Нефтяное бешенство

Почему все вокруг с каждым днем дорожает? Потому что нам говорят: добро пожаловать в мир, где нефть стоит 70 долларов за баррель! И это в том случае, если не произойдет нового кризиса в Заливе в связи с ядерными амбициями Ирана. Если он разразится, готовьтесь платить 140 долларов за баррель. Ровно год назад инвестиционный банк Goldman Sachs выпустил бюллетень, в котором утверждалось, что новые расценки на нефть составят от 50 до 105 долларов за баррель. Прежние прогнозы, которыми все еще пользуется большинство представителей нефтяной промышленности при составлении планов выгодных инвестиций, называли цену в 20 – 30 долларов. Реальная цена может легко перешагнуть установленный Goldman Sachs верхний порог, если США действительно нанесут военные удары по Ирану, но даже если этого не произойдет, цена все равно поднимется так или иначе.

Каковы бы ни были его далеко идущие планы, президент Буш вряд ли атакует Иран до выборов в Конгресс в ноябре этого года, поскольку три из последних четырех глобальных экономических спадов были вызваны резким ростом цен на нефть. Но даже без кризиса в Заливе цена на нефть разве что стабилизируется на отметке гораздо выше сегодняшней, потому что большинство игроков на рынке в курсе долгосрочных тендeнций.

Скоротечные тенденции вроде иранского кризиса или политических волнений в Нигерии (которые на четверть сократили нефтяной экспорт страны) управляют ежедневными изменениями в цене на нефть, но ситуация с поставками настолько напряженная, что цена останется высокой даже в том случае, если Нигерия превратится в Швейцарию, а Иран поклянется разоружиться в одностороннем порядке. «Мы ничего больше не можем сделать в сфере производства.

ОПЕК (Организация стран-экспортеров нефти) уже делает все от нее зависящее», – заявил Абдулла аль-Аттия, нефтяной министр Катара.

Речь идет не об ограниченности нефтяных ресурсов, аргументе, который мы не раз слышали, когда нас убеждали в том, что добыча нефти достигла максимума и начинается долгий спад. Возможно, это правда, но нынешний рост цен вызван всего лишь тем, что в развивающихся странах, особенно азиатских, растет средний класс.

Люди из среднего класса покупают машины. Они также на все лето включают кондиционеры, они проводят отпуск за границей и делают другие вещи, которые требуют расходов энергии. Но прежде всего они, конечно, покупают машины. И в обозримом будущем большинство этих машин будет ездить на том или ином виде нефтяного топлива.

Растущим спросом, заставляющим расти цены на нефть, мы обязаны не только американскому среднему классу. Спрос исходит также из китайских, индийских, российских и бразильских семей, которые всего лишь хотят иметь скромный семейный автомобиль для того, чтобы отвозить детей в школу и выезжать за город на выходные. Их просто стало очень много. И это первый масштабный скачок цен, вызванный скорее растущим спросом, нежели постоянными перебоями в поставках.

Банк Goldman Sachs в прошлом году предсказывал и то, что через 20 лет в Китае будет больше машин, чем в США, – около 200 миллионов. Еще через десять лет «машинонаселение» Индии также превысит американское. Через 20 лет в России и Бразилии будет больше машин, чем в Японии. Мы все обречены на мир с миллиардами машин (если все они вдруг не отбросят колеса), а значит, и на постоянный рост цен на нефть.

Хорошо. Если в течение следующих пяти лет цена на нефть постепенно поднимется с 70 до 100 долларов за баррель, люди и правительства начнут обращать больше внимания на экономию энергии и альтернативные ее источники (включая атом). Чем раньше это случится, тем менее экстремальное глобальное потепление нам обеспечено через пару веков. Но если цена на нефть подскочит до сотни долларов за баррель и выше в один момент, тогда мы все столкнемся с отчаянным дефицитом альтернативных энергоносителей.

Нападение США на Иран грозит не только ростом цен на нефть. Если в один прекрасный день рынок решит, что запасы нефти действительно начинают иссякать, гигантский скачок цен произойдет тут же. Нефтяные компании и страны OПЕК уверяют нас, что нефтяных резервов достаточно для того, чтобы еще десятилетия удовлетворять потребности растущей экономики, но они будут говорить так вне зависимости от того, является это правдой или нет. И потому есть основания подозревать, что это неправда.

Бог с ней, с геологией. Просто обратите внимание на тот факт, что за период с 1985-го по 1990 год, когда OПЕК заявляла, что резервы выросли на 300 миллиардов баррелей, не было взято в разработку ни одного нового крупного месторождения. «Рост» был достигнут за счет перераспределения существовавших резервов, а стимулом их преувеличивать было решение OПЕК установить производственные квоты в пропорции к размеру резервов каждого члена организации. Так что четверть из 1,1 триллиона баррелей мировых запасов нефти может быть не более, чем фикцией.

Лучшее, на что мы можем надеяться в ближайшие годы, это относительно медленный и стабильный рост цен на нефть. Праздник кончился, господа!

Гвайн ДАЭР, Russkaja Germanija

Читайте также: