ОРЛЫ ИЛИ ВОРОНЫ?

Любознательному читателю, интересующемуся внутренней жизнью органов внутренних дел адресуем историю, случившуюся с отдельно взятым иностранным бизнесменом из далекой нынче Эстонии. Гражданин этой страны Владимир Северин имел несчастье заниматься бизнесом в Украине. Но в один отнюдь не прекрасный день на жизненном пути эстонского гражданина появились отдельно взятые украинские милиционеры. И теперь Северин занимается не бизнесом, а восстановлением собственного здоровья, написанием жалоб в прокуратуру, ломает голову над тем, что и кто виноваты в его внезапных бедах. А еще эстонский подданный пытается вернуть законную часть своего доселе безмятежного бизнеса.

Но речь, собственно, не о бизнес-деятельности, а о работе правоохранительных органов и «орлов» из МВД. Впрочем, их скорее можно отнести к иной пернатой разновидности – из тех, что друг-другу ока не выклюют.

Жили-были четыре бизнес-партнера. Зарабатывали денежку на пропитание. Заметим – на весьма сытное пропитание. И вдруг, в офисе киевской фирмы, куда они периодически наезжали с ревизиями из родной Эстонии, появляются сотрудники межрайонного УБЭП города Киева (БХСС по старорежимному). Вы наверное уже готовы услышать историю о хищении жутких сумм из казны державы, укрытии доходов от налогообложения? Отнюдь. Офицер УБЭП по фамилии Кривенда явился по неведомо откуда взявшемуся заявлению о краже у одного из соучредителей фирмы 900 гривен, а также писчих листов, на которых тот же соучредитель якобы машинально проставил свою подпись (хорошо, что не печати фирмы). По этому поводу и отправилось заявление в милицию. Кто его писал – известно не многим. Мы честно признаемся: не владеем такой информацией. Зато знаем другое: бизнесмены такого уровня по факту подобных краж в милицию как правило не обращаются. А милиция, заметим, не бежит сломя голову подобные преступления первоочередно расследовать. Но тут, видимо, особый случай.

Следите за хронологией. 13 мая в 9.00 обитателям офиса на Бехтеревском переулке в Киеве стало известно о пропаже 900 гривен, принадлежавших двум из четырех учредителей компании. В 12.00 в офисе появились сотрудники милиции (по крайней мере они так утверждали), впрочем, удостоверений своих не предъявили. Посему пришлось им верить на слово. Гражданин в штатском примерно 30 лет от роду заявил, что он — старший оперуполномоченный отдела по борьбе с экономическими преступлениями Кривенда. Сопровождавший его гражданин в форме лейтенанта (примерно 25 лет) назвался скромно – Романом. Кто знает, может сейчас так заведено в МВД обращаться: «Лейтенант Роман, полковник Сидор…»

Как бы то ни было, представители власти взялись энергично раскрывать это страшное экономическое преступление, подозрительно напоминающее тривиальную кражу. Были опрошены все сотрудники офиса, после чего оперская интуиция подсказала Кривенде и Роме, что украл деньги Владимир Северин. По большому счету, весомыми аргументами в пользу этой версии юные пинкертоны не владели. А главный аргумент «против» таков, что доходы г-на Северина ну никак не сопоставимы с похищенной суммой. Пожалуй, ежедневные туфли у него стоят поболее. К тому же бизнесмен этот ни коим образом не демонстрирует склонностей к клептомании. Но представители доблестной службы по борьбе с экономическими преступлениями словно энцефалитные клещи впились в эстонца. И как он сам заявляет (не только «УК», но и Генпрокуратуре), при первой же беседе грозили тому помещением в камеру, где уголовники быстро убедят сознаться в том что было ( а может чего и не было?).

Но это была только затравка. К вечеру следующего дня Кривенда назначил встречу Северину в офисе (а почему не в бане, например?). На этот раз Северину было однозначно заявлено – он вор. Свидетельства бизнесмена записывались, а для выяснения личных данных отважный борец с офисным кражами попросил эстонский паспорт. Со слов Северина, переписав данные, представитель закона отложил паспорт в свою папочку, заявив, что он Северину в ближайшее время не понадобится, к тому же УБЭП-овец может его и потерять. На просьбу оформить документик про выемку паспорта было отказано. Не успел Северин обратиться с жалобой в посольство Эстонии, как директор фирмы (наемный работник) сообщил , что он чудесным образом обнаружил паспорт в своих бумагах…

Через три дня, 20 мая Северину позвонил сотрудник Шевченковского РУВД Киева Юрий Барвицкий и пригласил к себе на беседу, на улицу Герцена, 9, в кабинет 335. Северин несколько удивился, поскольку уже дважды в подробностях все изложил УБЭП-овцам, любящим осуществлять прием в офисах комструктур, так сказать – на дому у клиента. Тем не менее, бизнесмен пообещал явиться к Барвицкому при первой возможности. И тут же отправился по делам в Полтаву.

В 8.35 утра Северин вместе с одним из соучредителей зашел в полтавский офис их фирмы. А в 8.55 там появился… да-да, заблудившийся в поисках похищенных у небедного коммерсанта 900 гривен Рома – подельник столичного УБЭПовца Кривенды. Вместо «здрасьте» он отнял у Северина мобильный телефон и запретил покидать помещение. Вслед за этим Роман сделал звонок со своего мобильника и через пять минут в офисе появились двое в штатском, представившиеся работниками ГУВД Полтавы. Они потребовали следовать за ними. На вопрос Северин сообщил, что он гражданин Эстонии и поинтересовался основаниями его задержания, на что услышах: «Скажем потом».

Все происходившее в полтавском офисе автору подтвердила секретарь, присутствовавшая при этом. Любопытно, что по ее словам никто к ней по сей день не обращался с выяснением обстоятельств произошедшего (а выяснять, заметим, есть что, но об этом – ниже). Секретарь уверяет, что опознала бы глубоко законспирированного Романа, о служебной принадлежности которого нам никто так и не смог сообщить. Между тем, 27 мая Севериным была подана жалоба на имя начальника УСБУ в Полтавской области. Но о реакции спецслужбы на это заявление по сей день не ведомо не только нам, но и его подателю.

Далее последовали кульминационные события в этой загадочной истории. Северина силой втолкнули в такси, привезли в полтавское ГУВД, там надели на него наручники, снова втолкнули в такси и повезли в Киев. Любопытно: из чьего кармана оплачивался таксомотор при доставке особоопасного иностранца Северина из неблизкой Полтавы в столицу? На этот и на иные более существенные вопросы мы так и не смогли получить ответ. Но об этом ниже.

Бизнесмена доставили в Шевченковский РУВД Киева. Прибывшее такси на правах старого знакомого встречал лично Кревенда. В здании с эстонца сняли наручники и завели в кабинет №335, хозяином которого был уже известный нам Барвицкий, который все время пытался вызвонить некоего Васильевича.

Вскоре в кабинете появились трое. Они обступили Северина и предупредили: либо тот сознается в краже, либо будет жестоко бит «амбалом», который вместе с «Васильевичем» и еще одним в штатском изображал картину «Три богатыря». Эстонец потребовал адвоката.

Цитата из жалобы Северина В.П. в Генрокуратуру: «Васильевич в течении пяти минут мне угрожал, но после моих отрицательных ответов меня начал избивать «амбал», нанося удары исключительно по голове. При боковых ударах я падал со стула на пол, но меня заставляли подняться и сесть на стул снова. Через некоторое время к избиению присоединился Васильевич, при этом постоянно приговаривая, что это мне не Эстония и у меня прав никаких нет.

Вскоре после начала избиения у меня появились головокружение и тошнота, я был близок к потере сознания. Я сообщил об этом избивавшим, они засмеялись.

Избиение продолжалось примерно 2,5 часа, сопровождалось угрозами и оскорблениями».

Господа, вам это ничего не напоминает? Например очень патриотические фильмы про методы злых врагов по выбиванию военных тайн из коммунистов. Так это что получается: урки в погонах взяли «языка» и решили поиграть в войнушку?

После экзекуции показания едва живого Северина записывал некто Мельников. Вслед за этим Барвицкий отдал эстонцу мобильный телефон и разрешил позвонить жене. Та уже давно ожидала мужа в компании с адвокатом, которому не разрешали увидеть клиента. Из РУВД Северина выпустили двадцатью минутами позже и лишь после того, как он написал расписку Барвицкому, что тот в избиении не принимал участия. Прямо к зданию РУВД подкатила «Скорая». Северина поместили в городскую больницу скорой помощи, где у него определили множественные ушибы мягких тканей головы, сотрясение мозга и гипертонический кризис. Первоначально врачи подозревали перелом основания черепа. В то время, когда Северина оформляли на стационар, к нему подошли два сотрудника в милиции, представившиеся замначальником Шевченковского РУВД по кадрам, а также и.о. начальника УГСБЭП Киева. Они просили написать объяснения о случившемся. Но Северин заявил, что в состоянии сделать это только после выздоровления, на словах описав избивавших.

Все вышеописанное стало основанием для обращения Северина в Генпрокуратуру с просьбой привлечь виновных к уголовной ответственности. 28 мая замгенпрокурора Александр Баганец поручил руководителю столичной прокуратуры Юрию Гайсинскому провести тщательную проверку жалобы Северина и до 18 июня ответить автору. Также в начале июня Консульство Эстонии направило МИД Украины ноту протеста по поводу зверств украинских блюстителей порядка в отношении эстонского гражданина.

Ответ киевской прокуратуры Северин ждет по сей день, Консульство Эстонии – тоже. Мы также имеем веские основания предполагать, что «тщательной проверки» фактов, приведенных в жалобе Северина, также не проводилось. И вот почему. Как мы уже сообщали, секретаря из полтавского офиса, бывшую свидетелем того как столичный гонец силой заталкивал Северина в такси, дабы доставить его на избиение к столичным садистам, никто даже не опрашивал. Все фигуранты изложенных событий остаются на свободе. Их руководство – ни сном ни духом о произошедшем (так по крайней мере они заявили автору этих строк). Мои многочисленные попытки договориться с ними о встрече для выяснения ситуации окончились ничем. Так, со слов замначальника УБЭП Киева Сергея Махорина, тот впервые услышал о случившемся от меня. Начальник Сергей Василенко сообщил лишь, что Кревенда – сотрудник молодой (но, похоже, перспективный), законов не нарушал. Он, по версии Василенко, всего лишь должным образом отреагировал на обращение гражданина о краже 900 гривен, что обязан сделать любой сотрудник милиции, а затем, как и положено, передал дело в Шевченковское РУВД. Василенко утверждает, что ему ничего не известно о том, что горпрокуратура во исполнение указания Генпрокуратуры проверяла жалобу Северина и опрашивала Кревенду. В таких случаях руководство, как правило, ставится в известность. Но по заверению главного УБЭПовца столицы тот совершенно «не в курсе».

Так же «не в курсе» и в Шевченковском РУВД. Замнач по работе с личным составом Олег Величко (уж не он ли с Василенко навещал свежеизбитого Северина в больнице скорой помощи?) утверждает, что ничего такого не знает и долго выспрашивал у меня фамилии участников избиения.

И тем не менее, не смотря на все эти сомнительные свидетельства для прессы, горпрокуратура возбудила уголовное дело ПО ФАКТУ то-ли злоупотребления то ли превышения служебных полномочий (подробности мы получить так и не смогли). Когда я ссылался на такое решение прокуратуры в беседах с начальниками тех, кто принимал участие в «прессовке» бизнесмена, те облегченно вздыхали: коль есть уголовное дело, значит — никакой информации в прессу, мол закон не велит. Однако не они ведут это дело, подписок о неразглашении с них никто не брал, да и требовалась нам самая малость: пообщаться с самими начальниками и их подчиненными. Не сложилось!

Никто не хочет выносить сор из избы. И в такой ситуации представляется сомнительным, чтобы реальные виновники понесли должное наказание: в лучшем случае – уволят по собственному желанию. Как отмечено орнитологами, ворон ворону глаз не выклюет.

Между тем, в этой истории еще много непонятного и далеко не все персонажи названы. Автору, к примеру, любопытно было бы узнать об истинных причинах «пропажи» 900 гривен и последующей «карательной операции», преследовавшей главную цель – вынудить Северина признаться в краже. Я попытался связаться с иными учредителями фирмы, с которыми бок-о-бок трудился Северин. Дозвонился Ростиславу Левченко. Тот деревянным голосом ответил, что не понимает о чем идет речь. Андрей Попов трубку не брал.

Между тем, Владимир Северин и еще один учредитель Геннадий Гнатович сегодня оказались на улице. Двое других учредителей обвинив Северина в «крысятничестве» сменили офис, переориентировали бизнес на себя и порвали все отношения с двумя другими учредителями. А как же хозяйственно-правовые отношения? Как правило подобные конфликты разбираются в суде, но в данном случае одной группе учредителей очень кстати пришелся ментовский «наезд». Быть может это простое совпадение?

Не до конца ясна роль в этой истории некоего Игоря, который появился в офисе вскоре после первого визита туда Кревенды с Романом. Игорь представлялся полковником службы внутренней безопасности МВД. Мы связались с и.о. начальника этой службы Валерием Назаровым, но он о таком сотруднике ничего не слышал, об избиении также. Городское подразделение инспекции по личному составу также оказалось несведущим. После утомительного общения с многочисленными милицейскими начальниками у автора сложилось впечатление, что подобные истории с трехчасовыми избиениями «в области головы» — норма жизни украинской милиции. Поскольку нет ничего особенного в том, что о данном конкретном случае никто не слышал, а прокуратура лишь формально возбудила уголовное дело «по факту», что как известно, сулит его закрытие за недоказанностью.

Между тем, в народе крепко прижился термин об орлах Кравченко. Полно, господа! Юрия Федоровича давно уже нет в МВД. Однако система тотальной бесконтрольности и гарантированной безнаказанности осталась.

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: