Война с РФ. От теробороны к национальному сопротивлению

Сборы теробороны в Херсонской области, апрель 2021 года Фото: investigator.org.ua

Президент Украины подал в Верховную Раду Проект закона «Об основах национального сопротивления», определив его как неотложный. Этот законопроект ждали давно. Не просто ждали — его требовали. Разве что под другим названием.

Потому что законопроект этот призван урегулировать назревший и перезревший вопрос территориальной обороны Украины.

Отсутствие законодательного урегулирования вопроса теробороны — этой важной составляющей национальной безопасности и обороны — привело к парадоксальной ситуации: войска территориальной обороны в Украине формально есть, а что с ними делать, как финансировать и вооружать, на каком основании их применять и в какую сторону развивать — неизвестно. Потому что закона — нет.

С 2019 года за разработку нормативной базы для теробороны отвечал заместитель секретаря Совета нацбезопасности и обороны генерал Сергей Кривонос. Но он не скрывал своих политических амбиций, и к тому же слишком часто упоминал, что действует во исполнение программы предыдущего президента Петра Порошенко. Поэтому общего языка с новым руководством СНБО и лично с президентом Зеленским генерал Кривонос не нашел.

Тренировка 130-го батальона ТРО (Киев) Скриншот: УП

В конце концов, в декабре 2020 года проект закона о территориальной обороне по наработкам рабочей группы Кривоноса и парламентского комитета по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки неожиданно был подан в Верховную Раду народным депутатом от фракции «Голос» Андреем Шараськиным. Между тем, власть готовила свой проект закона о теробороне — под руководством первого заместителя секретаря СНБО генерала Михаила Коваля. Обещали подать его до конца 2020 года, но — не сложилось.

В апреле 2021 член парламентского комитета по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки Сергей Рахманин предостерегал, что проектов теробороны может оказаться даже больше, чем два: кроме проекта Кривоноса-Шараськина, ожидался проект президента, проект комитета ВР по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки и, возможно, отдельный проект, вдохновителем которого должен был стать главнокомандующий Вооруженных Сил Украины генерал Руслан Хомчак.

Итак, прошел месяц — и президент таки определился со своим видением системы теробороны. Определился довольно хитро, вызвав возмущение инициатора первого законопроекту о теробороне народного депутата Андрея Шараськина.

Тренировка 130-го батальона ТРО (Киев) Скриншот: УП

По регламенту, именно первый законопроект по определенной теме должен рассматриваться как основной, а все поданные после него — как альтернативные. Но президент не хочет быть альтернативным. И поэтому он подал законопроект, который формально охватывает более широкую тематику, чем просто тероборона. В нем говорится о системе национального сопротивления. И все, теперь основным будет именно президентский проект, другие будут курить бамбук. Как цинично хвастался когда-то ныне покойный народный депутат — дирижер парламентского большинства Михаил Чечетов: «Развели как котят».

Триединое национальное сопротивление

Что же нам предлагает президент? Он предлагает систему национального сопротивления. Это комплекс мероприятий по максимальному привлечению граждан Украины к обеспечению военной безопасности, суверенитета и территориальной целостности государства, сдерживанию и отпору агрессии и нанесению противнику неприемлемых потерь, учитывая которые он будет вынужден прекратить агрессию против Украины.

Система национального сопротивления (національний спротив — укр.) будет состоять из территориальной обороны на свободной территории Украины, движения сопротивления (рух опору — укр.) на территории временно оккупированной, и из системы общевойсковой подготовки для всех граждан Украины.

Учения ТРО на Херсонщине Скриншот: investigator.org.ua

Территориальная оборона, как и сейчас, будет состоять из кадрированных бригад в областях и крупных городах. В случае агрессии бригады будут разворачиваться за счет резервистов и мобилизованных. Сегодня командование войск теробороны находится в подчинении Командования Сухопутных войск ВСУ. Законопроект предлагает создать отдельные Силы территориальной обороны в составе ВСУ. Для формирования кадрового состава Сил Теробороны президент подал еще один закон — об увеличении численности Вооруженных сил на одиннадцать тысяч военнослужащих.

Еще одно новшество законопроекта — создание добровольческих формирований территориальных общин, которым позволят использовать собственное охотничье оружие. В то же время, штатное оружие военнослужащих бригад теробороны будет храниться на складах — на руки его в мирное время выдавать не будут. То есть, будут отдельно военные части ТРО — и отдельно отряды местных мужиков с охотничьими карабинами.

Скриншот: zbroya.info

Вся эта система будет работать по территориально-зональному принципу: где живу, там и служу. Однако при необходимости командование может привлекать тероборону к выполнению задач за пределами своей зоны.

В отличие от Теробороны, которая должна действовать в украинском тылу, Рух опору будет действовать в тылу вражеском — на оккупированной или захваченной противником территории. Рух опору — это все, что касается партизанских действий, подполья, диверсий, саботажа и прочих радостей, которых заслуживает любой оккупант. Руководящую роль в подготовке и деятельности Руху опору законопроект отводит не СБУ, а не Главному управлению разведки, а Силам специальных операций ВСУ. Конечно, какие-либо подробности о составе, структуре и подготовку Руху опору должны быть секретными — поэтому в законе конкретики об этой составляющей системы Национального сопротивления немного.

Молодежный военный лагерь «Карпатский Щит» Скриншот: Facebook Ivan Havryl

В свою очередь, о третьей составляющей — системе общевойсковой подготовки — можно было бы рассказать и побольше. Но нет, в законопроекте лишь сказано, что начальная общевойсковая подготовка организуется Министерством образования и науки в средних школах при содействии Минобороны, а базовая общевойсковая подготовка — проводится Министерством обороны с использованием фондов военных частей ВСУ. Проводится она с совершеннолетними гражданами Украины, которые не проходят военную службу. Как, на каких принципах, добровольно или принудительно — неизвестно. Порядок будет определять Кабинет министров.

Что не так?

Если проект закона будет принят — он должен вступить в силу с первого января следующего 2022 года. А пока его не приняли — у депутатов еще есть время его усовершенствовать. Например, добавить предохранительную норму, которая обезопасила бы систему теробороны от попадания туда пророссийских персонажей и криминальных группировок. Территориальный принцип формирования создает очень благоприятные условия для такой инфильтрации.

Сергей Герасимюк, депутат Чернобаевской тергромады от ОПЗЖ Фото: investigator.org.ua

Мы рассказывали о таких вопиющих фактах, например, на Херсонщине — там униформу теробороны носят депутаты ОПЗЖ, а в учениях принимают участие соратники подозреваемых в убийстве Екатерины Гандзюк Мангера и Павловского, которые сейчас тесно сотрудничают с титушками Ильи Кивы. Предложенный президентом законопроект никак эту проблему не решает.

Еще один недостаток законопроекта — он никак не решает вопрос мотивации. Вот какие основания у широких слоев украинских граждан после принятия этого закона присоединиться к участию в территориальной обороне? Относительно патриотизма и необходимости защиты своего дома все понятно — а конкретнее? Нет, ничего конкретного нет.

И главное — такая масштабная, всеобъемлющая вещь как система национального сопротивления, требует очень серьезных затрат из бюджета. Но в президентском законопроекте ничего не сказано ни об объеме, ни об увеличении соответствующих расходов, ни о том, откуда взять на это средства — потому что бюджет не резиновый. А без надлежащего финансирования любые оборонные реформы остаются бумажными.

Автор: Евгений Лешан, Центр журналистских расследований 

Читайте также: