Войска территориальной обороны: почему их до сих пор нет даже на седьмом году войны?

Территориальная оборона Украины: лучше как в Польше или как в Эстонии?
Войска территориальной обороны созданы не в одной стране, где есть основания опасаться российской агрессии. А у нас даже закон до сих пор не могут принять.

Увы, на седьмом году войны Украина лишь приблизилась на шаг к принятию новой модели территориальной обороны. Комитет по национальной безопасности, обороны и разведке рассмотрел соответствующий законопроект и готовит его к вынесению на рассмотрение парламента, недавно сообщил заместитель секретаря СНБО Сергей Кривонос.

По словам Кривоноса, совместно подготовленный и наработанный представителями СНБО, Минобороны, Генштаба, Нацгвардии, Госпогранслужбы, МВД и экспертами документ базируется на современных мировых моделях территориальной обороны стран-членов НАТО и Евросоюза с учетом опыта Украины в противодействии российской агрессии 2014-2020 годов.

А депутат из фракции «Слуга народа» Ирина Верещук отметила, что законопроект находится на конечном этапе разработки и может быть рассмотрен на следующей очередной сессии. «Мы заслушали на комитете версии… Мы рассмотрим в первом чтении и, я надеюсь, в целом этот закон», — добавила Верещук.

Проект закона о теробороне: что известно?

Действующий закон о территориальной обороне (далее — ТрО) — это устаревшая советская модель. Этот документ не отвечает современным вызовам, которые стоят перед Украиной. Об этом в комментарии Укринформу заявил военный эксперт Михаил Самусь. «Им предусмотрено выполнение функций только в особый период, то есть в военное время. И всё. Силы ТрО включаются в общий план обороны государства, но как вспомогательные к тем, которые будут выполняться регулярными вооруженными силами и отмобилизованными войсками», — отмечает Самусь. Что предлагается сейчас: взять за основу модель соответствующие законы балтийских стран, в частности эстонский, или израильскую, или финляндскую. То есть, когда ТрО действует постоянно, и она выполняет функции не только вспомогательные для регулярных войск во время мобилизацию, но и в мирное время.

Михайло Самусь
Михаил Самусь

«Территориальная оборона готовиться на основе подразделений и соединений, которые будут разворачиваться и постоянно действовать в регионах, то есть в соответствии с планом обороны (…) Постоянно будет осуществляться подготовка и обучение личного состава, который, опять же, постоянно будет поддерживаться в боевой готовности. Будет развиваться военно-патриотическое воспитание и формирование оборонного сознания у граждан, — перечисляет Самусь. — В мирное время подразделения ТрО будут привлекать в чрезвычайных ситуациях, они активно будут сотрудничать полицией, с ГСЧС, Государственной пограничной службой (…) Заниматься ликвидацией последствий техногенных катастроф, пандемии, паводков, тушением пожаров и т.д. — на тероборону будет возложен довольно широкий круг полномочий и задач. То есть, силы ТрО будут действовать не только в условиях военного времени».

Итак, что сейчас предусмотрено проектом закона о ТрО:

  • создание Главного органа управления территориальной обороной, который является уполномоченным субъектом по управлению территориальной обороной Украины, в состав, которого входят Войска территориальной обороны Украины, Отряды территориальной обороны и безопасности громады и соответствующие подразделения Сил безопасности и Сил обороны, а также местное население, которые привлекаются для осуществления мероприятий по подготовке и ведению территориальной обороны в мирное время и особый период;
  • закрепляет правовые основы, принципы, задачи территориальной обороны;
  • закрепляет перечень субъектов территориальной обороны и их полномочия;
  • устанавливает меры по подготовке и ведению территориальной обороны;
  • утверждает структуру, порядок комплектования, прохождения подготовки, обязанности и права, мотивацию, форменную одежду и знаки различия, дислокацию, финансирование, подготовку подразделений Войск территориальной обороны Украины и Отрядов территориальной обороны и безопасности громад;
  • создает возможность к прохождению срочной службы в Войсках территориальной обороны;
  • предусмотрено участие общественных объединений в территориальной обороне, процедура прохождения специальной процедуры ассоциирования и их ответственность.

Отдельно остановимся на финансировании, обучении и вооружении украинских сил теробороны.

Начнем с первого. Сергей Кривонос считает, что финансирование подразделений территориальной обороны должно быть 50 на 50%: половина — из бюджета военного ведомства, половина — из местных администраций. «Учитывая, что ТрО должны обеспечить безопасность людей в тылу, местный бюджет также должен быть задействован. Нами в законопроекте предусмотрено, что финансирование потребностей ТрО должно составлять 3% от местных бюджетов и 3% от — ВСУ», — уточнил заместитель секретаря СНБО.

Похоже высказался Михаил Самусь. «Госбюджет — да, но, конечно, и громады должны осуществлять поддержку. ТрО должно восприниматься как компонент децентрализации, а не так, как сейчас, мол, тероборона это «бумажная армия» в военкомате, которая иногда призывается для проведения каких-то учений. То есть, к местным жителям, к громаде это не имеет никакого отношения. Эту мысль надо менять. Инициатива не должна спускать с горы, а идти именно снизу», — говорит Самусь.

Наконец, что касается обучения и вооружения украинских сил теробороны, то Михаил Самусь отметил, что с этим проблем нет. Ведь у нас много ветеранов, многие профессиональных военнослужащих, вернувшихся с фронта… «У них есть стремление и воодушевление быть полезными — своей громаде, деревне, городу, области, стране. Мозг у нас точно есть. А если будет достаточное финансирование, то создать базы инструкторов, тренировочные школы, где будут проводиться обучение — вообще не проблема», — отметил военный эксперт. И добавил, что с вооружением также проблем не будет, но… «К примеру, если мы говорим о содействии ТрО действиям Минобороны, то, конечно, вооружение и подготовка будет зависеть от функциональных задач конкретных подразделений в конкретном регионе. Это будет наиболее эффективно.

Где будет храниться оружие? Опять же, все зависит от региона, а также скорости подготовки подразделения к боеспособности. На начальном этапе оптимально хранить вооружение в Центрах безопасности громады — пункты дислокации подразделения теробороны, которые будут создаваться в общинах после принятия закона. Не исключено, что таких «центрах» в будущем будут размещаться и полиция, и ГСЧС, и, возможно, медпункт», — резюмировал Самусь.

ТрО Польши и Эстонии: опыт европейских друзей

В 2015 году Польша начала активно создавать мощные подразделения территориальной обороны (польск. Wojska Obrony Terytorialnej — WOT), а уже 2017 года на создание WOT было выделено более 1 млрд злотых (около 320 млн долларов). К концу 2017 года численность личного состава превысила 7600 человек. К концу 2022 года планируется довести численность до 50 тысяч личного состава, а общий бюджет до 900 млн долларов. Кроме того, интересен новый подход к территориальной обороне — территориальная воинская служба. Новизна заключается в том, что солдаты ТрО, которые ранее не проходили службу, проходят 16-дневную базовую подготовку, а затем в течение трех лет во время выходных проходят обучение по программе индивидуального и специализированного обучения.

Около 10% личного состава ТрО Польши составляют профессиональные военные (главным образом, офицеры. — Ред.), которые состоят на службе или находятся в запасе. Остальные — резервисты-добровольцы, которые подписывают контракт на прохождение службы на срок от 2 до 6 лет и получают назначение в конкретную воинскую часть. Службу в ТрО могут проходить все годные по состоянию здоровья граждане — как гражданские лица, так и военные, как мужчины, так и женщины.

Основные задачи подразделений ТрО Польши:

  • в случае возникновения вооруженного конфликта — ведение боевых действий совместно с регулярной армией с целью уничтожения или остановки сил потенциального противника;
  • в мирное время выполнять задачи, связанные с защитой гражданского населения от последствий стихийных бедствий, противостоять проведению специальных информационных операций и кибератак.

Кроме того, подразделения польской ТрО должны на постоянной основе активно сотрудничать с элементами сектора безопасности и обороны, государственными органами и органами местного самоуправления.

И самое интересное — об оснащении подразделений территориальной обороны Польши. В декабре 2017 года на вооружение ТрО поступила первая партия из 2 тыс. винтовок GROT (до 2021 года планируется передать 53 тыс. единиц. — Ред.). В марте 2020 Госдеп США одобрил продажу Польше 79 пусковых установок и 180 противотанковых управляемых ракет Javelin и связанного с ними оборудования, ориентировочной стоимостью 100 миллионов долларов.

«Когда в 2014 году Польша четко для себя поняла уровень российской угрозы, соответствующие специалисты начали занялись развитием ТрО. Сейчас поляки вкладывают в территориальную оборону большие средства. Они закупают джипы, ставят туда стрелковое вооружение, которое дает им возможность выполнять задания на любой территории», — отметил генерал-майор Сергей Кривонос. И добавляет, что Войско Польское планирует также привлечь IT-специалистов, поскольку не имеет возможности предложить им в действующих вооруженных силах более выгодные условия и хорошие зарплаты по сравнению с IT-компаниями. «Такой же опыт в обеспечении кибербезопасности используют и в Эстонии. И именно такой опыт должны использовать мы в будущей ТрО Украины», — отметил Кривонос.

Kaitseliit
Kaitseliit

Со своей стороны Михаил Самусь сосредоточился на эстонском опыте, который, по его словам, лучше всего подходит Украине. «Польша выбрала не балтийскую модель, пошла по другому пути. Там ТрО наделены функциями борьбы с диверсионными, десантными силами противника, — говорит Самусь, — из-за этого звучит много критики. Поскольку в Польше из ТрО попросту получился еще один вид регулярных вооруженных сил, который фактически дублирует функции сухопутных войск. А вот эстонская модель…»

Подразделения ТрО там называются «Кайтселийт» и состоят из 15 пехотных дружин (эти добровольческие военизированные формирования наряду с вооруженными силами входят в состав Сил обороны Эстонии. — Ред.). Численность дружины по штату мирного времени составляет до 1000 чел. Кроме того, в состав «Кайтселийта» входит женский корпус содействия обороне страны (Найскодукайтсе), а также организации «Дочери Родины» (Кодутютред) для девушек и «Молодые орлы» (Нооред коткад) для ребят допризывного возраста. Показательно, что в Эстонии в течение двух-четырех часов, в зависимости от локации, люди занимают установленные позиции, не дожидаясь решения старшего штаба. Решения принимаются на уровне первичных организаций.

Интересный пример: в Эстонии в четверг проводится День защитника, и огромное количество людей занимается на полигонах, в тирах, отрабатывают вопросы изучения военной топографии и другие навыки, которые могут понадобиться в военное время.

«В Кайтселийт есть подразделения, которые вооружены Javelin. Они способны остановить российские танки. Они действуют по единому плану с регулярными войсками. Более того, Кайтселийт в Эстонии численно намного мощнее, чем регулярная армия: ТрО насчитывает 20 тыс. человек по всей стране, а вооруженные силы — где-то 8 тыс. То есть Кайтселийт — это матрица обеспечения обороны Эстонии, — говорит Михаил Самусь. — Кроме того, Кайтселийт выполняет широкий спектр задач как раз в общинах. Поэтому когда мы говорим о децентрализации — тероборона может стать матрицей безопасности государства даже в мирное время».

Так почему в Украине так долго тянут с принятием закона?

Генерал Кривонос поделился собственными соображениями о том, почему этот закон до сих пор не принят. А потому что, говорит он, на это влияют несколько факторов.

Сергій Кривонос
Сергей Кривонос

Первый – отсутствие политического желания — непонимание, насколько это важно и эффективно. Второй — определенное сопротивление со стороны военных, особенно бывших. Как отметил Сергей Кривонос, ментально они подходили к пониманию территориальной обороны, как к «мяса для фронта». Однако подразделения ТрО не должны заниматься проблемами фронта, если фронта нет непосредственно в местности их пребывания. «ТрО должна заниматься проблемами тыла. Принцип территориальной обороны — я защищаю себя, свою семью, свой дом, свою улицу и свой город», — отметил заместитель секретаря СНБО. Создание территориальной обороны повлияет на намерения противника запускать спецподразделения на нашу территорию. Украинцы защищают себя, село и свою семью гораздо эффективнее других, подчеркнул Кривонос.

Третий фактор — вопрос подчиненности ТРО. Долгое время территориальная оборона была «под» Сухопутными войсками. Но у них много своих задач и проблем. «Для СВ ВСУ территориальная оборона — приоритет не номер один, и даже не номер десять, — утверждает Кривонос. — Для Генштаба важно иметь готовый к использованию «продукт», а не участвовать в создании… Думаю, это проблематично. Территориальная оборонная — это некий «микс» между военными и представителями гражданских. И они обеспечивают безопасность». А для Миноброны выполнения задачи по развитию ТРО выглядит проще. Ведь военное ведомство имеет свои возможности по расходованию средств на развитие территориальной обороны, акцентирует генерал-майор. Поэтому лучше, чтобы это происходило «под крышей» министерства.

«Территориальная оборона должна быть отдельным формированием, подчиненным министру обороны. Возможно со временем, когда ТрО будут созданы, территориальная оборонная будет подчиниться Генштабу ВСУ. Но в первую очередь, ТрО работает над тем, чтобы Вооруженные силы и силы обороны в целом, эффективно могли бы выполнять свои функции», — добавил Сергей Кривонос.

Несколько иначе по этому поводу высказался Михаил Самусь.

«Сейчас, когда у нас есть командующий Вооруженных сил, то ТрО может находиться в составе ВСУ как отдельный вид, выполняя свои функции в особый период и военное время, — говорит Самусь. — А в мирное … Думаю, это может быть оперативное сотрудничество с МВД, если мы говорим о содействии ТРО действиям и Нацгвардии, и Нацполиции, и ДСНС, и пограничников».

Федір Веніславський
Федор Вениславский

Добавим еще один — четвертый фактор, на который вскоре может натолкнуться законопроект о территориальной обороне. «Как только проект закона о ТрО подали в комитет Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки (произошло это 20 мая. — Ред.), так сразу начали поступать альтернативные варианты (…) вряд ли это будет способствовать быстрому принятию закона, а также наоборот — может затормозить процесс», — говорится в комментарии народного депутата из фракции «Слуга народа» Федора Вениславского онлайн-изданию «АрмияInform».

Господин Вениславский хорошо осведомлен об особенностях внутренней «кухни» парламента. Нередко, когда речь идет о каком-то мегаважном и спорном вопросе — в сессионный зал вносят «блюдо» под названием «законодательный спам». Поэтому не исключено, что и процесс принятия важного документа о ТрО таким же образом будут затягивать. «Что-то прогнозировать здесь очень трудно. Ведь мы уже не первый год бьемся над этим, над самим пониманием того, что такое тероборона», — резюмировал Михаил Самусь.

Автор: Мирослав Лискович. Киев; УКРИНФОРМ

Читайте также: