СПЕЦНАЗ В РОССИИ БОЛЬШЕ ЧЕМ СПЕЦНАЗ

Безопасность России страдает от того, что в ней создано слишком много спецподразделений, занимающихся обеспечением ее безопасности. Этому посвящена статья известного аналитика Марка ГалеоттиMark Galeotti, опубликованная в журнале The Intellegence Review.

Между тем, вряд ли кто-то серьезно изучал эту проблему в Украине, не взирая на то, что разговоры об «орлах Кравченко» всенародно популярны. А ведь ареал обитания «орлов» не ограничивается одним МВД. Не станем забывать: отдельно взятая коммандос лишь одного ведомства в состоянии единомоментно взять «почту-телефон-телеграф», не говоря уже о такой мелочи как ликвидация пары-тройки неугодных.

В последние семь лет количество военнослужащих российской армии постоянно снижалось, а доля спецподразделений, наоборот, постоянно увеличивалась. 1 января 1995 года в российской армии числилось 1 млн. 900 тыс. военнослужащих, примерно 10 тыс. из них или 0.5% составляли офицеры спецподразделений. В начале 2002 года вооруженные силы были сокращены до 1 млн. 200 тыс., но численность офицеров спецподразделений возросла до 11 800 — то есть почти до 1%. Если учитывать, что реальная численность войск России приближается к 900 тыс., из которых примерно 350 тыс. находятся в боеспособном состоянии, то реальная пропорция может составлять 1.3% или 3.4%.

Большинство спецподразделений принадлежит Министерству Обороны, которое обладает шестью бригадами специального назначения и четырьмя бригадами морского спецназа (вероятно имеются в виду бригады Морской Пехоты – ред.). Однако большая часть бойцов этих подразделений набирается по призыву — в результате, подготовленные солдаты постоянно покидают службу. В рамках спецназа существуют элитные спецгруппы, формируемые из профессиональных военнослужащих. Если приплюсовать к этим формрованиям спецподразделения Главного Разведывательного Управления и два подразделения Морской пехоты, то можно придти к выводу, что МО обладает 5 200 офицерами элитных подразделений.

Второй источник спецподразделений — Министерство внутренних дел. Оно обладает очень широким спектром элитных групп. В их числе высокопрофессиональные подразделения ОМОН (Отряд Милиции Особого Назначения) и СОБРа (Специальный Отряд Быстрого Реагирования), которые приданы каждому региональному Отделу по борьбе с организованной преступностью. Их специализацией является задержание особо опасных преступников. Существуют также подразделение «Факел», обученное подавлять бунты в тюрьмах и «Вега», главной задачей которой является охрана ядерных объектов. Общая численность спецгрупп МВД составляет примерно 1 700 офицеров. Своими спецподразделениями обладают также и Внутренние Войска (ВВ), входящие в состав МВД. Каждому округу ВВ придано собственное подразделение ОСНАЗа (Отряд Специального Назначения). Крупнейшие ОСНАЗы (московские «Русь» и «Витязь», ростовский «Скиф» , тверской «Барс») расквартированы в наиболее крупных или проблемных регионах. В подразделениях ОСНАЗ служит примерно 1 100 офицеров.

Все спецслужбы России обладают своими спецподразделениями. Федеральная Служба Безопасности обладает группой «Альфа», основанной в 1974 году для борьбы с террористическими атаками.

В состав ФСБ входит Антитеррористический центр, подразделения которого базируются в Москве, Екатеринбурге, Краснодаре и Хабаровске, насчитывают 300-400 коммандос. ФСБ обладает также такими спецгруппами как «Бета» (тренировочное подразделение, которое также используется для имитации действий агрессора и проверки эффективности защиты стратегических объектов) и «Зенит». «Зенит» — одна из наиболее засекреченных спецгрупп. По некоторым источникам «Зенит» действовал в Чечне и на его счету несколько уничтоженных лидеров сепаратистов. Кроме того, в Чечне действовало другое спецподразделение ФСБ «Вымпел», изначально предназначенное для выполнения особых заданий за рубежом.

В составе ФСБ также числилась группа «Каскад», главной задачей которой в эпоху КГБ было похищение секретных кодов противника за линией фронта. После распада СССР «Каскад» был расформирован. Вероятно проявлением духа времени было решение президента Владимира Путина восстановить его, подчинив электронной разведке ФАПСИ или Службе Внешней Разведки (СВР), кстати имевшей подразделение, выполнявшее функции, которые ранее числились за «Каскадом». По некоторым источникам, эта структура СВР называется «Гром», по другим — «Заслон». Возможно обе спецгруппы существуют параллельно, или «Гром» входит в состав «Заслона». Общая численность спецподразделений ФСБ, СВР, ФАПСИ достигает 2 500 человек.

Но перечень спецподразделений этим не исчерпывается. Свой отряд коммандос (250 человек) имеет Министерство по Чрезвычайным Ситуациям (МЧС), Налоговая Полиция и Пограничные Войска также обладают подобными структурами. В них служит примерно 1 300 офицеров.

Все перечисленные подразделения имеют неясные и часто совпадающие задачи, зависящие, в первую очередь, от интересов их материнских организаций. Операции по освобождению заложников в Москве, например, могут проводить ОМОН, СОБР, подразделения ВВ «Витязь» и «Русь», структуры ФСБ — «Альфа» и «Русь» и т.д. Содержание спецподразделений стоит очень дорого. Результатом становится фаворитизм, когда спецгруппы становятся любимчиками руководителей своих материнских организаций, что, естественно, не может не вызывать недовольства у «обычных» солдат, милиционеров и т.д. Ненормально, когда обладание собственным спецподразделением становится модным и вызвано не практической необходимостью, а соображениями политики и престижа, когда многие государственные структуры жаждут обладать «карманными» спецподразделениями. Свидетельство этому утверждение, что МЧС «нуждается» в собственных коммандос. России нужен рационализм, иначе ее армия может превратиться в гибрид нескольких тысяч коммандос и миллиона ополченцев.

Читайте также: