«Добро» на сдачу «полит-узбеков» дала «Пора»!

Вот вам и обещанный «Порой» экспорт «цветных революций» на постсоветском пространстве! Скандал с депортацией в Узбекистан политических беженцев не утихает, дискредитируя Украину. Руководство Украины открыто нарушает права человека, попирая нормы международного права. Осуждение политики украинских властей государствами ЕС и США не ограничится только декларациями. Евросоюз намерен прекратить финансирование украинских программ борьбы с нелегальной миграцией и обустройства государственных границ. Версий, объясняющих, казалось бы, совершенно бессмысленные действия Украины, существует несколько. В большой политике высокая мораль часто уступает место соображениям более приземленного порядка. Очень похоже, что мотивы материальной заинтересованности присутствуют и в этом случае — но уж государственного масштаба они точно не имеют.

Одновременно были выдвинуты две версии, объясняющие противоправную депортацию из Украины представителей узбекской оппозиции: планирующееся подписание крупного контракта на переоснащение армии Узбекистана бронетехникой украинского производства и достигнутые договоренности о поставке в Украину дешевого узбекского газа. Обе версии не выдержали элементарной критики. Действительно, ВС Узбекистана планируют обновить парк бронетехники. Но контракт уже отдан «Рособоронэкспорту», и украинским оружейникам, в силу союзных отношений Ташкента и Москвы, не удастся продать в Узбекистан и одного трака от танковой гусеницы. То же — и в газовой сфере. «Орлы Ивченко» пытались пообщаться с ташкентскими коллегами, но сразу же получили недвусмысленный совет — сначала уладьте все вопросы в Белокаменной, а уж потом…

Казалось бы, тупик… Действия Украины — сродни театру абсурда: испорчена не только репутация страны и персонально ее руководства, но и отношения со стратегическими внешнеполитическими партнерами. Среди прочего, Украина получила крайне резкое осуждение своей политики со стороны ОБСЕ, значение которого для внешней политики Украины невозможно переоценить.

Действительность показала: что у нас решения стратегического характера, влияющие на судьбу страны, может принимать третьестепенный чиновник. Демонстрируя тем самым, что нарушена управляемость государственного аппарата, что отечественное законодательство и международные соглашения можно совершенно безнаказанно игнорировать.

Напомним об официальных объяснениях причин депортации узбекских беженцев. Их в разное время озвучивали представители СБУ и МИДа, а после резкой оценки действий Украины со стороны ОБСЕ и Госдепа США — сам Президент Виктор Ющенко. Их суть сводилась к тому, что депортированные беженцы принадлежали к террористической организации «Исламское движение Узбекистана» и проводили на территории Украины противоправную деятельность. Думается, не стоит углубляться в размышления, действительно ли упомянутая антикаримовская организация является террористической. Оценка в любом случае будет субъективной – достаточно напомнить хотя бы нынешний международный успех «Хамас», с которой сегодня общаются как с респектабельным партнером. Или истории «Фатх» и «Освободительной армией Косово». Только упомянем, что в список террористических организаций «Исламское движение Узбекистана» было занесено в разгар антиталибского узбекско-американского альянса. Сейчас же, когда официальный Ташкент полностью развернулся в сторону России, следует уже в ближайшем времени ожидать исключения этой организации из «черного списка». И признание ее как демократического оппозиционного движения – таково мнение международных экспертов.

Однако 2 марта нынешнего года случилось и вовсе неожиданное. Председатель Государственного Комитета Украины по делам национальностей и миграции Сергей Рудык на пресс-конференции фактически обвинил Президента во лжи и некомпетентности. По его словам, он лично изучил дела депортированных беженцев в крымском территориальном управлении своего ведомства. И потому может утверждать, что ни малейших оснований говорить о политической мотивации присутствия узбекских граждан на территории Украины нет – узбеки, дескать, приехали в Крым на заработки. Итак, В.Ющенко утверждает, что выслали террористов, а С.Рудык публично разъясняет, что Виктор Андреевич заблуждается – в Ташкент под конвоем отправили каких-то мелких нелегальных трудовых мигрантов! Но с чего бы власти Узбекистана требовали выдачи безобидных работяг, и надевали на них стальные браслеты сразу после выхода из самолета?

Легкость, с которой Председатель Госкомнаца Сергей Рудык аргументирует, по сути, выдачу на расправу несчастных режиму Каримова, вызывает интерес к личности самого Сергея Ярославовича.

На крайне деликатный участок работы, каким является разрешение проблем национальных меньшинств и беженцев, не поставили профессионала, который имеет необходимый авторитет среди национально-культурных обществ и международных правозащитных организаций — таковы издержки «новейшей» кадровой политики. В узких кругах столичной политической тусовки С.Рудык известен лишь как руководитель политсовета «Поры», по списку которой он баллотируется в Киевсовет. Любопытно, что Сергей Ярославович — член партии, мечтающей об экспорте «цветных революций» на всем постсоветском пространстве, и потому несет полную моральную и политическую ответственность за депортацию беженцев, которые боролись против авторитарного режима. При этом мы намеренно оставляем «за скобками» появившуюся в Интернете информацию, что незадолго перед депортацией состоялась некая неофициальная и очень теплая дружеская встреча руководства Госкомитета с послом Узбекистана в ресторане «Сим-Сим».

СБУ же в депортации была отведена чисто техническая роль, так как принятие окончательного решения зависело не от Службы безопасности. СБУ действительно получила по официальным каналам установку от Службы национальной безопасности Узбекистана в отношении одиннадцати, проживавших в Крыму, членов «Исламского движения Узбекистана». Повторимся – эта организация на самом деле входит в список террористических. Поэтому СБУ, исполняя свои непосредственные функции по противодействию терроризму, задержала их на вполне законных основаниях. Однако ключевая деталь, объясняющая все происходящее, совершенно в ином…

СБУ имеет право депортировать за пределы Украины всех иностранных граждан и лиц без гражданства, которых она подозревает в принадлежности к террористической деятельности. Но, если они подают заявление о предоставлении им статуса беженцев, то тогда полномочия СБУ полностью прекращаются. И в силу вступает Закон Украины о беженцах и Конвенция ООН о беженцах, ратифицированная Украиной; последняя является, таким образом, составной частью ее национального законодательства. В соответствии с этими правовыми документами, соискатель статуса беженца не может быть депортирован до того, как он полностью пройдет всю процедуру рассмотрения поданного заявления. Включающую четкие сроки обжалования в судебные инстанции решений Госкомнацмиграции и его территориальных органов об отказе в оформлении статуса.

Узбекские беженцы находились в самом начале процедуры рассмотрения – они получили только первичный отказ Управления Госкомнацмиграции по АРК. После этого они имели право обжаловать принятое решение, но были немедленно, в пожарном порядке, депортированы на родину. При этом у С.Рудыка хватило ума заявить на пресс-конференции, что, дескать, узбеки дали подписки относительно нежелания дальнейшего обжалования. Не будем развивать совершенно очевидную тему – каким путем получаются подобные «добровольные» подписки. До истечения выписанных в законе сроков никакой юридической силы они не имеют. Об этом говорится и в официальном заявлении заместителя официального представителя Госдепартамета США Адама Эрели, почеркнувшего, что украинские власти «проигнорировали просьбу Верховного комиссара ООН по вопросам беженцев не прибегать к принудительной репатриации ни одного из ищущих убежища, пока они не пройдут необходимых процедур по получению статуса беженцев».

Понятно, почему была такая спешка – любой суд не мог не отменить заведомо неправомерное решение Госкомнацмиграции об отсутствии оснований в предоставлении статуса беженцев людям, которые бежали с Родины именно из-за политических преследований и прямой угрозы их жизни (о кровавых андижанских событиях шефу Госкомнацмирации, видно, «неизвестно»). Вполне понятно, почему ведущие правозащитные организации Украины в своем недавнем обращении потребовали отставки С.Рудыка с занимаемой должности…

Возникает еще один вопрос – как опытные чиновники крымского управления Госкомнаца пошли на принятие подобного, заведомо незаконного решения? Наши источники в Симферополе объяснили произошедшее ЧП так: миграционные чиновники получили жесткое указание непосредственно из Киева — от руководства Госкомнаца. Что и вынудило их пойти на прямую фальсификацию – указать в официальных документах, что члены оппозиционного движения, поставленного в Узбекистане фактически вне закона, не имеют «достаточных мотивов» для получения статуса беженцев…

А что же Генпрокуратура Украины, высшая надзорная инстанция государства? Незадолго до «узбекского скандала» в структуре ГПУ был ликвидирован отдел, который следил за соблюдением законодательства именно в сфере беженцев, миграции, соблюдения прав национальных меньшинств, а также противодействовал разжиганию межнациональной вражды и ксенофобии. Ликвидирован, несмотря на просьбы его сохранить не только со стороны национально-культурных и правозащитных организаций, но и официального обращения Управления Верховного Комиссариата ООН по вопросам беженцев. Если бы отдел не был ликвидирован, столь беспрецедентное нарушение международных обязательств Украины вряд ли стало бы возможным.

И теперь — даже постфактум — Генпрокуратура никак не реагирует на противоправную депортацию узбекских беженцев, которая ставит Украину в ряд государств-изгоев, не соблюдающих не только собственные законы, но и принятые на себя международные обязательства. Не реагирует прокуратура и на другие, уже ставшие широко известными из публикаций в СМИ, нарушения прав национальных меньшинств со стороны руководителя Госкомнацмиграции. Такие, как попытка закрыть финансируемые из госбюджета газеты обществ национальных меньшинств, невыплату зарплаты их сотрудникам и прямое указание о введении предварительной цензуры во всех публикациях о деятельности Комитета.

Оно и понятно: членский билет «Поры» в кармане С.Рудыка, по нынешним временам — фактически индульгенция для нарушителя законов.

Николай Стеценко, специально для «УК»

Читайте также: