У АМЕРИКАНСКИХ ШПИОНОВ – ПЕРЕСТРОЙКА

«Мы стремимся встретить любую новую жизненную ситуацию перестройкой» — писал великий сатирик Древнего Рима Петроний. – «А каким чудесным средством способна быть перестройка для создания иллюзии прогресса при беспорядке, неэффективности и деморализации». Это и вправду может быть настоящим чудом для Джона Негропонте, посла США в Ираке. Он вернется из страны пребывания в Америку, чтобы стать первым в ее истории Директором национальной разведки (ДНР). Мистеру Негропонте доведется теперь задуматься, какая работа более нервная. Дипломата на войне или разведчика в кабинете.Создание института ДНР было одобрено как республиканцами, так и демократами, которые собираются повысить надежность работы разведслужб США после явного провала – неспособности предотвратить трагедию 11 сентября 2001 года. Но пока остается неясным, какой объем полномочий получит мистер Негропонте. А также какие полномочия он отнимет у руководства 15 спецслужб, которые он теперь возьмет под контроль. Центральное разведывательное управление США (ЦРУ), самое известное из них, потребляет всего лишь около одной десятой бюджета, выделяемого на нужды американской разведки. Крупнейшая же из разведывательных служб, Агентство Национальной безопасности (АНБ), в котором работает 30 000 сотрудников, расположена в Министерстве обороны, где правит бал воинственный министр Дональд Рамсфельд. Поскольку же г-н Негропонте не одобряет бомбометание и орудийный огонь в «зеленой зоне», он вскоре может услышать скрежет кинжалов, которые точат его «доброжелатели» в Вашингтоне, Арлингтоне и Ленгли.

«Секретный мир» США в последнее время неэффективен и деморализован. Особенно неприглядно выглядит ЦРУ: косная, не поддающаяся учету и контролю бюрократическая структура, где почти никогда и никого не увольняют, где сами обманывают себя собственной мифологией. Эта структура, несмотря на несколько успехов, о которых пресс-секретари старательно рассказывали общественности, обременена целым рядом крупных провалов. Вестибюль в Лэнгли «украшен» памятными медальонами с именами каждого сотрудника ЦРУ, погибшего «на фронтах холодной войны». Еще более красноречивым «памятным знаком» для спецслужбы, по свидетельству некоторых бывших ее офицеров, является тот факт, что ЦРУ за все эти «холодные» годы не завербовала ни единого советского агента высокого и даже среднего уровня. Все более или менее значительные информаторы ЦРУ были «добровольцами». Агентство было буквально пропитано предательством. Все сотрудники ЦРУ, действующие на Кубе, были двойными агентами. Почти все «цээрушники» (кроме трех), орудовавшие в ГДР, предположительно работали на ШТАЗИ. Что же касается упомянутых храбрых агентов-добровольцев, то Олдрич Эймс, жадный алкоголик в оперативном управлении ЦРУ, который был куплен русскими, «сдал» за деньги очень многих из них. Так же, как и другой «подснежник», Роберт Ханссен, работавший в ФБР.

Когда речь шла о вербовке и сборе развединформации в «полевых условиях», прежде всего учитывалось количество. О качестве как-то не задумывались. Так, в Африке времен «холодной войны» американские шпионы платили немалые деньги за ту же самую информацию, которую их дипломаты получали задаром, в ходе разговора за завтраком. Недавний офицер ЦРУ Линдсей Моран подтверждает: она знала, что агент, которого она курировала на Балканах, торговал ничего не стоящей информацией, но ей неоднократно отказывали в разрешении оборвать контакт с ним. «Это угнетает» — сказала она. — «Вы начинаете задаваться вопросом, способны ли мы вообще делать что-то полезное».

А более свежие события покрыли все разведслужбы США несмываемым позором. Они не смогли предсказать ни вторжение СССР в Афганистан в 1979, ни развал Советского Союза через десятилетие. В 1998 году американские шпионы были захвачены врасплох испытаниями ядерного оружия в Индии; затем они посоветовали Биллу Клинтону разбомбить один из фармацевтических заводов в Судане, почему-то считая, что там производят нервно-паралитический газ. Никакого газа там отродясь не было. В следующем году по злостному наущению ЦРУ американская военная авиация разбомбила китайское посольство в Белграде.

Два основных посыла реформирования разведывательного сообщества США это, во-первых, теракт 11-ого сентября, стоивший жизни 3 000 американцев, и, во-вторых, ничем не подкрепленные галлюцинации шпионов насчет программ вооружения Ирака, которые были использованы, чтобы оправдать кровавую войну, стоившую десятки тысяч жизней. Иракский провал, повлекший за собой прошлогодний доклад сенатского комитета разведки, обвинивший разведагентства в «предоставлении недостаточной информации, плохом управлении и неадекватном сборе данных», вынудил Джорджа Тенета, почти что рекордсмена по сроку пребывания на посту директора ЦРУ, подать в отставку.

«Непосильная ноша» Портера Госса

При преемнике г-на Тенета Портере Госсе, бывшем конгрессмене-республиканце и разведчике, десяток высокопоставленных шпионов был уволен, а два десятка сами в ярости ушли с должностей. Помощники Госса, большинство из которых не имели никакого опыта работы в разведке, слыли слабенькими менеджерами. А сам мистер Госс тем временем нашел свою работу чрезмерно тяжелой. 2-ого марта он заявил, что был «немного поражен рабочей нагрузкой», которая «слишком велика для одного смертного». Одна только подготовка ежедневной информационной сводки для президента отнимает у него пять часов.

Институт Директора национальной разведки – в принятом в декабре пакете реформ – отчасти и был создан, чтобы облегчить это «непосильное бремя» ЦРУ. Реформы эти в целом соответствовали рекомендациям, сделанным двухсторонней Комиссией по расследованию терактов 9 сентября 2001 года, чей яркий доклад заслуженно стал в Штатах бестселлером в прошлом году. (Рекомендации, правда, не учитывали путаницы, которая царит в информации о положении дел в Ираке; президентская комиссия, изучающая довоенную развединформацию по Ираку, должна обнародовать отдельный доклад до конца марта).

В обязанности ДНР войдет координация деятельности всех секретных служб. Шеф ЦРУ, как директор центральной разведслужбы, выполнял эту работу до сих пор только в теории. ДНР будет, таким образом, считаться ответственным за работу каждого агентства. Наряду с новым «мультиагентством» под названием Национальный антитеррористический центр (НАЦ) — который будет иметь более широкие полномочия, чем его ныне существующий эквивалент и может стать прототипом для создания еще большего количества специализированных центров, нацеленных на темы Китая и распространения вооружений и наркотиков – создание ДНР представляет собой самое крупное организационное изменение в глобальной системе американской разведки с 1947 года.

Доклад Комиссии 9 сентября 2001 года касается главным образом хронологии событий, приведших к террористическим актам, причем приводится множество свидетельств путаницы в деятельности разведслужб. ЦРУ установило, что два известных террориста получили американские визы, но так и не сообщило об этом Федеральному бюро расследований (ФБР), которое является ответственным за борьбу с терроризмом внутри США. К сожалению, некоторые боссы ФБР оказались не в состоянии акцентировать свое внимание на сообщении, что группа арабских мужчин училась водить самолеты, но не сажать их на аэродромы. В целом, члены комиссии диагностировали серьезное нежелание делиться информацией как внутри агентств, так и между ними. Они установили также, что два главных отдела ФБР, ответственные за разведку и уголовные расследования, едва общались между собой. Причина – законы, охраняющие «права граждан».

А вообще, комиссия особо отметила «недостаток воображения» при реагировании спецслужб на те тревожные знаки, которые они наблюдали. Доклад ЦРУ 1998 года предупреждал, что Аль-Каеда может осуществить атаки самоубийц на угнанных самолетах, но авторы доклада позже сказали, что они «с трудом помнили», что включили в него такие детали. Проблемы были только частично организационными. Так, комиссия отметила, что после получения информации о планировании Аль-Каедой череды кровавых нападений, чтобы отметить конец миллениума, агентства сработали хорошо. Тогда было предотвращено множество нападений с применением взрывных устройств на посольства США на Ближнем Востоке.

Комиссия предложила, чтобы Директор национальной разведки, грубо говоря, аналог командующего вооруженных сил, осуществлял надзор за деятельностью агентств и корректировал недостатки в их работе. Чтобы придать вес его корректировкам, ДНР нужно предоставить право управлять объединенным бюджетом всех агентств, который составляет ни много ни мало 40 миллиардов долларов. Сложность в том, что большинством из разведслужб управляет Пентагон. ДНР должен быть таким, какими не были до того разведагентства: бдительным, целеустремленным и наделенным воображением.

Дьявол сидит в деталях

Никто не спорит с тем, что американская система разведки, выстроенная в 1947 году, была устаревшей, дезорганизованной и не имела узнаваемого руководителя. Эти 15 ссорящихся «баронств», которые привыкли иметь дело с «условными» врагами, демонстрируют редкую разъединенность. На это накладывается протекционизм Пентагона по отношению к агентствам, которыми он управляет. А потому не удивительно, что члены комиссии горячо одобрили идею назначить руководителя всей разведки в целом, чтобы снять, наконец, межведомственную путаницу. Вопрос в том, сможет ли в настоящее время введение новой должности улучшить систему без структурной реформы.

К тому времени, как комиссия разработала свои рекомендации, некоторые самые полезные из них уже устарели на три года. Период, исследованный комиссией, заканчивался 11 сентября 2001 года, а доклад комиссии появился лишь через 34 месяца. В то время уже была объявлена война террору и начались серьезные изменения. Во-первых, после принятия так называемого Патриотического Акта были разрушены многие межведомственные барьеры, возведенные с целью защиты гражданских прав американцев. ФБР и другие спецслужбы в приказном порядке обязали делиться информацией о террористах как внутри агентств, так и между ними. Директор ФБР Роберт Меллер был обязан присутствовать на ежедневной «летучке», на которой директор ЦРУ знакомил президента со сводкой разведывательной информации.

Огромные ресурсы были брошены на борьбу с терроризмом. В январе 2003 года в штабе ЦРУ был сформирован мозговой антитеррористический центр – Объединенный центр по борьбе с угрозами терроризма (Terrorist Threat Integration Centre). Центр готовит ежедневную сводку информации по террористическим угрозам и антитеррористическим операциям, которую президент заслушивает после сводки ЦРУ.

Когда «Комиссия 9/11» добавила собственные рекомендации к уже существующим, они были быстро приняты. Джон Керри, кандидат в президенты от демократов, завизировал доклад комиссии, наверное, еще до того, как его прочел. Безутешные родственники жертв террористов сплотились вокруг рекомендаций доклада. Неохотно, и к большому раздражению министра Рамсфельда, его завизировал и президент Буш.

Ко всеобщему удивлению, Буш-младший после избрания сумел извлечь из своей визы пользу, подписав Акт о реформе разведки и предотвращении терроризма. Он был выстроен на рекомендациях комиссии, правда, с небольшими модификациями, на которых настояли коллеги Рамсфельда. Например, в соответствии с требованиями комиссии, Акт уполномочивает Директора национальной разведки «проектировать и разрабатывать» объединенный бюджет разведки. Но Акт гласит также, что должны соблюдаться полномочия секретарей правительственного кабинета.

Это создало неразбериху в вопросе о том, кто на самом деле будет контролировать «кошелек». Для того, чтобы вывести бюджеты разведслужб, подведомственных минобороны США из оборонного бюджета, понадобилось бы несколько лет и штат из нескольких сотен экспертов. Это явно нежелательно. Генералы Америки почти всегда получают свои первые «бабки» на разведывательных активах типа спутников-шпионов, которыми они делятся с гражданскими разведывательными агентствами. Так они поступают и в военное время. Подобно этому закон дает ДНР контроль над персоналом агентств, но здесь дьявол тоже сидит в деталях. На практике ДНР может заблокировать назначение второразрядных офицеров, но не способен уволить шефов агентств.

Чтобы укрепить полномочия будущего Директора национальной разведки, Буш предложил, чтобы Негропонте, а не Госс, вел его ежедневную утреннюю разведывательную «летучку». В теории, это должно позволить Госсу сконцентрироваться на управлении ЦРУ. На практике «летучку», вероятно, по-прежнему будет готовить ЦРУ, а Госс будет обязан ее посещать, в то время как Негропонте будет присутствовать на ней в качестве суперкомпетентного «арбитра». Или же Негропонте будет проводить половину своего рабочего дня, готовясь к «летучке». Тогда он получит меньше контроля над тем, что относится к следующей за разведывательной «летучке» — антитеррористической. Хотя Антитеррористический центр вроде бы находится в полном подчинении ДНР, но руководители ЦРУ сохраняют контроль над его операциями. А г-н Негропонте будет считаться ответственным за все их ошибки.

Все эти сомнения и неясности вызвали шумные и сварливые дебаты о реформах разведки в стране, шпионов которой традиционно волнуют жестокие страсти, и где национальная безопасность — навязчивая национальная идея. Представители левого крыла особенно ненавидят ЦРУ за дурную привычку времен холодной войны плести заговоры с целью убийства левых лидеров, в том числе Патриса Лумумбу в Конго и Фиделя Кастро на Кубе. Правый сегомент американского политикума часто считает ЦРУ гнездом либералов и бюрократов, не поддающихся «ремонту», которых давно нужно было передать Пентагону «на перевоспитание».

Вячеслав Павленко, специально для «УК» по материалам Economist и Washington Post

Читайте также: