Военные и власть. Возможен ли военный переворот во Франции?

Французские военные проводят операцию в Центральной Африке

«Мы видим насилие в наших городах и селениях. Мы видим, как ненависть к Франции и ее истории становится нормой. […] Франция сползает к гражданской войне, и Вам это прекрасно известно. Но, если начнется восстание, военные будут способны навести порядок в собственной стране».

Письма

Очень давно французы не говорили о своей армии столько, как в последний месяц, отмечает издание Радио Свобода. Причина – сразу два открытых письма президенту Эммануэлю Макрону и руководству страны от имени французских военных. Письма были опубликованы в консервативном издании Valeurs Actuelles 21 апреля и 9 мая.

Первое послание было инициировано 20 генералами, в основном отставными, к ним присоединились полторы тысячи их коллег, но лишь 18 из них оказались действующими офицерами и нижними чинами.

Второе – анонимное, но, по утверждению его авторов, они являются активными военнослужащими вооруженных сил Франции и выражают настроения многих своих сослуживцев. Кроме того, второе письмо было опубликовано как открытое для подписания гражданами, и менее чем через неделю под ним стояли подписи почти 300 тысяч французов.

Приведенная выше цитата – из второго письма. Оба послания выдержаны в апокалиптическом духе: Франция погибает, единство республики подорвано, многие предместья французских городов, где живут в основном иммигранты и их потомки, стали зонами хаоса и преступности, власти не противостоят террору исламистов и левому радикализму, замаскированному под антирасизм, и в этих условиях военные не могут молчать.

Характерно, что первое письмо было опубликовано в день 60-й годовщины алжирского путча. 21 апреля 1961 года четверо на тот момент отставных генералов попытались организовать военный переворот и свергнуть президента де Голля. Главной целью путчистов было предотвратить уход Франции из Алжира, которому де Голль обещал предоставить независимость, завершив тем самым многолетнюю кровавую войну.

Дата публикации письма 20 генералов была признана многими не случайной и довольно зловещей. Так откровенно военные, обязанные по закону служить республике и воздерживаться от открытого выражения политических взглядов, не вмешивались во французскую политику уже очень давно. В качестве последнего прецедента пресса вспомнила другое письмо генералов – 1988 года, незадолго до президентских выборов. Тогда военные выступили (безуспешно) против переизбрания президента-социалиста Франсуа Миттерана, но протестовали они в основном против сокращения левыми оборонного бюджета. Нынешние же послания – общеполитические манифесты.

Собственно, многие подписавшие первое письмо уже известны как политические активисты. Так, 80-летний бывший командующий Иностранным легионом Кристиан Пикемаль был отчислен из армейского резерва и лишен ряда льгот после того, как в 2016 году принял участие в антимигрантской демонстрации в городе Кале. А отставной капитан жандармерии Жан-Пьер Фабр-Бернадак, считающийся автором текста первого письма, участвовал в акциях «Желтых жилетов» и основал сайт Place d’Armes, популярный среди военных, придерживающихся консервативных и праворадикальных взглядов.


Французские военные и власть

Самым известным профессиональным военным, находившимся у власти во Франции, был, несомненно, Наполеон Бонапарт. Но и после того, как в 1870 году в стране окончательно установился республиканский режим, военные оказывали во Франции большее влияние на политику, чем в других крупных европейских странах, за исключением разве что Испании.

Маршал Петен
Маршал Петен

В 1880-е годы генерал Жорж Буланже, ветеран нескольких войн, ненадолго занявший пост министра обороны, стал лидером мощного националистического популистского движения, выступавшего за пересмотр конституции и войну с Германией. Буланже, получивший прозвище «генерал Реванш», был триумфально избран в парламент и вступил в конфликт с правительством. В январе 1889 года ожидалось, что буланжисты предпримут попытку переворота. Но в рещающий момент их кумир проявил нерешительность и был вынужден бежать из страны. В 1891 году в Брюсселе Буланже застрелился на могиле своей любовницы.

Летом 1940 года, когда Франция потерпела разгромное поражение в войне с нацистской Германией, главой правительства был утвержден герой Первой мировой войны, 84-летний маршал Филипп Петен. Он заключил перемирие, встретился с Гитлером и начал проводить политику сотрудничества с нацистами. Созданный Петеном авторитарный режим Виши пал в 1944 году в результате освобождения Франции союзными войсками при поддержке Сопротивления и сил движения «Сражающаяся Франция» во главе с другим французским военным – генералом Шарлем де Голлем. Именно он, возглавив временное правительство освобожденной Франции, заменил смертный приговор Петену пожизненным заключением. Маршал скончался в заключении на острове в Бискайском заливе в 1951 году в возрасте 96 лет.

Генерал де Голль
Генерал де Голль

Де Голль оставался главой правительства до 1946 года, позднее стал лидером националистической партии RPF, а в 1958 году вернулся к власти в качестве президента, основав нынешний французский политический режим – Пятую республику. Одним из его важнейших шагов было прекращение войны в Алжире и предоставление независимости этой стране, которая с 1830 года была не просто владением Франции, но считалась ее составной частью. Политика де Голля вызвала недовольство части военных, которые попытались организовать переворот («путч четырех генералов») и создали OAS – «Секретную вооруженную организацию», которая в 1961-62 годах устроила серию терактов и вооруженных нападений во Франции и Алжире. Их жертвами стали около 2 тысяч человек.

В августе 1962 года группа офицеров, лишь косвенно связанных с ОAS, организовала покушение на де Голля под Парижем, обстреляв автомобиль, в котором он ехал с женой и шофером. По счастливой случайности никто не пострадал. Выйдя из изрешеченной пулями машины, президент, догадывавшийся, кто стоял за нападением, произнес: «Какая досада! Французские офицеры не умеют стрелять». В 1963 году ОAS была разгромлена французскими спецслужбами.


Выборы

Тон обоих писем военных во многом созвучен тому, что провозглашают радикально правые партии Франции, прежде всего «Национальное объединение» (ранее «Национальный фронт») во главе с Марин Ле Пен. Неудивительно, что Ле Пен поддержала авторов обоих писем, заявив, что полностью разделяет их озабоченность ситуацией в стране, и призвав военных «принять участие в борьбе, которая только начинается».

Речь идет о президентских выборах, до которых остается ровно год. В 2017 году Ле Пен уже баллотировалась в президенты и проиграла Эммануэлю Макрону во втором туре. На сей раз, если судить по данным опросов, шансы на победу у лидера «Национального объединения» более высоки, чем когда-либо. Один из опросов дает Ле Пен 46% во втором туре, то есть она по-прежнему уступает Макрону, однако разрыв гораздо меньше, чем пять лет назад, когда ее поддержала лишь треть избирателей, голосовавших во втором туре. К тому же этот разрыв непрерывно сокращается.

Неожиданно мирная беседа. Эммануэль Макрон принимает Марин Ле Пен в Елисейском дворце, 6 февраля 2019 года
Неожиданно мирная беседа. Эммануэль Макрон принимает Марин Ле Пен в Елисейском дворце, 6 февраля 2019 года

Социологи также обращают внимание на то, что доля избирателей, называющих Марин Ле Пен «совершенно неприемлемой» для них в качестве президента, сократилась до 34%. Что касается Эммануэля Макрона, то его рейтинг на данный момент превышает 40%. Это заметно выше, чем у двух его предшественников, Николя Саркози и Франсуа Олланда, на аналогичном этапе их президентства, но вряд ли этот факт придаёт Макрону спокойствия. Его популярность явно не зашкаливает, а неспособность избраться на второй срок становится характерной чертой французских президентов: ни Саркози, ни Олланд сделать этого не смогли. Последним переизбравшимся французским лидером был Жак Ширак в 2002 году, когда он победил во втором туре Жана-Мари Ле Пена, отца и предшественника Марин на посту лидера правых радикалов.

Динамика рейтингов (доля избирателей, сказавших, что они удовлетворены работой президента) трех лидеров Франции: Саркози (2007–2012), Олланда (2012–2017) и Макрона (2017– ):

Правительство Франции реагирует на манифесты военных весьма резко – причем толкует их именно в контексте предвыборной борьбы. Премьер-министр Жан Кастекс назвал появление писем «политическим маневром» ультраправых. Министр вооруженных сил Флоранс Парли напомнила военным о «двух неизменных принципах, которыми должны руководствоваться военные в отношении политики: нейтралитете и лояльности». Начальник генштаба вооруженных сил Франсуа Лекуантр пригрозил подписавшим письма действующим военным дисциплинарными взысканиями. Телеканал France24 цитирует одного из близких сотрудников президента Макрона – министра внутренних дел Жеральда Дарманена, который фактически обвинил авторов второго письма в трусости: «Они не назвали своих имен. Это что – смелость? Быть анонимами?»

Проблема для Макрона и его правительства, однако, в том, что с авторами обоих посланий солидарна значительная часть общества. По данным опроса, проведенного агентством Harris Interactive, с основными положениями первого письма военных согласились 58% респондентов. Более того, 49% заявили, что поддержали бы вмешательство армии, если бы речь шла о «восстановлении порядка».

Немало шуму наделал и комментарий Рашиды Дати – экс-министра юстиции, главы 7-го округа Парижа, представителя правоцентристской партии «Республиканцы» и возможного кандидата на президентских выборах 2022 года. «[В письмах военных] содержится правда. Если вы живете в стране, в городах которой не прекращаются беспорядки, где существует высокая и постоянная террористическая угроза, где растет и буквально бьет в глаза неравенство, – положение такой страны нельзя назвать блестящим», – заявила в интервью французскому радио Дати, считающаяся примером self-made woman: она родом из бедной семьи арабского происхождения.

Лояльность

В свою очередь, критики писем военных обращают внимание на то, что очень сложно судить, насколько содержание этих посланий отражает настроение в вооруженных силах. С одной стороны, не секрет, что консервативные и праворадикальные взгляды распространены среди военнослужащих: примерно половина из них голосовала в 2017 году за Марин Ле Пен.

«Десантники, Иностранный легион и морская пехота, где служили многие подписавшие открытое письмо, особенно известны своим консервативным патриотизмом», – отмечает Жан-Ив Камю из Центра анализа правого радикализма. С другой – даже голосование за Ле Пен совсем не обязательно означает готовность поддержать открытое вмешательство армии в политику, не говоря уже о путче. «Франция вряд ли созрела для военного переворота, но приход к власти праворадикального президента, избранного с помощью голосов части умеренных консерваторов, возможен», – полагает Камю.

Другие аналитики призывают не забывать о весьма эмоциональных настроениях, которые царят сейчас во Франции и, не исключено, изменятся через год, к моменту президентских выборов. С одной стороны, эти настроения связаны с пандемией COVID-19 и вызванной ею серией жестких локдаунов, не придавших популярности властям. С другой – с рядом террористических нападений последнего времени, от расправы с учителем Самюэлем Пати осенью 2020 года до недавнего убийства служащей полиции в пригороде Парижа.

В то же время, как отмечает живущий во Франции британский политический обозреватель Джон Личфилд, удивительно, что авторы писем, как и сторонники ультраправых в целом, выдвигают обвинения в недостаточной твердости по отношению к исламскому радикализму именно против Эммануэля Макрона.

Ведь резкие заявления и действия президента в этом направлении принесли ему критику и обвинения в расизме и/или авторитаризме со стороны части исламской общины и левых сил Франции. Личфилд считает преувеличенными и заявления о каком-то особом разгуле преступности в стране в последние годы, что подтверждает статистика. В 2016 году, за год до прихода к власти Макрона, во Франции было зафиксировано 575 тысяч насильственных преступлений (не считая актов домашнего насилия). В 2018-м этот показатель вырос до 693 тысяч. Однако в 2008 году, при президенте Саркози, выступавшем под лозунгами «законности и порядка», таких преступлений было 875 тысяч.

Что касается французской армии, то, по мнению генерала Жерома Пеллистранди, главного редактора журнала Défense Nationale, представления о ее мятежных настроениях «сильно преувеличены». По словам генерала, «в то время как некоторые военные, безусловно, вполне сознательно отказались от своего обязательства сохранять политический нейтралитет, их действия никак не отражают взгляды большинства французских военнослужащих.

Оба письма не вызвали особого ажиотажа среди военных. Особенно это касается первого письма, в котором весьма заметен поколенческий разрыв. Но позиция военных сильно изменилась с тех пор, как президент Ширак в 1996 году отменил обязательный призыв и перешел к созданию профессиональной современной армии. Она теперь представляет собой срез общества, ее кадры рекрутируются из самых разных его слоев. Это успех. Тем не менее сейчас, во время президентской кампании, важно, чтобы командование подчеркнуло значение того факта, что вооруженные силы находятся на службе всей Франции».

Автор: Ярослав Шимов; Радио Свобода

Читайте также: