«Мертвые души» украинского правосудия: гуляй, мошенник, на свободе!

Зажравшимся приблатненным мажорам, оккупировавшим столичные правоохранительные органы, по традиции сходит с рук все. И подмена терминов в официальном документообороте – достаточно безобидные шалости, на которые и внимания-то обращать никто не будет… Тема милицейско-прокурорской немощи, которую мы затронули несколько дней тому назад, в своем развитии оказалась столь многогранной, а ситуация – столь катастрофичной и одновременно показательной, что это понудило нас сделать продолжить журналистское расследование на предмет: как же доблестные украинские блюстители закона ухитряются (иначе и не скажешь!) делать вид, что борятся с преступностью.

Напомним: мы попытались сопоставить методы расследования уголовных дел, возбужденных по двум основным категориям и направлениям — по факту совершения преступления (когда преступление налицо, а виновного найти пока не удается – так называемые «фактовые» дела) и против лица, совершившего преступление (когда лицо, совершившее преступление, изобличено с поличным в момент совершения — так называемые «лицевые» дела).

В первом случае следствие может вестись непредсказуемо долго, и во время следствия милиция обязана проводить оперативно следственные мероприятия, изыскивая виновного, при этом сроки ведения следствия не продлеваются. Во втором случае сроки ведения досудебного следствия весьма четко обозначены в законе, и до их окончания необходимо допросить виновного и свидетелей, предъявить обвинение, собрать доказательства, провести экспертизы и передать дело в суд для определения наказания.

Мы описывали случай с совершением ряда преступлений известным киевским мошенником — неким Гоцыком, против которого Прокуратура Подольского района города Киева возбудила «лицевое» уголовное дело. По которому и поручила милиции провести следствие и передать материалы в суд (срок досудебного следствия должен был окончится в течении двух месяцев с момента возбуждения уголовного дела). Гоцык должен был оказаться на скамье подсудымых, а после того – в местах не столь отдаленных, как минимум, еще год тому.

Мы описали, как милиция Подольского района столицы, не желая в силу тех или иных причин заниматься своими прямыми обязанностями – довести практически раскрытое дело до суда, самовольно сменила статус уголовного дела, считая его «фактовым». То есть, возбужденным не против лица, а по факту совершения преступления, что позволяет волокитить расследование до Второго пришествия.

После выхода публикации «УК» мы обратились в Прокуратуру Подольского района Киева с одним простым требованием – понудить (что процессуально возможно) райотдел прекратить симулирование слабоумия (считать дело «фактовым») и довести следствие до конца. Однако, реакция Прокуратуры Подольского района оказалась непредсказуемой.

Оказывается, согласно письма прокуратуры за подписью и. о. прокурора Руденко уголовное дело, о котором шла речь, на самом деле — «фактовое». То есть милиция в определении его квалификации права; правда, позволила себе волокиту, за что даже некоторые милиционеры привлечены к ответственности:

Вот только непонятно, как же быть с ответом, подписанным несколько ранее Прокурором района столицы, известным нашим читателям по многочисленным скандальным публикациям Василием Драговзом, который категорически утверждал, что дело все-таки возбуждено «против лица»?

Может, В.Драговоз что-то напутал и, не разобравшись, «подмахнул», не глядя, бумагу, подсунутую не совсем грамотными подчиненными (либо же умышленно содержащую неправдивые ведомости, составленную с целью дискредитировать «шефа»)?

В такую версию поверить сложно по одной простой причине.

Согласно переписке, ведущейся Прокуратурой Подольского района города Киева на протяжении длительного времени (дела идут, контора пишет…), неоднократно утверждалось (в том числе и самими «и.о.» Руденко), что возбужденное дело имеет «лицевой» характер:

Это лишь несколько писем, из которых усматривается четкий и понятный статус возбужденного уголовного дела; в распоряжении «УК» таковых имеется несколько, за подписями нескольких должностных лиц прокуратуры, включая вышестоящих. Потому считаем, что ошибки нет, и преданное нами огласке дело — «лицевое».

Однако, разногласия между милицией и прокуратурой о статусе уголовного дела, на наш взгляд, поясняются весьма просто: Прокуратура, оказавшись не в состоянии контролировать милицейское следствие (милиция ее откровенно «послала»), дабы скрыть свой позор, просто согласилась с позицией милиции. И признала, что дело таки «фактовое», и по нему виновное лицо еще искать и искать…

Возможно, что предполагаемый преступник (до суда формально следует его считать таковым) Гоцык просто заплатил взятку, чтобы его совершенными нехитрыми манипуляциями правоохранители сделали… «мертвой душей», недостижимой для украинского правосудия.

Но эту версию мы отметаем: Гоцыку (если он не круглый идиот) проще вернуть деньги потерпевшим (в пределах нескольких тысяч долларов), чем оплачивать подобные «рокировки» (по стоимости значительно превосходящие задолженность перед потерпевшими, если только ставки взяток районной прокуратуры и милиции не снизились до гонораров проституток с местного рынка)…

При этом Прокуратуру Подольского района не остановило даже то обстоятельство, что внесение заведомо неправдивых сведений в официальный документ является уголовно-наказуемым преступлением, именуемым как служебный подлог (ст. 366 УК Украины). Очевидно, зажравшимся приблатненным мажорам, оккупировавшим сей столичный правоохранительный орган, по традиции сходит с рук все. И последняя подмена терминов – достаточно безобидные шалости, на которые и внимания-то обращать никто не будет…

Увы, подобными «шалостями» грешат не только Подольская прокуратура и милиция. Второй пример – правоохранительные органы Деснянского района столицы. Для иллюстрации — постановление райотдела милиции о возбуждении уголовного дела, и тоже «фактового»:

Ситуация практически аналогичная: произошло ДТП, вследствие которого погиб человек. Личность водителя долго выяснять не пришлось, он находился на месте преступления, никуда не скрывался (кстати, обстоятельства совершенного ДТП достаточно полностью отражены в прилагаемом выше постановлении). Однако, милиция и здесь возбуждает «фактовое» дело, в упор не видя необходимости возбудить дело «лицевое». Указывая в постановлении единственно возможное виновное лицо (водителя), возбуждением уголовного дела «по факту» милиция, очевидно, предполагает, что существовал еще кто-то третий (возможно, некая потусторонняя сила), кто и виновен на самом деле в том, что пешехода переехал автомобиль, а водитель — не при чем…

Надо полагать, следствие и по этому делу обещает быть длительными и многообещающим (в плане издевательства над Законом). И виновный так и не будет установлен…

Подобная ситуация развивается и еще в одном известном нам случае. Рядом Интернет-изданий была неоднократно описана ситуация с деятельностью известной столичной мошенницы Примы Ларисы Ивановны. Которая под видом взимания предоплаты на установку и ремонт окон за два года облапошила несколько десятков сограждан.

Прима была категорически опознана десятками потерпевших, детально указавших методы, пути и способы совершения ею преступлений. И под давлением улик и вопреки откровенной «крыше» Ларисы Ивановны со стороны одного из начальствующих чиновников Печерского райотдела было возбуждено уголовное дело. Однако, как уже догадались читатели, опять же «фактовое»:

Хотя и признано, что следствие по делу ведется откровенно плохо, «воз и ныне там»: виновное лицо «изобличается» до сих пор.

Отметим, что «фактовый» характер данного дела невозможен в силу самой квалификации преступления, по которому возбуждено уголовное дело (ч. 2 ст. 190 Уголовного кодекса Украины). Данная квалификация мошенничества применяется, если имеет место повторность совершения или же предварительный сговор группой лиц, либо же повлекшее наличие значительного вреда потерпевшим.

Уже из ответа правоохранителей усматривается, что по этому уголовному делу имеется группа потерпевших, которые в разное время и при разных обстоятельствах заказывали у Примы окна, платили деньги и не имели возможности их вернуть. Наличие нескольких потерпевших в одном подобном деле уже предусматривает повторность совершенного мошенничества и соотношение (логическую привязку) этой установленной повторности с одним определенным и установленным лицом…

Возбуждать «фактовое» уголовное дело в данном случае просто нелепо, однако потерпевшие и этому рады (так как около года добивались хотя бы такого решения).

Сама же Прима продолжает и дальше облапошивать граждан, равно как и Гоцык (фигурант по первому эпизоду нашего сегодняшнего повествования), да как и многие тысячи других подобных «мертвых душ». Которых по «фактовым» делам «ищут» днем с огнем. Злоумышленникам даже не нужно что-то делать – их покрывает украинская правоохранительная система. Которой, очевидно, не выгодно обеспечивать правопорядок в государстве и выполнять предвыборный лозунг одной из доминирующих политических сил «Бандитам –тюрьмы!»…

Тем временем многочисленным потерпевшим остается лишь надеяться, что по трем описанным «УК» делам правоохранители таки изыщут возможности расставить все точки над «і». Обеспечив ведение следствия и неотвратимость наказания согласно Закону.

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: