Неонацисты: была ты мне подруга, а стала – «камарад»

Правоэкстремистская сцена Германии пополнилась новыми представителями, несколько отличающимися от своих «идейных товарищей». Очередное неонацистское течение называет себя «автономными националистами»; отличается своеобразным стилем в одежде (или, точнее, его отсутствием). И выступает с призывами к активному и повсеместному применению насилия в стычках с полицией и своими политическими противниками. Федеральное ведомство по охране конституции выпустило специальную брошюру, посвященную этому новому явлению. В ней, в частности, отмечается существование в правоэкстремистской среде двух противоположных тенденций. С одной стороны, праворадикальные движения стремятся к сотрудничеству друг с другом, объединяясь для проведения демонстраций и других «акций». Отнюдь не второстепенная роль в этих коллективных мероприятиях отведена национал-демократической партии Германии (НДПГ – NPD), являющейся тем магнитом, вокруг которого концентрируется значительная часть неонацистов.

С другой стороны, часть правых экстремистов, не желающих принимать участие в ставшей, по их мнению, чересчур «буржуазной» политике национал-социалистов, предпочитают действовать по своему усмотрению, дерзко и с вызовом существующему общественному строю. «Автономные националисты» – одно из таких «независимых» течений, которое Федеральное ведомство по охране конституции квалифицирует как «воинствующее периферийное явление». «Воинствующее» из-за агрессивности и склонности к провокациям силовых конфликтов, а «периферийное» из-за относительно небольшой численности автономистов: по подсчетам специалистов, всего около 150 – 200 человек. Некоторые эксперты по вопросам правого экстремизма в Германии считают, однако, эту цифру заниженной: членов автономного движения не так просто вычислить по «первичным» неонацистским признакам: одежде или символике, им легче затеряться среди представителей других молодежных субкультур, что не позволяет дать однозначную оценку реальных масштабов современных автономистов.

«Автономные националисты» – это своего рода партизанский отряд, маскирующий свою «правую» сущность за внешними атрибутами «левых». Вместо курток-«бомберов», тяжелых высоких ботинок, бейсбольных бит, коротких стрижек и неонацистской символики, по которым можно безошибочно определить принадлежность их владельца к праворадикальному крылу, автономисты используют свой дресскод и пароли, скорее типичные для «левых». Спортивная обувь, солнцезащитные очки, кепи-бейсболки и длинные «дрэды» могут сбить с толку даже опытных полицейских.

Особую страсть «традиционные» неонацисты питают к символике и кодам со скрытыми в них фашистскими лозунгами, одним из наиболее распространенных является числовое изображение: «88» – это закодированное приветствие «Heil Hitler!» («Хайль Гитлер!» – запрещенная в Германии форма приветствия): буква «H» имеет порядковый номер 8 в латинском алфавите. Нац-автономисты от подобных знаков отличия отказались. Вместо этого на их груди красуется изображение Че Гевары, а плакаты пестрят лозунгами, более типичными для панков, вроде «We will rock you» или «Fuck the law». В качестве символики они используют, как в свое время антифашистские группы, изображения героев из мультфильмов и комиксов. Большинство автономистов сосредоточены на западе Германии и в Берлине. Их средний возраст составляет 18 – 25 лет.

Была ты мне подруга, а стала – «камарад»

Несмотря на то, что именуемая в Германии «коричневой» правоэкстремистская сцена представлена преимущественно мужчинами, ее ряды регулярно пополняют и не менее радикально настроенные девушки. Существует даже теория, которая гласит, что представительницы прекрасного пола становятся приверженцами правой идеологии даже чаще, чем мужчины. Тем самым они, по мнению специалистов, пытаются компенсировать свою природную слабость.

Доля девушек – членов националистических организаций и клик составляет пока только одну треть. Девушки традиционно занимают низшую ступень в иерархии структур правого толка, но, тем не менее, их влияние может быть очень велико. 95% всех преступлений, имеющих правоэкстремистскую подоплеку, по статистике совершаются именно мужчинами.

Но именно их боевые подруги не редко провоцируют представителей сильного пола на совершение правонарушений, чаще всего различных хулиганских выходок, оставаясь при этом в тени.

В обязанности женской половины «коричневого» движения входит не только поддержание боевого духа мужчин. Им отведена и еще одна немаловажная роль: они осуществляют слаженную организационную работу.

Нац-девушки используют, в принципе, ту же тактику, что и нац-автономисты: внешне никак не выделяясь на общем фоне других молодежных субкультур, а то и просто в облике среднестатистической «серой мыши», они втираются в доверие и вербуют доверчивых сверстников.

Откуда нам такое «счастье»?

После того как в 90-е годы многие неонацистские организации были запрещены, «нац-беспризорники» стали объединяться в небольшие группы и неформальные структуры. Появившееся в то время определение для так называемых «организаций без организации» – «автономные националисты» – позже сменило более звучное «свободные националисты» или «свободные силы». Когда в 2002 году возникла группа приверженцев неонацистской идеологии, называвшая себя «автономными националистами», это понятие приобрело новый смысл.

Результатом запрета и преследования со стороны государства организаций правоэкстремистского толка стало создание незарегистрированных официально, а, значит, трудно контролируемых структур, так называемых «товариществ». Это были первые свободные или автономные националисты. Идея создания неофициальных автономных ячеек в правоэкстремистской структуре Германии, каждая из которых насчитывала не более 20 – 25 членов, принадлежала одним из наиболее активно действовавших неонацистских лидеров Германии Кристиану Ворху (Christian Worch) и Томасу Вульффу (Thomas Wulff). Идейные вдохновители разработали концепцию «свободных националистов», которые, объединяясь в немногочисленные группы – будущие «свободные товарищества» («Freie Kammeradschaften») – должны были продолжать нести идеи запрещенных правоэкстремистских партий и объединений в массы. Небольшие региональные группы по всей Германии объединялись в своего рода «виртуальные» межрегиональные союзы для поддержания контакта со своими единомышленниками и проведения массовых акций. Их услугами для создания особого «правого» антуража на демонстрациях до сих пор активно пользуется НДПГ.

Называющие себя автономными, новые неонацистские объединения, в отличие от своих предшественников – современных «свободных товариществ», пропагандируют силовые методы борьбы и открыто выражают свое неприятие политики НДПГ по созданию так называемого народного фронта из числа приверженцев правоэкстремистской идеологии. Среди этих организаций наибольшее внимание привлекают к себе именно «автономные националисты». Они не только отмежевываются от других правоэкстремистских групп, но и от непосредственно представителей неонацистской сцены. Они открыто призывают к потасовкам с полицией и антифашистскими организациями, борьбе с капитализмом, пренебрежению законами и к мировой революции, используя при этом терминологию, явно заимствованную у левых радикалов.

Отказ от внешних неонацистских атрибутов – это не только декларация своей обособленности от других праворадикальных клик и объединений, это еще и своего рода тактический ход.

Таким образом им становится проще вербовать молодых людей, далеких от нацистских идей и неприемлющих скинхедоподобный стиль одежды и прически. «Не важно, какую музыку ты слушаешь, какой длины у тебя волосы и какую одежду ты носишь», – заявляют они, агитируя молодых людей пополнить их ряды.

Но автономисты подчеркивают не только свое внешнее отличие от прочих «нацбоев». В их лозунгах, как в большом котле, смешались всевозможные радикальные идеологии: левоэкстремистские, национал-революционные и откровенно националистические. Тем самым автономисты не только маскируют правоэкстремистский характер своей организации, но и расширяют круг потенциальных единодумцев.

Несмотря на все уловки и хитрости, к которым то ли из идейных, то ли из тактических соображений прибегают «автономные националисты», эксперты безошибочно распознают в них приверженцев неонацизма и даже говорят о новом поколении экстремально настроенной молодежи в Германии. •

Елена Громова, РГ

Читайте также: