Время дилетантов: стратегическое все откладывается

Время дилетантов: стратегическое все откладывается

Из офиса президента Украины — в день ротации Богдан—Ермак. Отсутствие единственного лидера при наличии многих центров влияния заметно подкосило работу по развитию сектора. К февралю сего года обнажились новые болезни «команды Зе», среди которых кадровая несовместимость и непрофессионализм приобрели характер хронических. Возможно, назначение Андрея Ермака и есть то предполагаемое решение Верховного главнокомандующего, с помощью которого он постарается выстроить единую вертикаль и решить, среди прочего, базовые проблемы развития армии и ОПК. Кажется, президент Зеленский отдает себе отчет в том, что в промедлении — лавинообразно растущие риски для будущего государства, да и самого президента, отмечает ZN.ua.

Оборонное реформирование и человеческий фактор

Выглядело бы предубеждением заявление, будто бы совершенно ничего не сделано в этом чувствительном секторе. Проведен оборонный обзор, проводится обзор ОПК, почти готова к утверждению новая Стратегия национальной безопасности. Однако от беглых оценок исходных данных и перечня намерений до реализации реформ — увы, марафонская дистанция. А ее, как представляется, никто пока бежать не собирается. Как свидетельствуют сами представители сектора, большая часть времени ныне посвящена не стратегическим вопросам, а как минимум второстепенным. Стратегическое все откладывается, некоторое — на неопределенный срок (Президент Владимир Зеленский в интервью журналистке американского телеканала CNN Кристиан Аманпур в рамках Мюнхенской конференции заявил: «У меня нет времени думать стратегически. Я часто думаю тактически в интересах Украины»). Приведу примеры.

Закон «О национальной безопасности». Поправки к Закону Украины «О национальной безопасности» спланированы новой властью давно, но вот сделать их оказалось невозможно: спорящие центры влияния не могут прийти к согласию о принципиальных поправках, и позиции, как говорят они сами, непримиримы. Ситуация в тупике.

Закон «О Службе безопасности Украины». Ключевой закон, который, среди прочего, определяет отношение к Украине западных партнеров. В настоящий момент в наличии два проекта данного закона. Как оценивают стороны, проекты «от Баканова» и «из ОПУ» взаимоисключающие. Ситуация в глухом тупике.

Стратегия национальной безопасности. Новая власть обещала решить задачу выпуска в свет Стратегии национальной безопасности к 20 ноября 2019 года. К середине февраля 2020-го проект документа в принципе готов, и, как утверждают люди знающие, выписан он пристойно, хоть и не идеален. По меньшей мере он пригоден для реализации дальнейшего оборонного планирования, появления в стране Стратегии военной безопасности, программ развития армии, ОПК и вооружений. В нем нашлось место, чтобы отметить: членство в НАТО — конечная цель, Россия — агрессор, развитие сильной дееспособной армии является приоритетной задачей. Также нашлось место для резерва, территориальной обороны, мобресурса и развития технологий. И даже для кибербезопасности. Утвержденный документ необходим для движения вперед, которое захлебнулось еще в октябре-ноябре 2019 года.

Военно-техническое сотрудничество. Военно-техническое сотрудничество (ВТС) только в своем примитивном виде рассматривается как экспорт или импорт вооружений и военной техники (ВВТ). Оружейная торговля во время войны резонно не станет вопросом первостепенным, а задачи импорта все больше смещаются к искусству убеждения заокеанских партнеров. А вот ключевой элемент ВТС — оформление совместных предприятий и международных проектов в области создания ВВТ и развития технологий — в Украине так и не сдвинулся с места со времени прихода новой команды.

Более того, источники в ОПУ сообщают, что президент Зеленский очень огорчился, когда его турецкий визави честно признался, что украинская сторона ничего не сделала в области обещанного развития турецко-украинского ВТС. Говорят даже, что руководителю Укроборонпрома несказанно повезло, что он в этот момент находился в Индии, иначе его карьера оборонно-промышленного менеджера могла бы досрочно завершиться уже в ходе визита турецкого лидера. Добавлю лишь то, что именно на турецком направлении в области ВТС у Украины был зафиксирован реальный прорыв (если не считать, конечно, давних польских наработок ГосККБ «Луч», но они к Укроборонпрому не имеют никакого отношения).

Вооруженные силы Украины. Для реалистичного реформирования армии нет авторитетного центра влияния, поэтому военное руководство, если не считать оборонного обзора и со скрипом подписанного гособоронзаказа (ГОЗ), ограничивается преимущественно заявлениями о намерениях. Интересно, знают ли в ОПУ, что практически все письма и послания в военное ведомство оседают в сите профильного департамента, — у министра руки до них не доходят? Еще один любопытный нюанс, касающийся армии: 2020 год в разгаре, а все еще нет даже проекта и положения о главнокомандующем.

Оборонно-промышленный комплекс. Лакмусовой бумажкой в деле развития ОПК является, как известно, гособоронзаказ (ГОЗ). И если в середине февраля его еще нет, значит, в этой области, увы, все разбалансировано. Хотелось бы напомнить, что в конце ноября 2020-го предприятиям сдавать ГОЗ. Когда в таком случае его выполнять, и можно ли выполнить качественно? Признавая форменной глупостью объединение министерств, власть никак не может решиться на создание профильного. «Профильный замминистра (Министерства развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины. — В.Б.) Светлана Панаиотиди имеет третью форму допуска, — заметил в беседе со мной один чиновник. — Как вы думаете, она имеет реальное влияние на формирование и продвижение гособоронзаказа?». Вопрос риторический, правда?

Володимир Зеленський

Впрочем, не стоит думать, будто предыдущая власть блистала реализованными решениями. К примеру, отчего бывший президент Петр Порошенко снискал себе худую славу государственного менеджера, будучи, без преувеличения, профессиональным чиновником? Потому что, зная и понимая кухню развития сектора безопасности и обороны, предпочитал армию не развивать, развитие ОПК видеть «по-своему», а трудоемкие вопросы откладывать на неопределенный срок.

Занимательный пример: группа специалистов, ныне изучающая возможность создания военной авиабазы на месте одного из бывших военных аэродромов, с изумлением обнаружила, что решение о создании авиабазы было принято и утверждено президентом Виктором Януковичем еще в 2012 году. Да вот незадача, министр экономического развития и торговли Украины Порошенко (на которого была возложена реализация задачи) посчитал, очевидно, что дело нестоящее. Хотя, говорят, и инвестор был для создания там международного хаба, и вложить готов был порядка 2 миллиардов долларов. Выходит, не всякий профессионал гож для дел государственных.

Кадры решают все?

Мандат — это слово сегодня стало паролем. Пока его нет ни у кого. Возможно, его получил новый глава президентского офиса. Говорят, в ближайшие дни следует ждать ряда кадровых перестановок. Хотя сам Андрей Ермак утверждает, что спешить не будет. Возможно. Но еще более важное дело в том, сумеет ли новый рулевой офиса создать там реальную площадку для подготовки и всесторонней экспертизы ключевых решений. И будет ли включен сектор безопасности и обороны в список приоритетов.

Хотя идеальная площадка для проведения реформ могла бы быть создана в Совете национальной безопасности и обороны, при нынешних кадровых раскладах она окончательно сместилась в ОПУ. Сумеет ли (и захочет ли) Ермак создать предпосылки для реализации реформ? Для чего было бы желательно как минимум сформировать действенную рабочую группу (а лучше — экспертный совет, к работе которого можно было бы привлечь не только профильных госчиновников, но и негосударственных экспертов).

Между тем кадровая лихорадка уже охватила не только ОПУ, но и Минобороны, и даже Укроборонпром. Например, неожиданно в поле зрения появились сразу четыре кандидатуры на должность министра обороны. Хотя решения расстаться с нынешним точно нет. Два генерала с содержательным бекграундом, политик с обширным опытом госуправления, соратница президента по партии — это общие контуры кандидатов. Не вникая в имена, есть смысл сказать несколько слов о критериях. Потому что человеческий фактор способен парализовать реализацию даже самых продуманных решений.

Полагаю, при определенных обещаниях трансформировать свою деятельность и выдать результат у Андрея Загороднюка есть шанс остаться военным министром. Трансформация касается в первую очередь реального обеспечения армии в условиях войны, — государственный оборонный заказ тут определенно приобретает приоритетность. Министру Загороднюку придется вспомнить печальный опыт президента Виктора Ющенко, который увлеченностью лозунгами на фоне собственных, мягко скажем, личностных ограничений дискредитировал идею интеграции Украины в НАТО.

А заодно и пересмотреть свое отношение к гражданскому обществу: случай с журналистом Сергеем Ивановым четко продемонстрировал ограниченные лидерские качества нынешнего военного министра. Можно по-разному относиться к предшественнику Андрея Загороднюка генералу Степану Полтораку, но интуитивной чуткости к таким вопросам ему было не занимать. Наконец, главное — авторитет среди военных.

До сегодняшнего дня в силу небрежного отношения к армии Петра Порошенко и Владимира Зеленского авторитета у них и их военных министров в самой армии нет! Эта проблема, возможно, должна определяться как вывод к сказанному выше. А именно: если новый глава президентского офиса трансформирует полученный мандат (можно лишь надеяться, что карт-бланш получен) в сбалансированное развитие сектора безопасности и обороны, включая формирование ВСУ нового типа, можно будет всерьез говорить о трансформации самого государства. Если же нынешний президент не знает, к чему приводит продолжительная имитация оборонного строительства, пусть спросит у своего предшественника.

Автор:  Валентин Бадрак,  директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения; ZN.ua

Читайте также: