Наши старики обречены: бандиты, нотариат, «менты»… Часть 3

В предыдущем номере мы рассказали историю о 86-летнем Георгии Тихоневиче, у которого мошенники пытались отобрать квартиру. Как оказалось — при помощи сотрудника Днепровского райотдела милиции столицы капитана Пархоменко. «Квартирную мафию» «крышуют» люди в погонах? В Днепровском РОВД и не такое откалывали! Следователь Пархоменко отдал квартиру… подозреваемым в преступлении

У других должностных лиц были иные представления о чести… Когда Людмила Миколенко привезла своего отца домой, на улицу Тампере, она обнаружила, что дверной замок сменен. Поменял его упоминавшийся выше Петр Семененко , на которого БТИ переписало квартиру. Миколенко утверждает, что ключ от бронедвери Семененко выдал… капитан Пархоменко.

И сделал это еще 15 ноября, когда Тихоневич находился в розыске. Понятыми при этом были сестра Семененко Татьяна Грабовская и – сюрприз! – адвокат Анна Хворостяная!

У «найденного» Тихоневича не было документов. Никаких, начиная с паспорта и заканчивая военным билетом. Но когда за дело взялись другие следователи, паспорт нашелся – у капитана Пархоменко! Там стояла печать «выписан», а затем от руки дописано – «ошибочно». И печать с подписью начальника паспортного стола Днепровского РУ МВД Юрия Галузина.

По данным, которыми располагает «БЦ», паспорт похищенного Тихоневича Галузину принесла все та же Анна Хворостяная. В своих объяснениях Галузин утверждает, что Хворостяная сказала: «Тихоневич находится в больнице, и его нужно выписать. Вот доверенность на имя Билиенко Николая Викторовича». Но! Во-первых, подпись на доверенности была совсем не Тихоневича.

И во-вторых, Тихоневич был объявлен в розыск, о чем паспортный стол Днепровского района согласно законодательству был оповещен.

Первый след в деле – подозрительная нотариальная контора

3 декабря 2004 года Георгий Тихоневич написал исковое заявление о том, что он никому не продавал квартиру на улице Тампере, а граждане Билиенко (тот, кто в жэке назвался внуком Тихоневича), Еременко (тот, на кого квартиру переписали в БТИ) и Семененко (тот, на кого переоформил квартиру Еременко) завладели его имуществом незаконно. 3 декабря Днепровский суд наложил на квартиру арест.

25 ноября муж Людмилы Миколенко зашел посмотреть, что происходит в этой квартире. И обнаружил, что Петр Семененко вывозит имущество Тихоневича в неизвестном направлении. В разговоре с Семененко выяснилось: он убежден, что Тихоневич выписан из квартиры. Когда же ему показали паспорт Тихоневича со штампом «выписан ошибочно», Семененко возмутился, ведь он якобы давал начальнику паспортного стола Галузину 300 долларов!

Дело опять зашло в тупик. Потерпевшие не доверяли милиционерам, которые, по их мнению, вошли в явный сговор с преступниками. Но 28 января 2005 года начальником следственного отдела ТВМ-4 Днепровского РУ МВД был назначен Руслан Сушко. Он реабилитировал честь стражей порядка в глазах потерпевших.

В действиях Сушко не было ничего принципиально нового – так должен действовать каждый профессиональный следователь. Сначала он заинтересовался личностью нотариуса Свириденко, заверившего генеральную доверенность на имя Николая Билиенко на все имущество Тихоневича – квартиру, банковские счета и т. п. Нотариальная контора Свириденко находилась на Куреневке, и у следователя возник логичный вопрос – зачем Тихоневичу было ехать через весь город, когда таких контор хватает и на Левом берегу?

Обыск, проведенный у Свириденко, помог установить, что нотариус сотрудничал не только с Николаем Билиенко, но и с Василием Петровичем Билиенко. Сушко вызвал его на допрос – это был тот самый цыган, который приходил в ЖЭК 29 октября! А нотариус подтвердил, что именно Василий привозил ему документы по квартире Тихоневича.

Следующее, что обнаружила следственная группа под руководством Сушко (опросив более 30 свидетелей): у Георгия Тихоневича было функциональное нарушение памяти, и он считался недееспособным для оформления операций с недвижимостью. Дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки, но в марте 2005 года руководство Днепровского РОВД… забирает дело у Руслана Сушко. Лишь после неоднократных обращений родственников Тихоневича к руководству МВД дело было возвращено следователю.

«Менты, вы что, страх потеряли? Это же мой брат!»

Следственная группа продолжала работать. Место проживания Василия Билиенко было установлено: г. Борисполь, ул. Жовтневая, 8. И 7 июля 2005 года оперативник Семенов осуществил то, что за многие месяцы не могли сделать старший лейтенант Бучинский и капитан Пархоменко, – задержал подозреваемых.

Дом по ул. Жовтневой, 7 был обычной сельской хатой. Одноэтажной, наполовину кирпичной, наполовину деревянной. Там жила старая цыганка, назвавшаяся матерью братьев Билиенко Жанной. Во дворе стояла машина, в которой сидел Николай Билиенко. Когда на него надели наручники, Николай не испугался. «Вы же из Бориспольской милиции?» – спросил он. «Из Бориспольской», – пошутил капитан Семенов. «Можно позвонить брату? – спросил Николай Билиенко. – Он решит проблему». – «Давай, звони».

Через десять минут после звонка во двор въехала иномарка Василия Билиенко. «Вы что, менты, совсем страх потеряли?! – орал он на «бориспольских» милиционеров. – Это мой брат!» Орал до тех пор, пока его не приковали наручниками к родному брату.

В гараже дома Билиенко была обнаружена еще одна жертва – Виктор Дащенко. Как и Тихоневича, его похитили и держали в доме, пока переоформляли его квартиру в том же Днепровском районе. Дащенко, хоть и жил одиноко, но не был инвалидом, как Тихоневич. Поэтому его регулярно поили водкой. Жанна Билиенко сказала, что помнит Тихоневича, которого тоже «поселили» в гараже: «Сын привез и сказал кормить».

Билиенко, Семененко и Хворостяная причастны и к другим похищениям

Пока братья Билиенко сидели в СИЗО, прокуратура обнаружила еще ряд уголовных дел, по которым те фигурировали. Все они были связаны с похищением одиноких людей и незаконным завладением их квартирами.

Скажем, в 2002 году братья похитили жителя Днепровского района (улица Вильде) Юрия Гребинского и почти месяц держали его в Кременчугском районе Полтавской области. Тем временем его квартира переоформлялась. Инвалид Гребинский, который не может ходить, чудом спасся: охранявшие его цыгане напились, и он два километра полз к людям.

Есть допрос капитана (теперь он уже майор) Пархоменко, из которого следует, что во время поиска Гребинского Пархоменко познакомился с Василием Билиенко, представившимся племянником Гребинского. То есть 31 октября 2004 года на Харьковском шоссе Пархоменко узнал Билиенко и прекрасно представлял себе всю картину с похищением и преступлением, но никаких (!) мер не принял?

Тогда же, в 2004 году, братья Билиенко похитили из парка Победы (опять Левый берег!) дворника Василия Ульянченко, которого также держали в Борисполе и постоянно поили дешевой водкой. Билиенко оформил квартиру на цыганку Крикуненко, а та – на Елену Семененко. Последняя оказалась женой Петра Семененко – того же, который якобы давал 300 долларов начальнику паспортного стола, а теперь сдает квартиру Георгия Тихоневича неизвестным лицам женского пола. Именно ему Елена Семененко поручила продать квартиру, но тот не успел: нотариус документы оформил, а вот в БТИ зафиксировать передачу квартиры Ульянченко не успели, потому что на имущество был наложен арест.

И тут на арене вновь появляется «адвокат» Анна Хворостяная. Завладев паспортом Ульянченко, она выписывает его из собственной квартиры, а Петр Семененко вывозит оттуда все вещи и делает ремонт. Чтобы перепродать квартиру. Что характерно, капитан Пархоменко, видимо, давно знаком и с госпожой Хворостяной. Она «секретный сотрудник» милиции, заявил он Людмиле Миколенко и ее мужу.

Четыре дела левобережной квартирной мафии: потерпевшие спаслись случайно

Как следует из дела четырех пострадавших – Тихоневича, Дащенко, Гребинского и Ульянченко, преступная украинско-цыганкая группировка левобережных кидал работает приблизительно так: сначала находят одинокого человека, не способного позаботиться о себе, потом похищают его и держат в провинции, где дешевле подкупить стражей порядка, а тем временем переоформляют квартиру жертвы на своих людей. Если в течение года никто не поднимет шум по поводу случившегося, квартиру продают на легальном рынке. А после этого…

Мы не знаем, что происходит после того, как квартира продана и жертва не нужна. Мы даже не знаем, сколько подобных сделок братья Билиенко и содействующие стороны – милиционеры, БТИ, нотариусы – довели до конца. Те четыре дела, которые стали известны редакции – воля случая. Только чудо спасало потерпевших: по делу Тихоневича врач отказался от взятки, Дащенко вышел из бориспольского гаража в результате неожиданного приезда ментов, Гребинский бежал, когда его охранники перепились, у Ульянченко нашлись родственники…

Пострадавший Дащенко, кстати, уже несколько месяцев как исчез. И милиция не может его найти…

Расследование саботируют высокие милицейские чины?

По нашим данным, расследование дела левобережной квартирной мафии завершено. В ближайшие дни его должны были передать в суд. Но, по имеющейся информации, следственной группе и потерпевшим придется прорываться через саботаж и угрозы достаточно высоких должностных лиц в силовых структурах. Редакция располагает фактами по этому поводу и знает фамилии и должности людей, тормозящих расследование.

Понятно, что братья Билиенко – всего лишь низшее звено преступной группировки. Логично допустить, что в нее входят и другие люди – от «легальных» покупателей до «крыши» в милицейских структурах. Задержанные периодически намекают, что дело все равно спустят на тормозах, поскольку покровители носят погоны с большими звездами.

Источники в Генеральной прокуратуре сообщили редакции, что обычно у таких группировок квартирных «кидал» действительно есть «крыша» в виде оборотней в погонах. Но высокие должностные лица не станут марать себя сотрудничеством с откровенными уголовниками. Судя по всему, «крышу» левобережной преступной группировке обеспечивают средние милицейские чины и кто-то из отставников.

Дело чести правоохранительных органов – довести расследование этого резонансного дела до конца. Мы, в свою очередь, также будем отслеживать ситуацию. С работой «квартирной мафии» может столкнуться каждый: будьте бдительны!

Павел Солодько, Без цензуры

Читайте также: