ДОНЕЦКИЕ «ОБОРОТНИ»?

Не так давно Генеральная прокуратура Украины заявила о том, что завершила расследование убийства славянского журналиста Игоря Александрова. Дело скоро будет передано в суд, а сейчас с материалами дела знакомятся его участники — обвиняемые, защитники, потерпевшие.Как утверждает следствие, заказчики преступления сначала не имели цели убивать журналиста, а планировали лишь серьезно его испугать, чтоб он понял, что это связано с его журналистской деятельностью. И прекратил свои изобличающие передачи на телевидении. Но потом случилось то, что называется «эксцессом исполнителя», — один из нападающих вышел за пределы предварительных договоренностей и причинил журналисту ранения, которые привели к смерти Игоря Александрова.

Судя по материалам дела, непосредственные исполнители вину признали в полном объеме. Братья Рыбаки, которым выдвинуто обвинение в заказе и организации этого преступления, показаний никаких не дают и вину свою не признают.

Материалы дела насчитывают 7 томов. Три из них касаются самого убийства Игоря Александрова. Первые тома содержат материалы по обвинению Александра Рыбака в заказе преступления и его брата Дмитрия в его организации. Заключительная часть дела посвящена «бомжатской» версии убийства — обвинению бывшего замначальника Краматорского ГО УМВД Игоря Криволапова и еще двоих сотрудников милиции в фальсификации дела с привлечением в качестве обвиняемого Юрия Вередюка.

«Милицейская» часть дела, связанная с фальсификацией, может быть выделена в отдельное производство. обвинение в превышении властных полномочий выдвинуто только работникам милиции. Примечательно то, что работники прокуратуры, которые проводили следствие, проходят по делу как свидетели. В роли «стрелочников» выступают милиционеры.

Напомним, что 10 февраля 2004 года начальник Краснолиманского райотдела милиции, подполковник Игорь Криволапов был задержан в здании Краматорского межрайонного отдела СБУ, а затем, по решению Печерского райсуда Киева, арестован по обвинению в превышении власти и служебных полномочий, что привело к тяжелым последствиям. Несколько позднее был задержан и арестован участковый инспектор Краматорского ГО Евгений Дроздов. В данной ситуации под «тяжкими последствиями» Генпрокуратура Украины подразумевает арест Юрия Вередюка, который, как известно, обвинялся в убийстве славянского тележурналиста Игоря Александрова, но был признан невиновным по решению суда. А Игоря Криволапова следствие теперь считает автором этой ложной версии. Более того, как заявил первый заместитель начальника главного управления «К» СБУ Украины Анатолий Бурмич, рассматривается версия насильственной смерти Вередюка.

Казалось бы, стоит только порадоваться тому, что генпрокуратура наконец-то раскрыла действительно резонансное дело. Пусть и «несколько» запоздало, пусть с задействованием фантастически огромных средств и человеческих ресурсов (по горячим следам убийцу Александрова искало около 800 оперативников), пусть даже после гибели невиновного Вередюка, которого Генпрокуратура в свое время столь же уверенно называла убийцей Александрова. Хотелось бы порадоваться успехам следствия, но успех ли это? Если убийство, совершенное в 2001 году раскрывается лишь в 2004 и с задействованием лучших сил ГПУ, МВД и СБУ? Если раскрывается оно лишь со второй, а то и третьей попытки, причем попытки эти стоили человеческих жизней. Но речь даже не об этом. Речь о другом. О том, подтвердится ли в суде этот очередной «успех» украинского следствия? А то, что в суде у прокуратуры будут проблемы, ясно уже сегодня.

Во-первых, следствию придется объяснять, где в течение недели после задержания находились братья Рыбаки и якобы непосредственные исполнители убийства Онишко и Турсунов? Информированный источник сообщает, что находились они в одном из ИВС Киевской области и подвергались отнюдь не процессуальным методам воздействия, после которых задержанных долгое время нельзя было показывать их собственным адвокатам. У суда возникнут вопросы и по поводу мотивов этого убийства и его практической организации. Не все в этой схеме так гладко, как хотелось бы следствию. Кстати, следует учесть, что суд, который состоится не раньше лета этого года, неизбежно будет носить и некоторый политический оттенок. Выборы на носу, а убийство совершено в Донецком регионе, в бытность Януковича тамошним губернатором. И абсолютно неизвестно, что расскажут на суде Рыбаки о своих связях в «верхах».

Почему-то не хочется радоваться и «чистке» милицейских рядов, выразившейся в эпизоде, касающемся фабрикации «дела Вередюка». Во-первых, потому, что сложно поверить, что инициаторами этой фабрикации были провинциальные милиционеры так лихо надувшие столичных прокуроров и милицейских генералов. Во-вторых, из-за того, что и разоблачение «фальсификаторов» происходило опять-таки, с нарушением процессуальных норм. Цитируем письмо скрывающегося от следствия «подельника» краматорских милиционеров Криволапова и Дроздова старшего участкового инспектора милиции Краматорского ГО УМВД Украины в Донецкой области Олега Тамбовцева: В конце августа 2001 года по подозрению в совершении убийства Александрова был задержан житель г. Краматорска Вередюк Ю.Г., который дал признательные показания, что совершил нападение на Александрова.

Хочу напомнить, что задерживал и допрашивал Вередюка Ю.Г. следователь генеральной прокуратуры. И я не сомневался в том, что ошибки у следователя Генпрокуратуры быть не может, и именно Вередюк Ю.Г. совершил это преступление.

После того, как Вередюк Ю.Г. стал давать признательные показания, по распоряжению опять же следователя Генпрокуратуры, милиция искала сначала заказчика преступления по кличке «Михалыч», который передвигался на автомобиле Ваз-2109 красного цвета. Также и мне руководством ГО УМВД была поставлена задача искать на обслуживаемой мною территории вышеназванного человека по фотороботу и автомобиль, путем опроса и получения информации. После этого была поставлена задача искать автомобиль ВАЗ-2101 светлого цвета с водителем, который 3.07.01 подвозил Вередюка Ю.Г. из Краматорска в к. Славянск. В этот момент времени почти всему личному составу Горотдела и приданных сил были розданы фотографии Вередюка Ю.Г. Также, с целью установления личности водителя, который подвозил Вередюка Ю.Г., были розданы сотрудникам милиции списки владельцев автомобилей ВАЗ 21-01-013 светлого цвета, зарегистрированных в г.Краматорске и других городах. Дроздов Е.Ф. также оказался в числе тех сотрудников, которым была поставлена задача на основании вышеназванных списков устанавливать личность водителя, подвозившего Вередюка Ю.Г. С Дроздовым Е.Ф. я находился в нормальных отношениях, мы больше года обслуживали одну и ту же территорию. В дальнейшем его перевели обслуживать другую территорию. Мы старались помогать во всем друг другу по работе. Он часто советовался со мной по многим вопросам как со старшим по сроку службы в ОВД. Так получилось и в данном случае. Дроздову Е.Ф., знакомый, назовем его «В», который занимается предпринимательской деятельностью на его территории, а ранее занимался частным извозом, дал информацию о том, что знает парня лет 30, который «таксует» на автомобиле ВАЗ-2101 светлого цвета. Этого парня назовем «С». Дроздов Е.Ф., заинтересовавшись этой информацией, решил её отработать. Вместе с «В» он нашел этого парня. «С» при беседе с Дроздовым Е.Ф., увидев фотографию Вередюка, вспомнил, что подвозил вроде бы похожего мужчину из г. Краматорска в г. Славянск в начале июля 2001 г.

Дроздов позвонил мне по телефону, решив посоветоваться со мной — что делать в данной ситуации. В это время я находился в Горотделе и посоветовал Дроздову подъехать вместе с «С» к Горотделу для более полной проверки информации и принятия дальнейшего решения. Около Горотдела я побеседовал с «С». Он неохотно шел на контакт, так как всем известно, что люди не желают давать свидетельские показания, потому что боятся бесконечных вызовов в следственные органы и суды. Я ему сказал о том, что если окажется, что «С» подвозил именно в тот день и именно этого человека, который необходим следствию, то он может рассчитывать на официальное вознаграждение, о котором было объявлено в конце июня 2001 г. в местной прессе. Так как Дроздов Е.Ф. хотел быстро отработать выданный ему список автомобилей, то по его просьбе, я решил ему помочь определиться в дальнейшем с «С».

Дроздов Е.Ф. уехал. Я вместе с «С» на своём автомобиле поехал с той целью, чтобы он показал мне, откуда и куда вез похожего на Вередюка Ю.Г. человека. Напрашивается вопрос :»Для чего я это сделал?!». Хотел более точно проверить информацию для доклада руководству, так как очень часто краматорские таксисты возят наркоманов на окраины г. Славянска для покупки наркотиков в притонах. После того, как «С» показал мне, что привез похожего по фотографии человека в центр города, то я подумал, что эта информация заслуживает внимания.

Подъехав к Горотделу, я пошел в здание сообщить данную информацию руководству. В помещении Горотдела я встретил Криволапова И.А., который в то время занимал должность начальника криминальной милиции. Криволапов куда-то торопился. После моего доклада он быстро побеседовал с «С», и сказал ему, что если он понадобится, то его вызовут. Я отвез домой «С» и больше его не видел.

В чем моя ошибка? В том, что я не написал рапорт? Но от меня никто этого не потребовал. И больше никто ко мне по этому вопросу не обращался. В чем моё преступление? В том, что «С», которому нужны были деньги, возможно из корыстных побуждений, в предчувствии вознаграждения, которое обещали выплатить в прессе за любую информацию по раскрытию преступления, решил дать показания, что это именно он подвозил Вередюка Ю.Г. в г. Славянск. Опять же, где были работники прокуратуры, которые проводили допросы, очные ставки, опознание? Как я мог оказывать давление на «С», запугивать его, если при проведении следственных действий я не присутствовал.

В мае-июне 2002 г. состоялся суд в г. Славянске в отношении Вередюка, в результате чего он из-за недостаточности улик был оправдан. И уголовное дело об убийстве Александрова было направлено на доследование в Генпрокуратуру Украины. С июня 2002 г. и до декабря 2003 г. никому не было дела ни до Вередюка, ни до «таксистов», которые его подвозили. Ведь если это не Вередюк совершил преступление, то надо было бы сразу же провести проверку?! Почему же в год выборов президента Украины кому-то понадобились очень громкие уголовные дела?! Да, кому-то выгодно, чтобы в прессе на всю Украину прозвучали следующие цитаты: «В течении нескольких лет в Донецкой области действовала организованная преступная группа «оборотней в погонах», которая совершала тяжкие преступления и всё это происходило в то время, когда областью руководил один из основных претендентов на пост Президента.

И вот в декабре 2003 г. оперативно-следственная группа, состоящая из сотрудников Генпрокуратуры и СБУ Украины, начинают «лепить» уголовное дело против сотрудников милиции. Не знаю, но догадываюсь, какими методами заставили таксиста «С» дать показания о том, что якобы Дроздов Е.Ф. и я уговорили его дать ложные показания против Вередюка Ю.Г. и за это дали ему 300 долларов США. Затем продержали в здании Краматорского СБУ частного предпринимателя «В» 12 часов, где психологически на него давили, угрожая отчислением из ВУЗов его детей, если он не даст нужные следователю Генпрокуратуры Калифицкому А.А. ложные показания против Дроздова и меня. Из-за этого у «В» открылась язва желудка. Затем более девяти часов держали Дроздова Е.Ф. в здании СБУ, на которого всячески оказывали психологические и моральные воздействия для того, чтобы он сознался в том, что он не совершал.

Во второй половине декабря, а именно с 12.12.2003 и до 4.01.2004 1\ я находился сначала на амбулаторном, а затем на стационарном лечении с диагнозом «гипертонический криз».Но следователя Калифицкого А.А. это не волновало и он, с помощью сотрудников СБУ, «вытащил» меня для допроса и других следственных действий. Хочу заметить, что тогда я находился в качестве свидетеля, а не подозреваемого. Перед допросом Калифицкий А.А. также и на меня оказывал психологическое давление с целью заставить дать ложные показания против себя.

Напрашивается ещё вопрос: для чего задерживать Дроздова Е.Ф., меня и Криволапова И.А. по Ст. 115 УПК Украины и держать под арестом после предъявления обвинения? Мы что, социально опасны? Но ведь после предъявления обвинения следователь автоматически отстраняет нас от должности. Мы что, не имеем постоянного места жительства? Имеем. Нас застали непосредственно при совершении преступления? Нет. Никто не скрывался от следствия. Дроздов Е.Ф. постоянно приходил к следователю по его звонку, Криволапов И.А. — также. Я находился в отпуске согласно графика, и не собираюсь скрываться от следствия. Ведь задержание — это крайняя мера.

Следователь понимает, что это уголовное дело в любой момент может развалиться, не говоря уже о суде. Поэтому он держит всех в изоляции, не допускает адвокатов, проводит психологическое давление. Однако, очень часто подозреваемые в совершении преступления находятся под подпиской о невыезде, а не под стражей до суда, являясь при этом людьми без определенного места жительства, наркоманами, ранее судимыми. Парадокс!

До меня доходят слухи о том, что идет сбор именно компрометирующей нас информации, поднимаются материалы, жалобы 5-летней давности, которые проверялись в те годы определенными должностными лицами. По роду своей служебной деятельности мною были раскрыты не один десяток преступлений, не одна сотня человек были привлечены к административной ответственности. Поэтому в целях мщения кто-либо может дать негативную информацию обо мне. Я не считаю себя идеальным человеком и службистом. Каждому свойственно ошибаться, но я ошибался не в силу лени или халатности. Я всегда старался не корысти ради, не ради карьеры, а просто хорошо выполнить свою работу. Поэтому, наверное, нахожусь до сих пор в должности участкового инспектора, живу в маленьком старом домике (построен в 1928 г.). Единственно имею только автомобиль, деньги на покупку которого дала мне моя мать — с целью разделить наследство между мною и братом. Я хочу сказать и о том, что у меня в бюджете семьи никогда не было 300 долларов, которые я мог спокойно отдать незнакомому человеку для того, чтобы он дал ложные показания с целью раскрыть преступление, совершенное не только на необслуживаемой мной территории, но и в другом городе.

Я не хочу быть заложником политических хитросплетений вокруг предвыборной гонки. Убийством Александрова И.А. занимались работники Генпрокуратуры Украины. Только они вели следствие и проводили собственные действия, а также предварительные беседы. И я считаю, что если Вередюк Ю.Г. не убивал Александрова, а ему предъявлялось это обвинение, то в первую очередь за это должны нести ответственность работники прокуратуры, которые непосредственно отвечали за раскрытие данного преступления.»

Письмо милиционера Тамбовцева, конечно, не истина в последней инстанции. Однако оно порождает сомнения как в окончательности «раскрытия» дела об убийстве Игоря Александрова, так и в способности нашей правоохранительной системы к действительной, а не показной «чистке» своих рядов.

Станислав Речинский, «УК»

Читайте также: