ГРЯДЕТ ВОЙНА ГЕНЕРАЛЬНЫХ КОМПРОМАТОВ?

Лихой, почти шекспировский сюжет подарила уходящая неделя. Два генпрокурора бывший – Михаил Потебенько и нынешний — Святослав Пискун вступили в почти смертельное единоборство. Атаковал Михаил Алексеевич, обвинивший своего правопреемника в жутких злоупотреблениях. Политическая тусовка два дня ждала развязки и она настала. Потебенько отступился от Пискуна, которому днем раньше грозил выражением недоверия в парламенте. Наблюдатели резюмировали: два «генеральных» ввязались в политические разборки, а злоупотребления и криминал тут не главное. Может и так, но нас интересуют не политические «терки», а чистый криминал. На этот раз – в действиях Святослава Пискуна. Его визави мы посвятим отдельную публикацию – в ближайшие дни.Кто и зачем гонит порожняк?

В начале – краткое содержание угасшего скандала. Во вторник экс-генпрокурор, а ныне – воинствующий нардеп Михаил Потебенько обвинил нынешнего руководителя прокурорской службы Святослава Пискуна в грубейшем попрании закона.

Вот как описывала события Liga online: “По словам М.Потебенько, при проверке было установлено, что отдельные сотрудники следственного управления ГНАУ при содействии органов прокуратуры занялись обычным рэкетом в форме незаконного изъятия у коммерческих структур товаров по цене значительно ниже их фактической стоимости и реализовывали их через структуру под названием Общество «Рекон».

«Преследуя цель получения за бесценок автомобилей импортного производства Mercedes-Benz и Toyota Land Cruiser. При поступлении их на территорию Украины на адрес Общества «Прометей» они их изымали, а потом без судебных решений распределяли между своими знакомыми по цене в два с половиной-три раза ниже их фактической стоимости», — заявил М.Потебенько.

Он также сообщил, что для прикрытия подобных злоупотреблений допускались фальсификации автотехнической экспертизы.

М.Потебенько также заявил, что аналогичными методами незаконно изымались и реализовывались в большом количестве сахар, бензин и другие товары, которые также реализовывались через эту фирму.

М.Потебенько также передал спикеру ВР указанные материалы с тем, чтобы распространить их на закрытом заседании парламента, поскольку, по словам М.Потебенько, они имеют непосредственное отношение к обсуждению запланированного вопроса об отношении руководителей правоохранительных органов к рассмотрению обращений народных депутатов.”

На следующий день Святослав Пискун, появившись в парламенте для заслушивания депутатами, беседуя в кулуарах с народными избранниками, бросил такую фразу: мол, Потебенько пугает нынешняя активность гепрокуратуры в расследовании дела Гонгадзе. Очевидно, он опасается нелицеприятных последствий своей деятельности на посту генпрокурора в части расследования дела Гонгадзе, а правильнее сказать – его всяческого блокирования. Пискун даже заявил собеседникам по секрету, что якобы в его распоряжении имеется письмо Потебенько на имя шефа СБУ Радченко, в котором Михаил Алексеевич призывает приструнить Пискуна в поисках убийц Гонгадзе, ибо это может кинуть тень на лидеров страны.

Следует заметить, что подобное заявление выглядело достаточно реалистичным. Так, Григорий Омельченко во вчерашнем интервью «УК» заявил, что на ближайшее заседание временной следственной комиссии по расследованию дела Гонгадзе будет приглашен Михаил Потебенько. Члены комиссии собираются «переквалифицировать» в сторону ужесточения обвинения, ранее выдвинутые экс-генеральному прокурору. Омельченко заявил, что у комиссии есть доказательства, что Потебенько сознательно «валил» расследование.

Как известно, в конце прошлого года комиссия Омельченко уже направила в Генпрокуратуру требование возбудить уголовное дело против Потебенько и Баганца за служебную халатность. Сравнивая Потебенько и Пискуна в части продвижения расследования по убийству руководителя «Украинской правды», Омельченко весьма лестно отзывается о нынешнем генпрокуроре. Все это в комплексе заставляет беспокоиться за дальнейшую судьбу Михаила Алексеевича. Прежде всего – беспокоиться его самого.

И на этом фоне Потебенько атакует Пискуна обвинениями в нарушении закона. И вдруг, буквально на следующий день забирает свои слова обратно. Цитируем «Форум»:

«Но сегодня утром Потебенько на экстренно созванной пресс-конференции сообщил, что он решил «тормознуть» рассмотрение в парламенте вопроса о недоверии генеральному прокурору. Как пояснил бывший генпрокурор, по результатам пояснений Пискуна он сделал вывод, что главу генеральной прокуратуры “подставило окружение”. “Кто-то заинтересован в том, чтобы поссорить бывшего и нынешнего генпрокуроров. Пискуна в какой-то степени подталкивают на обострение отношений. У меня цели обострить наши отношения не было”, – сказал Потебенько.»

В приватной беседе с одним из журналистов, Потебенько заявил, что письмо, якобы написанное им шефу СБУ, о чем заявлял в кулуарах ВР Пискун – «хвальш». Пискун будто бы сам признался в этом Потебенько в ходе примирительной встречи. Пискун на это заявил, что он якобы специально пустил «дезу» депутатам, чтобы проверить как скоро она достигнет ушей Потебенько.

О времена, о нравы! Действующий генпрокурор гонит порожняк народным избранникам, сутками позже забирая свои слова обратно, а его предшественник (ныне – народный избранник) гонит порожняк своим коллегам по парламенту, заявляя что кто-то попросту подставил невинного Пискуна.

Нам показалось странным, как безымянные враги Пискуна смогли «развести» многоопытного Потебенько, а тот, не разобравшись, кинулся обвинять своего преемника в криминальных грехах.

Следует упомянуть, что депутатам была роздана для ознакомления справка, готовившаяся на имя президента Кучмы о злоупотреблениях генпрокурора Пискуна – ныне и во времена руководства следственной службой Налоговой администрации. А поскольку документ этот отнюдь не секретный, мы с интересом с ним ознакомились и предлагаем сделать это читателям «УК». От себя лишь заметим: убедительные примеры нарушения законов Украины «под чутким руководством» г-на Пискуна и при его непосредственном участии, занимают десять страницах убористого текста. Когда Михаил Потебенько ставил подпись под этим документом, он очевидно, отдавал себе отчет о чем идет речь. Не ясно: как мог он отказаться от намерения положить конец бесчинствам Пискуна и его подчиненных – после единственной встречи с них? Ведь сами факты, изложенные в справке, после встречи двух генеральных не лишились своей противоправной сущности.

Было ваше – стало наше

Наконец, переходим к изложению фактов, закрепленных подписями народных депутатов Михаила Потебенько и Василия Червония.

Документ начинается с упоминания многострадального ООО «Прометей», уже известного читателям «УК». 8 ноября 2002 года у «Прометея» изъяли 41 новенькое авто престижных моделей. Сначала их арестовали и передали на хранение некому ООО «Рекон». Через три дня местный суд запретил изымать, арестовывать и продавать автомобили, поступающие в адрес «Прометея». Еще через два дня следователь налоговой милиции снял арест с автомобилей. А еще через пять дней начальник управления Генпрокуратуры Желиховский отменил постановление следователя. Через месяц иной следователь налоговой милиции вынес постановление о передаче вещественных доказательств на реализацию. Мы не станем останавливаться на том, что 41 автомобиль вряд ли может быть вещдоком, а также на том, что вещдоки продавать не положено. Отметим лишь, что «вещдоки» были проданы очень быстро и по чрезвычайно низкой цене. Реализация проводилась через уже знакомый нам «Рекон».

Далее в справке приводятся факты нарушений при регистрации проданных авто в органах ГАИ. Здесь мы также узнаем, что «установлено» как была занижена стоимость автомобилей в ходе их экспертной оценки. Якобы эксперт сделал это под давлением следователя налоговой службы и представителя «Рекона». Что помимо убытков собственнику авто уменьшило также отчисления в пенсионный фонд при регистрации автомобилей. Но коль «установлено», так почему же Потебенько включил реверс и не инициировал обещанную процедуру выражения недоверия нынешнему генпрокурору? Ведь таким образом происходит сокрытие преступления – по инициативе самого Потебенько. А уж Михаилу Алексеевичу должно быть известно, что за это светит.

Позвольте пространную цитату: «Подобное грубое нарушение законодательства при незаконной реализации работниками налоговой службы изъятого товара не единственное и они допускались при содействии не только работников органов прокуратуры, но и самого генерального прокурора Украины С.Пискуна. Как видно из пояснения бывшего прокурора Сумской области Воронова, ему лично звонил Генеральный прокурор по вопросу вмешательства в изъятие не только автомобилей, но и других товаров».

Среди «других товаров» значатся 54 вагона сахара, поступившие на адрес «Прометея» и, как вы уже догадались задержанные налоговиками и проданные через «Рекон»; 8 вагонов рыбных консервов, изъятые у «Прометея» и вновь проданные через «Рекон».

Осенью 2002 года налоговая милиция возбудила уголовное дело против директора и главбуха «Прометея». А уже через два месяца суд признал возбуждение дела необоснованным и постановил закрыть его в виду отсутствия состава преступления.

В справке указывается, что доказано содействие генпрокуратуры в реализации через «Рекон» товаров, не только изъятых у предпринимателей, но и полученных «иным путем». В подтверждение этого отмечается: «Письмом начальника главного следственного управления Генеральной прокуратуры О.Куцого от 30.01.2003 года предложено прокурору Одесской области содействовать позитивному решению вопроса по передаче ООО «Рекон» бесхозных контейнеров, которые хранятся в Одесском морском порту. На упомянутую должность О.Куцый назначен Генеральным прокурором Украины С.Пискуном. До этого он работал в органах налоговой милиции ГНА Украины».

Впрочем, «Рекон» не ограничивался бесхозными одесскими контейнерами и реализацией товаров, при сомнительных обстоятельствах изъятых у «Прометея». В марте 2002 года УСБУ по Тернопольской области возбудило уголовное дело по факту попытки контрабанды этилового спирта на сумму свыше 600 тысяч гривен, который отправлялся с Козловского спиртзавода на адрес американской компании. Этот факт приобщили к делу о контрабанде спирта на сумму свыше миллиона гривен. Но в нарушение подследственности и без должных оснований прокуратура забрала дело для расследования. Спирт, с грубым нарушением закона изъятый в качестве вещдока, был реализован через «Рекон». Почти через год уголовное дело закрыл старший прокурор генпрокуратуры в виду отсутствия состава преступления.

Подобные факты необоснованного в одних случаях возбуждения, а в других – закрытия уголовных дел работниками генпрокуратуры носят систематический характер – отмечают авторы справки. И тут же приводят пример участия в таких «закрытиях» лично Святослава Пискуна. НБУ выдало кредит днепропетровскому СП «Юкон» — по кредитной линии ЕБРР, на строительство пяти автозаправок. В связи с чем «Юкон» получил льготы по таможенному налогообложению. В действительности фирма пустила деньги «налево» и ввезла в страну «ножки Буша» на сумму 5 миллионов долларов, воспользовавшись при этом неправомерной льготой. В результате неуплата налогов составила около 19 миллионов гривен. Налоговая милиция ГНАУ возбудила дело, поставив в известность замгенпрокурора Винокурова. Вскоре тот получил письмо от Пискуна, в котором указывалось, что руководители «Юкона» предоставили дополнительные документы, подтверждающие законопослушность днепропетровских любителей окорочков. Пискун просил прокуратуру вернуть материалы дела, что и было сделано. В действительности, никаких «реабилитирующих» материалов в налоговую милицию не поступало. Тем не менее, было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Что особенно комично, при этом даже не отменили предыдущее постановление о возбуждении дела.

“Nemiroff” – империя водки, металла и возращенного НДС

Следующим знаменательным эпизодом из «Досье Святослава Пискуна», составленного Михаилом Потебенько в содружестве с Василием Червонием, стало «Дело Nemiroff». В прошлом году по материалам СБУ Генпрокуратура возбудила дело против руководителей Немировского ликероводочного завода «Nemiroff» по злоупотреблению служебным положением, в результате чего державе был причинен значительный ущерб. Фигурантами дела были также работники Немировской межрайонной госналоговой администрации, налоговики Винницкой области, а также сотрудники таможен в целом ряде областей. Дело обещало стать одним из наиболее резонансных и разветвленных. В ходе следствия генпрокуратура выяснила, что в 1999-2000 годах должностные лица ООО «Немировский ликероводочный завод Nemiroff» заключили 14 фиктивных договоров с фирмами России, Латвии, Узбекистана и Таджикистана якобы для поставки металлопродукции за границу на сумму свыше двух миллиардов гривен. Целью аферы был возврат из бюджета НДС на 394.265 тысяч гривен. На момент возбуждения дела 10 контрактов были уже выполнены, еще два – частично. Ущерб государству составил свыше 9 миллионов гривен. Следствие до деталей раскрыло механизм многомиллионной аферы, в которой были задействованы не только госчиновники но и руководители банков. Только одна проверка донецкого «Промкомбанка» показала, что за два месяца 2000 года было обналичено и выплачено частным лицам свыше 40 миллионов (!) гривен, которые поступали на счет ЧП «Торг-Альянс», учредительный фонд которого составлял 50 гривен. По той же схеме на территории семи областей региональными налоговыми службами был безосновательно возвращен НДС в особокрупных размерах восьми предприятиям, большей частью ликероводочного профиля.

Весной 2001 ода сотрудники областных управлений налоговой милиции возбудили по указанным фактам 8 уголовных дел по уклонению от уплаты налогов – в каждом случае на сумму свыше миллиона гривен, в том числе и против должностных лиц ООО «Немировский ликероводочный завод Nemiroff». С апреля по июнь того же года все дела были вытребованы в ГНА Украины, где вопреки требованиям статьи 26 УПК их объединили в одно дело. Вскоре выяснилось, что организатором всех выявленных афер являлся один человек – донечанин Р.Лапченков, убитый в апреле 2000 года.

Не взирая на чрезвычайную актуальность дела следствие велось не шатко-не валко. Полгода следственные действия практически не осуществлялись. И тогда дело вытребовала генеральная прокуратура. Прокурорские следователи вскоре выяснили прелюбопытные вещи: уже в то время, когда подчиненные г-на Пискуна расследовали эту гипераферу, руководители и учредители ООО «Немировский ликероводочный завод Nemiroff» продолжали оформлять фиктивные сделки по той же схеме, при содействии должностных лиц налоговых и таможенных органов выкачивали из бюджета компенсации по НДС. Только с июня 2001 года (после того, как дело забрали в следственную службу ГНАУ) таким образом «Nemiroff» получил 12 миллионов гривен.

Когда же Святослав Пискун перебрался из кресла главного налогового следователя в кресло главного прокурорского начальника, дело вдруг было отправлено в прокуратуру Винницкой области. Это был заведомый провал расследования. Пискун не мог не представлять, что областная прокуратура физически не в состоянии расследовать дело, следственные действия по которому охватывают едва ли не всю страну, а собранные к тому времени материалы насчитывали свыше ста томов.

Прокурорско-войсковая операция на сопредельной территории

Потебенько продолжает обличать нынешнее руководство генпрокуратуры. В ноябре 2002 года прокурор Сумской области Воронов получил незаконное указание от начальника управления генпрокуратуры Мирошниченко организовать отправку железной дорогой 100 автомобилей «Жигули», которые следовали от известного нам «Прометея» в адрес «Рекона». Эту задачу по поручению прокурора Сумской области решал Конотопский транспортный прокурор. Последний на протяжении суток «организовал» десять вагонов, в которых и отправились в Киев автомобили. Только вмешательство нынешнего руководства ГНАУ помешало незаконной реализации ста автомобилей. Как и в случае с отправкой с территории Сумской области на адрес «Рекона» 41 иномарки, принадлежащей «Прометею», Мирошниченко неоднократно давал понять, что инициатива такого решения принадлежит генпрокурору Святославу Пискуну.

А в ноябре 2002 года Пискун уже непосредственно дал указание прокурору Сумской области Воронову организовать доставку в Украину четырех фур с товаром китайского производства. В это время фуры находились на территории России вблизи границы с Сумской областью. Автомобили уже отправились в сторону Украины, но водители получили информацию, что товар у них могут «экспроприировать». Тогда машины от греха подальше затормозили аккурат перед въездом на украинскую территорию, фактически оставаясь в России. Но бдительные милиционеры из украинской налоговой милиции выследили, когда водителей не оказалось возле своих машин. В стремительном маршброске на территорию сопредельного государства, они атаковали один из автомобилей, разбили в нем стекло, завели и перегнали на родную украинскую территорию. Трофей в виде 24 тонн товара, находившегося в автомобиле, был передан фирме «Рекон». Попытка отвоевать оставшиеся четыре фуры не удались: сотрудники правоохранительных органов России доблестно отстояли свою территорию.

Узнав о поражении своего сумского войска, прокурор Пискун лично звонил прокурору Сумской области Воронову и поставил задачу любой ценой отвоевать оставшиеся четыре фуры с товаром. Но Воронов с боевой задачей так и не справился. Из пояснений Воронова следует, что он отдавал отчет в том, что указания, полученные им от Мирошниченко и Пискуна, не входят в компетенцию органов прокуратуры, но вынужден был исполнять их приказы. Вскоре после столь позорного фиаско, Воронова вызвали в генпрокуратуру, где предложили написать заявление об освобождении с занимаемой должности и переводе в другую область. Но Воронов вместо этого написал заявление об увольнении из органов прокуратуры.

Далее авторы «Дела Пискуна» приводят еще ряд примеров, когда по их мнению безосновательно были уволены руководители областных прокуратур. Как правило, это были прокуроры, которые выражали несогласие с действиями руководства по расследованию уголовных дел, упомянутых выше.

Об интенсивной работе на альпийских курортах

В заключение Потебенько и Червоний приоткрывают завесу тайны личной жизни генпрокурора Пискуна, вернее – его отдыха. На протяжении полугода Святослав Михайлович успел отдохнуть трижды. В июле-августе 202 года он 14 дней провел в Крыму, в октябре-ноябре – 10 дней пребывал в Арабских Эмиратах, а новый год на протяжении пяти дней встречал на горнолыжном курорте в Альпах. Во всех случаях Пискун не оформлял отпуск, получив за это время зарплату около 5 тысяч гривен, включая всевозможные доплаты за интенсивную работу и исполнение особо важных поручений. Что есть чистой воды коррупция.

Наконец, на основании вышеизложенного авторы справки обращаются с просьбой об увольнении Пискуна с должности генпрокурора. После этого депутаты обещают передать все материалы о многогранной деятельности Святослава Михайловича в органы прокуратуры. Сегодня же, по их мнению, передавать материалы «по очевидным причинам нецелесообразно».

Такой вот генеральный компромат получается. Удивляет одно: во вторник Потебенько усматривал в действиях Пискуна криминал и считал, что до тех пор, пока Пискун остается на должности руководителя главного надзорного органа страны, эту информацию проверять бессмысленно. А уже в среду он заявил, что Пискуна «подставили» и отказался от намерения устроить генпрокурору «импичмент», вместо этого призывая к дополнительной проверке своей же информации.

А может все проще: за время работы в генпрокуратуре Пискун тоже успел подсобрать компромат на Потебенько, о чем он и сообщил визави в ходе состоявшейся на днях «стрелки»?

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: