КАК «СЛАДКИЕ ЛОШИЦЫ» ВЕДУТСЯ НА КОНКРЕТНУЮ «ОТВЕРТКУ»

«Отвернуть» вещицу для настоящих профессионалов ну просто плевое дело. Выходит группка таких любителей легкой наживы на рынок и… Хотя обо всем по порядку. Для ясности сначала нужно расшифровать само это понятие: «отвертка» — воровской прием, основной принцип которого заключается в отвлекающем моменте. Короче, это как бы отворачивание внимания потенциальной жертвы.Для наглядности приведем пример: идут два злодея на рынок. Один становится за спиной другого, прикрывая напарника. Напарник начинает попросту пудрить мозги реализатору (обычно это женщина): «Дайте мне посмотреть это, нет, не это, а вон то…» При этом указывает на товар, висящий за спиной продавца. И пока старательная дамочка тянется за каким-нибудь пуловером, воришка «работает» с вещами, лежащими прямо перед его носом, на прилавке. Потом, конечно же, оба исчезают. В качестве «отвертки» зачастую используют тетрадки или блокноты. Приходит эдакий хозяйственный муж на рынок и достает из широких штанин громадный список покупок, якобы составленный придирчивой женой. Держит его перед собой и внимательно читает, прикрывая при этом товары, лежащие на прилавке прямо под списком. Напарник же в это время засовывает под него свою шаловливую ручонку и самым наглым образом тащит все, что под нее попадается. Схема ясна? Поехали дальше…

Неуловимая парочка

Не так давно появились в городе залетные гастролеры. Гастролировали так красиво и профессионально, что работники милиции пребывали некоторое время в полной растерянности. Мужчина и женщина бальзаковского возраста заходили в первый попавшийся магазин канцелярских товаров. С широкими улыбками на физиономиях заводили оживленную беседу с продавцами, мол, мы участвуем в предвыборной кампании, из штаба такого-то кандидата, посоветуйте, какой товар взять для агитационной работы. Продавцы, конечно, советовали, гастролеры набивали полные пакеты всякой канцелярской всячиной. И под конец просили штук 200 карточек мобильной связи для того, чтобы обеспечить этой самой связью преданных агитаторов. Словом, товара набирали приблизительно на пять тысяч гривен. Когда пакеты уже трещали по швам от содержимого, наступало самое время для «отвертки»: «Нужно все это дело скотчем перемотать», — любезно просят «отверточники». И пока продавец идет за скотчем, гастролеры сметают с витрины оставшиеся карточки мобильной связи, набивают ими карманы и продолжают терпеливо ждать скотч. В процессе заклеивания пакета липкой лентой выясняется, что на руках у участников предвыборной кампании всего лишь 500 гривен, остальные — доллары и евро. «Девушка, пусть пакет пока постоит, мы сходим в обменный пункт и сейчас же вернемся», — говорят гастролеры и исчезают в неизвестном направлении, естественно, не возвращаясь. И тут действует другой, не менее важный механизм «отвертки». Девушка ждет минут тридцать, потом начинает беспокоиться и подозревать неладное, видит пропавшие карточки… — на все это уходит еще минут тридцать. Потом в ужасе звонит боссу — тот через полчаса приезжает, еще полчаса чешет затылок. И только после всего этого звонит в милицию. А что милиция? Никого не убили и даже не покушались — короче, милиция приезжает в лучшем случае через час. Времени замести следы — предостаточно. Вот таким образом смышленая парочка обчистила уже около 10 магазинов, сумма ущерба колеблется от 1000 до 8000 гривен.

Кофейная подстава

Фигура вторая. Кофейная. Работают два человека, конечно же, лепших друга. Место действия — рынок продовольственных товаров или магазин того же направления. Сначала подходит к прилавку один «отверточник» и опять же начинает долго и нудно выбирать товар. Продавец (конечно же, женщина, в наивности и доверчивости которой нет равных), весьма обрадованный богатому покупателю, суетится, предлагая свой товар. А покупатель, соглашаясь с ней, методично набивает большую хозяйственную сумку продуктами. Последнее приобретение — две банки растворимого кофе. И опять работает та же схема: отвлекающий маневр по типу «а еще во-он те консервочки заверните». В это время появляется напарник, меняет сумку на точно такую же, набитую до предела, с двумя банками кофе сверху и исчезает с похищенным товаром. Когда продавец поворачивается, на прилавке стоит та же сумка. А рядом — тот же богатый покупатель, только с растерянным лицом. Он, наморщив лоб, роется в бумажнике, и вот оно, горе, — одни доллары. «Вы сумочку мою оставьте у себя, а я быстренько побегу разменяю», — говорит он и убегает. Опять ожидание, опять подозрения и опять милиция — часа через два. И сумка, которая, как оказывается, набита всяким мусором, а в банках с кофе… песок.

Правда, можно допустить, что продавщица заподозрит неладное гораздо раньше, чем прокрутят «отверточники» свое черное дело. Что тогда? На воровском жаргоне потерпевшую величают «Машкой». Так вот, если «Машка не одуплилась», тогда все в шоколаде, но вот если «дупля отбила» — нужно «отстегивать ей бабло», мол, «не кипешуй, Маня, все нормально».

«Тертые зэчары» против «дольче габан»

Все женщины для «отверточников» делятся на две категории: «сладкая лошица» и просто «лошица». Почему первые «лошицы» сладкие? Да потому, что у них можно «отвернуть» все что угодно. Идет эдакая «дольче габана» вся в стразах, блестках и с вавилонской башней на голове: в глазах — преждевременная весна, в походке — вызов всем мужчинам мира, да еще и мимо проходящим менее блестящим женщинам. Пальцами с французским маникюром зажимает шикарную мобилку японского производства и, демонстрируя свой капризный голосок, не забывает про стрельбу глазами. Ну чем не «сладкая лошица»? Вот таких барышень и выпасала целыми днями группа «отверточников» из 15 человек. Грузины, они же — «тертые зэчары», работали преимущественно с девушками от 17 до 30 лет. Известные своим пылким темпераментом и слабостью к прекрасному полу, грузины сначала производили ту же стрельбу глазами, потом выдавали восхищенные возгласы, затем характерные движения руками «вах!», и… мобилки как не бывало. Впрочем, как и любвеобильных кавказцев.

Поэтому будьте внимательны, уважаемые жители Крыма: пришло на наш полуостров такое явление, как «отвертка». И она может быть везде, даже в делах амурных…

Юлия Исрафилова, Дмитрий Подберезкин Первая Крымская

Читайте также: