КАК Я ЧУТЬ НЕ “ОТВЕТИЛ” ЗА «КАМАЗ» ЮЩЕНКО

Суки — это слово, по моему твердому мужскому убеждению, точно и емко характеризует личности из окружения Виктора Андреевича, чей “джип” на степной проселочной дороге чуть не загнал нас в овраг. Вопреки усердию сук, сидящих в темно-зеленом “ландкрузере” и благодаря исключительно профессионализму водителя нашей “девятки”, мы, отцы и кормильцы пяти малолетних детей, едва не стали покойниками, а наши дети – сиротами.А за сутки до этого…

Машина стояла на шоссе, из под смятого в гармонь капота бил пар. Что-то потрескивало и шипело, моргал поворотник. Женщина с безумным криком: “Да сделайте же что-нибудь!” — тянула из-под кровавого месива чью-то ногу. В те секунды, что мы бежали к вдрызг разбитой машине, женщине удалось – рывком – выдернуть из покореженного салона детское тельце. Она заметалась на дороге, руки у нее были в крови: “Ну что же вы стоите!” Ребенка принял на руки я – просто был ближе всех к женщине. Девочку сводили судороги, рот ее был забит кровью, на затылке – рваная рана. Из воспоминаний о тех секундах – только ужас, кровь и бьющийся в судорогах ребенок.

Действовал автоматически: ребенка кое-как зафиксировал на спинке вырванного из автомобиля сиденья, дрожащее, изувеченное, хрипящее тельце укрыли принесенными кем-то вещами. Пальцем удалил кровь изо рта, ребенок перестал синеть, но стали закатываться зрачки. Подбежавший коллега, поработавший санитаром на “скорой”, шептал: “Уходит!..”, но не было даже нашатырного спирта, и мы тормошили и тормошили ребенка, не давая ему уйти в себя и моля, чтобы скорее приехала “скорая”. Кто-то положил подле девочки иконку… Было 6 часов 50 минут утра. 92-й километр шоссе Киев – Одесса. В пяти минутах езды от райцентра Белая Церковь.

Меня сменила женщина, выхватившая ребенка из машины: “Посмотрите женщину в салоне! Она может быть живой!!” Бегу туда. Месиво окровавленных вещей, мужская голова на “торпеде”. Зрачок не реагирует, пульс на шее не прощупывается. Покойник…На нем вниз лицом лежит женщина, откуда-то на пол машины льется кровь. Поднимаю голову – зрачки безжизненны, пульс на шее не прощупывается. Покойница. Обхожу машину со стороны водителя: еще одна мужская голова выглядывает из-под месива человеческих тел. У этого парня пульс можно не искать. Третий…

Останавливаются какие-то машины, появляется врач – пожилой мужчина, он ставит ребенку капельницу и делает какой-то укол. Хрип девочки сменяется всхлипываниями, от которых бросает в озноб. Появляется ГАИ. Два стража порядка неторопливо подходят к разбитому авто, потом к девочке, и, ни слова не говоря, возвращаются к служебному автомобилю. Старший экипажа, полный мужчина, обращаясь к кому-то на “ты”, говорит, чтобы “быстро приезжал” – здесь покалеченный ребенок. 7 часов 12 минут утра. “Скорой” все еще нет. Все это время другой мой коллега звонил по 02 и 03. В службе “скорой” ему объясняли, что по этому вызову должен ехать “район”, но так уж и быть, направили “город”. Для прибывших милиционеров участок тоже оказался “чужим”, но они все же приехали. Для чего – непонятно, так как даже не поинтересовались состоянием девочки и от служебного автомобиля не отходили. Все это время, коллега звонил то в одну оперативную службу, то в другую, угрозами ускоряя их появление на месте происшествия.

7 часов 15 минут. Со стороны Белой Церкви приехала первая машина “скорой”. Врачи занялись девочкой, ее погрузили в машину Милиционеры не проявляют к случившемуся никакого интереса, кого-то ждут. Для себя уточняем, что произошло. Семья из Белоруссии – супруги, их сын и дочь — явно ехала в отпуск, к морю. Наверняка выехали в пятницу вечером, ночью пересекли границу, торопились. На рассвете за рулем был сын, парень на вид лет 25-ти. Он явно заснул за рулем – и на огромной скорости врезался в кузов медленно ползущего на подъем грузовика. Сила удара была такова, что рама кузова грузовика выгнулась “елочкой”. С кузова посыпались ящики; водитель грузовика понял весь ужас произошедшего, лишь остановившись и выпрыгнув из кабины – когда увидел ЭТО. Парень пребывал в шоке и сам явно нуждался в медицинской помощи. Подъехала вторая машина “скорой”, уже бесполезная.

Мигает и мигает лампочка поворотника. Уже не парит разбитый мотор. Чувство опустошенности и безнадеги. Погибла целая семья…Отмываем свою одежду от крови. В ближайшем придорожном кафе пьем “по сто” за упокой душ человеческих. Водка не идет. Наш путь – в Первомайск Николаевской области, где мы должны присоединится к команде кандидата в президенты Украины Виктора Ющенко. Суббота, 14 августа.

Сутки спустя мы едва не разделили участь белорусов.

Заезд в ширину

Агитационная поездка кандидата в президенты Виктора Ющенко по югу Украины явно удалась. Его хорошо – тепло — встречали люди, площади райцентров собирали сотни и тысячи сторонников. Появление Виктора Андреевича в селах вызывает живейший интерес крестьян, окружающих столь необычного в этих глухих местах гостя. Буквально затаив дыхание, люди слушают подкупающие своей искренностью монологи Ющенко. В которых очень много о совести, гражданской позиции, зове сердца, равенстве всех граждан перед Законом и неминуемом торжестве справедливости.

Окружение Виктора Андреевича настроено не столь миролюбиво. Депутат Евгений Червоненко, предворяя выступления Ющенко, жесток в своей критике власти. Постоянно твердит о КаМАЗе, который пытался столкнуть автомобиль кандидата в президенты под откос под Херсоном. Пожалуй, с излишней долей патетики публично сожалеет в микрофон, что в тот трагический момент его, Червоненко, не было за рулем ющенковской машины. И прямо обвиняет власть в организации покушения на “народного президента”, в организации тотальной слежки за Виктором Андреевичем, осуществляемой машинами спецслужб, повсеместно сопровождающих колонну приверженцев Ющенко. Гул в толпе говорит о том, что заявление Червоненко — в части подлой слежки и КаМАЗа-убийцы — находят живейший интерес в сердцах слушателей, вызывая бурное негодование.

График поездок – сжатый, и кавалькада компании Ющенко, представленная мощными автомобилями, стремительно перемещается по дорогам Николаевской области. Мое – журналиста — участие в поездке обусловлено приглашением организаторов предвыборного турне Ющенко по Николаевщине.В плане поездки – посещение местной святыни – Пелагеевского женского монастыря. На нашей скромной “девятке” мы не поспеваем за кортежем. На подъезде к Божьей обители встречаем “джипы”, несущиеся навстречу. Разворачиваемся и, пользуясь заминкой колонны, обгоняем ее — чтобы быть, согласно договоренности с устроителями предвыборной поездки, на месте следующей встречи с избирателями на 10 минут раньше основной группы. Вдруг что-то резко меняется.

Слышен рев мотора, слева нависает какая-то тень; водитель, матерясь, жмет на тормоз, машину заносит на обочину. Скрежет тормозов; я бьюсь головой о боковую стойку, потом – о переднее сиденье, в глазах потемнело. Тряхнув головою, вижу перед капотом застывший в облаке пыли “ландкрузер”, из которого сыплются какие-то люди. Парень со свирепым лицом рвет на себя дверцу нашей “девятки” со стороны водителя с криком “Нужны неприятности?!” Успеваю подумать: “Провокация!”, как все счастливым образом разрешается возгласом некоего усатого индивидуума: “Свои!”

“Спецназ” столь же стремительно запрыгивает в “джип” и скрывается в облаке пыли. Мы же от пыли отплевываемся, постепенно приходя к пониманию того, что произошло. И что могло произойти, не среагируй наш водитель столь профессионально… В лучшем случае нас приняли за врагов Ющенко! В худшем – зарвавшейся челяди Виктора Андреевича не понравился сам факт обгона нами “мессии”. Не долго думая (в буквальном смысле), эта лакейская рвань своим лихим маневром чуть не спровадила четверых сидящих в машине, на тот свет. Мы курили на обочине, круто переходящей в овраг, у водителя тряслись руки. Он судорожно дышал, раз за разом повторяя лишь одно слово: “Суки!”

Суки

Это слово, вынесенное мною в подзаголовок, по моему твердому мужскому убеждению, точно и емко характеризует личности из окружения Виктора Андреевича, чей “джип”, чуть не загнал нас в овраг. Вопреки усердию сук, сидящих в темно-зеленом “ландкрузере” и благодаря исключительно профессионализму водителя нашей “девятки”, мы, отцы и кормильцы пяти малолетних детей, едва не стали покойниками, а наши дети – сиротами.

Я пока не знаю фамилию той усатой суки, которая в холуйском порыве, сломала дверной замок нашей “девятки” ( с тебя 8 гривен за ремонт, ублюдок!). Я пока не знаю фамилии и той суки, которая рулила “джипом”, загоняя нас в 4- х метровой глубины кювет (будешь теперь моим должником по гроб жизни, дешевка!). Но я знаю фамилию “старшего” этого циничного экипажа – Ширко, народный депутат Украины. Я даже не знаю его имени-отчества, но рожу усатую буду помнить всю жизнь. Эта сука, опознав нас как “своих”, не посчитала даже нужным извиниться за содеянное! И то правильно – извинения суки не многого стоят, мужчины извинений от таких не принимают. Вот только интересно: а чтобы с нами было, если бы мы оказались “чужими”? К тому же это сугубо по-сучьи: не извиняться даже перед “своими”.

И еще: меня и моих товарищей живо интересует фамилия той суки, которая отдала приказ нас давить. Этому псу будут посвящены лучшие строки моего творчества – до конца его дней. Отзовешься, шакал?

Политически озабоченных читателей, во всем написанном ищущих политический подтекст и видящих “заказ”, разочарую: написанное здесь – здравая реакция уважающего себя мужчины на бычье хамство людей, почему-то отождествляющих свои поступки с некоей высшей целесообразностью любых действий во благо Отчизны. Допустимых в их понимании.

Не ждите, суки, скандала – его не будет. Никто из нас четверых не пойдет писать заявления в милицию. И уж тем более – созывать пресс-конференции на потеху вашим оппонентам. Другое воспитание. Порука тому – мои фамилия, имя и отчество, указанные в конце статьи. Наведите обо мне справки – это можно сделать в большинстве редакций. Именно моим нежеланием способствовать приданию этому ЧП криминального характера политической окраски объясняется трехдневная пауза в написании этой статьи. И не делайте сами из теперь уже публичного разговора с вами никакой политики. Тем самым вы только навредите Виктору Андреевичу Ющенко, на словах столь уважаемому вами.

Путевые заметки

Прочувствованное мною 15 августа заставляет меня поделиться с читателями еще рядом, как мне кажется, небесполезных мыслей.

Первое. До обеденной поры воскресения, 15 августа, я вполне допускал, что херсонский КаМАЗ мог быть организован ретивыми “спецами” от власти. Теперь я не сомневаюсь, что спровоцировать воинственное поведение водителя КаМАЗа было вполне под силу “шнуркам” от Ющенко. Или Виктору Андреевичу неизвестно отношение граждан Украины к “нукерам” всевозможного начальства, “борзеющим” на наших дорогах? Или мода на “новорусский стиль” езды повально охватила окружение Ющенко?

Второе. Постоянные разговоры окружения Ющенко о возможном покушении на своего кумира лично у меня теперь вызывают только смесь удивления с презрением. Простите за грубость моей прямоты, которая компенсируется ясностью изложения мыслей: если бы враги Ющенко хотели его убить, то больших трудов им это не составило. При такой системе охраны Виктора Андреевича, какую я наблюдал эти два дня, КаМАЗы не нужны. Это слишком затратно и пошло.

Кандидата на пост Президента Украины охраняет группа профнепригодных ленивцев, не перекрывающих пространство и не ориентирующихся в ситуации даже в непосредственной близости от охраняемого объекта. Я лично – и неоднократно — наблюдал бодигардов Ющенко кучкующимися при проведении мероприятий, причем их руки зачастую были заняты стаканчиками с кофе и мороженым! Но руки телохранителя всегда ОБЯЗАНЫ быть свободными – на случай отражения потенциальной угрозы – это азы. И это – десятая часть наблюдаемого мной непотребства в организации персональной охраны В. Ющенко. Поэтому неудивительно, что сидящие в “ландкрузере” суки не могли идентифицировать, как “свою”, “девятку”, вторые сутки колесившую вслед за Ющенко!

Третье. Окружение Ющенко эти два дня живо обсуждало херсонское ЧП и его последствия. В частности, в этом коллективе теперь считается благородным “рубить хвосты” – созданием аварийных ситуаций оттеснять от ющенковского кортежа автомобили то ли милиции, то ли СБУ, следующие за ним в отдалении . Существование таких машин непонятного мне назначения – не миф. Действительно, кортеж Ющенко пребывает под постоянным наблюдением каких-то людей в авто с затемненными стеклами и “мигалками” на крышах. Но это же не повод, чтобы подвергать экзекуциям наподобие нашему случаю, экипажи этих автомобилей.

Что, офицерам СБУ или МВД делать больше нечего в выходные, как сопровождать Ющенко и Ко по убитым дорогам Николаевщины? Их дома тоже ждут семьи, дети; скорее всего, им тоже не нравится их нынешняя жизнь. Но они выполняют приказ руководства, преступную сущность которого никто пока не доказал. Так зачем же их – в кювет? И при этом наперебой хвастаться друг перед другом, как лихо “я его сделал!” Ведь гадя таким вот образом подневольным людям, любители этих самых пакостей четко осознают: случись что, их прикроет депутатская неприкосновенность! Идя в депутаты, сука Ширко стремился к этому? Ну что ж, пусть и Ширко не удивляется, если, беря с него пример, кто-то из «близких», вооружившись автоматом, заставит его станцевать “лезгинку”. Потом, опозная в Ширко “свого”, пойдет себе дальше…

Четвертое. Если бы стараниями “ширков” ваш непокорный и не слуга ушел бы в мир иной, то кто бы взял на себя ответственность за столь печальный для меня и моих близких исход? Ющенко? Его суки? Вопрос остается открытым, в дискуссии могут принять участие все желающие…

И вопрос к Виктору Ющенко: Вы за ТАКУЮ популярность боретесь? Если да, то Вы не оригинальны. Эта ниша давно и плотно занята. Представляю себе, какие фортеля будет откалывать Ваше ближайшее окружение, доведись ему в ближайшее время возглавить министерства и ведомства страны. «Законность» будет, судя по всему, еще та!

…Придя в себя, мы догоняли кортеж Ющенко. Моя личная цель была проста: ворваться в “гараж” престижных иномарок и набить в кровь морды этим скотам, осемененным манией собственной значимости в этом мире и в этой убогой стране – моей Родине. Бить, пока не убью. Или пока не убьют меня. Остановили друзья. Которые здраво рассудили, что рваные мною ноздри “ширков” как раз и станут еще одной крапленой картой в чьем-то грязном политическом пасьянсе нынешних выборов.

Вам повезло: живите, суки…

В понедельник, в четыре утра, возвращаясь в Киев, мы заехали в белоцерковскую больницу имени Семашко. Там, в реанимационном отделении, уже пришла в сознание восьмилетняя малышка, чудом выжившая на трассе. Ее зовут Настя. Она еще не знает, что осталась на свете одна, и потому все время спрашивает, где ее мама. Мы — “от мамы” – передали ей плюшевую собаку, купленную на каком-то базаре.

Мы стали чище.

Попробуйте, суки, и вы. Если сумеете…

Глеб Львович ПЛЕСКАЧ

Читайте также: