Сергей Тарута только что родился и читает историю ИСД с белого листа? Не поленимся перевернуть несколько страниц в обратном направлении.

Сайт Центра политического прогнозирования им. Георгия Гонгадзе, январь 2003 г.:

«Семь лет тому футбольный комментатор Марк Левицкий комментировал в Донецке футбольный матч между «Шахтером» и симферопольской «Таврией». Журналистская ложа расположена рядом с трибуной VIP. Удивительным было опоздание на матч президента «Шахтера» Александра Брагина. Прошло пять минут матча, появилась охрана, а за ней и сам президент. Минуту после этого раздался оглушительный взрыв. — Левицкий подбежал к телеоператору, который находился чуть выше. — Что случилось? — спросил. — Лучше туда не ходи. На трибуне только кровь и куски тел — сказал оператор.

Это случилось 15 октября 1995 года. Президент ФК «Шахтер» (Донецк) погиб вместе с охранниками в собственной ложе на глазах нескольких тысяч зрителей. Взрыв организовали профессионалы. Спрятанное под сиденьями взрывное устройство привели в действие радиосигналом… Исполнителей убийства не нашли до сегодняшнего дня… Не найден и заказчик. «По всей вероятности это результат дележа и влияния…», — говорят в Донецке. Брагин руководил и был одним из основателей так называемой донецкой группы».

Продолжим цитату. В свое время «Александр Брагин работал охранником увеселительных заведений. Был амбициозным, желал карабкаться вверх. Кожаная куртка, перстень, дорогие туфли — это его стиль. Быстро сориентировался, что шальные деньги можно сделать вне официального рынка. Торговля валютой, нелегальные казино, подпольные букмекерские конторы, установление контроля над несмело организовывающимися базарами, официально не существующая проституция — в СССР это были золотые жилы…

Донецкая группа выезжала также на гастроли. Свои первые деньги, вероятнее всего, заработала в Сочи, где отдыхала вся советская элита. Жаждущие сильных впечатлений секретари, генералы и директора предприятий играли с ним на большие деньги в три наперстка. Результат был очевиден…

В конце 80-х годов о Брагине и его группе говорили уже, что они правят Донецком. Перестройка, зеленый свет для частников, несмелые экономические реформы и открытие границ были шансом для таких как он, чтобы выйти из тени. Инвестировали капитал, полученный с торговли валютой и с азартных игр в различные фирмы, покупали и привозили с Запада первые компьютеры и видеомагнитофоны, открывали магазины с видео-кассетами и аппаратурой…

В начале 90-х донецкая группа прекратила заниматься мелкими махлейками. Те, кто к ней принадлежал, были уже так сильны, что открывали собственные банки, участвовали в приватизации, создавали финансовые группы… Имея наличку, скупали акции у рабочих приватизированных предприятий. Люди отдавали их за бесценок — не думали, что кусок бумаги когда-нибудь будет иметь ценность… В течение нескольких лет появилась удивительная структура – «Индустриальный Союз Донбасса», сегодня это империя».

Вы уразумели, почему в олигархической среде особенно популярна фраза, дескать, о чем угодно спрашивай, — только не про первый миллион.

Ладно, не хотите о первом, расскажем о втором. А если точнее — о «теневых» схемах приватизации, в коих отмечается активность ИСД.

Еженедельник «Галицкие контракты, февраль 2002 г.:

«В начале 90-х появились первые частные фирмы, которые занялись добычей угля. Тогда еще не начиналась даже корпоратизация угледобывающих предприятий, а их приватизация была запрещена постановлением Верховной Рады. Из-за этого частные фирмы использовали нетрадиционные схемы инвестирования добычи угля. Одна из них — предоставление шахтам оборудования в кредит, который потом шахта отдавала углем. Ограничение бартерных операций вынудило шахты и их кредиторов оформлять в документах продажу шахтой угля инвестору и немедленное перечисление этих денег в счет долга. Эту, по существу, давальческую схему активно используют несколько крупных торговцев углем — «ИСД», «АРС», «Эмброл-Украина».

Не кажется ли читателю, что о подобном мы слышали совсем недавно? Не вспоминается ли история с поставками донецкими сырья и реализацией продукции ДМК, являющегося важным звеном в металлургической цепочке ИСД? Старая «давальческая» схема в новых условиях? Тогда понятен фрагмент из ноябрьского интервью Сергея Таруты газете «Зеркало недели»:

«Корр.: Насчет Укрсиббанка: вы выкупили у него его часть «кредиторки»?


Тарута: Сделка уже завершена».

Оперативно, однако! Только что никто из фигурантов сделки (по крайней мере, по их утверждениям) не знал, какой такой кредитор взял за жабры меткомбинат, и вдруг договорились… Между собой. Странно однако, что, занимаясь исследованием происхождения денег всех претендентов на пакет, его продавцы не поинтересовались, в первую очередь, происхождением «кредиторки» и тем, насколько ее полуторамиллиардный размер соответствует реальной величине. Иначе говоря: а уж не дутая ли «кредиторка»? Думается, при более добросовестном подсчете, цифры могут получиться поскромнее. Если не на порядок, так, по крайней мере, раз в несколько. И почему вообще речь идет о заявленных кем-то 1,5 миллиардах, когда документально подтверждено только 600 тысяч? Понимаю, при таком порядке цифр не грех ошибиться на тысячу-другую, но – на половину стоимости всех приватизируемых в нынешнем году предприятий!

Чего не досчитаемся завтра?

Возможно этим объясняется смелость ИСД, спокойно утверждающего, что с долгами он, мол, уже разобрался? Не с самим ли с собой? И не известно ли отважному покупателю, как эти «кредиты» структуризировать (попросту говоря, привести к реальному знаменателю, то есть сократить).

Где же ИСД собирается наскрести такую уйму «чистых» денег?

«Зеркало недели», ноябрь 2003 г.

Сергей Тарута: «В мире есть деньги, которые можно привлечь. Мы уже вели предварительные переговоры о привлечении кредитов с западными банками, и нам готовы их дать… Но ресурсы в этом случае дают только при подтверждении украинскими компаниями легальности происхождения доходов как источника покупки».

Та же «Зеркало недели», месяцем раньше:

«Создавать кредитную историю — дело хлопотное и долгое. Это не значит, что ИСД не занимается столь щепетильной проблемой, и, наверное, когда-нибудь сможет обойтись без иностранного партнера в вопросах привлечения кредитов для своих дорогостоящих проектов (если к тому времени сама не станет историей). Но сегодня компания с украинской пропиской реально не может рассчитывать на крупные займы… Да и кто застрахует сделки и контракты резидента Украины? Так что партнерство швейцарской Duferco в этом филигранном деле ИСД пригодится не менее чем эта «крыша» для украинского металла в Европе и США».

Может, я не правильно понял, но речь, кажется, о том, что ИСД умудрился пролезть в «игольное ушко» западных банковских традиций. Попросту говоря, затраты на альянс со швейцарской компанией рассчитывает окупить возможностью действовать под «крышей» «авторитетного игрока на мировом рынке стали, имеющего развитую торговую инфраструктуру, мощное юридическое сопровождение и доверие банков». (Цитата из уже опоминавшегося интервью).

На кой ляд, спрашивается, суета сия, если по утверждению лидера ИСД, биография их капиталов чиста и прозрачна?

Тут я хочу повторить то, о чем уже ни раз писал. Стопроцентной чистотой происхождения капитала в Украине не может похвастать ни одна отечественная финансово-промышленная группа. Прискорбно, но факт. Деньги спрятаны в «оффшорках», «кредиторках» и еще Бог весть где. Возвратить их в Украину, заставить работать на страну, легализовать – задача державной важности. В сегодняшних условиях она в значительной мере может быть решена в ходе приватизации.

…Вспоминаю друга-шутника: «Не люблю лицемеров, поэтому не смотрюсь в зеркало».

А куда деваться-то, если зеркало, вот оно — в прихожей стоит?

Вместо постскриптума

Когда материал уже был подготовлен, «Ведомости приватизации» опубликовали информацию о том, что Фонд госимущества вновь ввел дополнительные условия продажи «Дзержинки». Напомним: те самые условия, которые отменили по поручению Президента, потребовавшего установить для всех инвесторов равные возможности участия в торгах. Получается — вернулись в начало истории, где единственным участником конкурса была и осталась донецкая ФПГ. Аналитики гадают на картах Таро и кофейной гуще: с какой ноги встанет завтра глава приватизационного ведомства? Предприниматели в полуобморочном состоянии: все никак не могут уразуметь: существуют ли в этом государстве законы и когда же начнут действовать единые, понятные для всех правила бизнеса?

Виктор КОРОБКОВ, специально для «УК»

Читайте также: