КОНЕЦ «ХОЖДЕНИЯ ПО МУКАМ»…

Публикация «УК» «Хождение по мукам» рассказала о жесточайшем избиении в Херсонской областной психиатрической больнице молодого парня, инвалида 1 группы, страдающего эпилепсией. Несчастный пациент херсонских медиков скончался утром 7-го апреля, так и не дождавшись наказания своих истязателей…В «Хождениях» «УК» поведала о круговой поруке, сложившейся в среде медицинской «мафии»; о незаконных действиях областных судебно-медицинских экспертов, дававших ложные заключения при освидетельствовании потерпевшего. О прокуратуре, закрывающей на подобные факты глаза. Рассказали о незаконных действиях главного врача больницы им. Тропиных, решившего, вопреки требованиям закона, засекретить от матери историю болезни ее сына. О медицинской «карусели»: две недели врачи никак не могли поставить полный диагноз пациенту. Они предполагали то туберкулез, то пневмонию; потом заявили, что у парня отсутствует почка (куда она делась — непонятно), а оставшаяся воспалена… Длительный период времени мать добивалась направления в какой-нибудь независимый медицинский институт, но ей так и не удалось преодолеть бюрократизм Херсонского облздрава во главе с господином Брагаром. И вот – итог: Дмитрий умер…

Буквально за несколько дней до смерти Дмитрия его мать просила у чиновников областного управления здравоохранения — в связи с ее несогласием с поставленным сыну диагнозом и недоверием к больнице им.Тропиных — дать направление в любое другое медицинское учреждение за пределами Херсонской области. Для обследования и лечения сына. И получила бюрократический ответ: вопрос направления больного в медицинский научно-исследовательский институт может быть рассмотрен только после завершения лечения в больнице Комсомольского района им. Тропиных. И стабилизации состояния его здоровья. «Вылечили», «стабилизировали»…

Неужели облздраву так трудно было изыскать медицинский транспорт и сопровождающий персонал, чтобы перевезти Диму в НИИ? Тем более, что мать готова была за все платить и лично нести ответственность за состояние здоровья сына во время транспортировки? Почему чиновники областной медицины продолжали покрывать персонал психиатрической больницы? И, прикрываясь статьей 26 Закона Украины «О психиатрической помощи», продолжали оправдывать невыдачу матери эпикризов? Хотя именно эта статья обязует медиков знакомить больного или его законного представителя с историей болезни и любыми другими медицинскими решениями, в том числе, в письменном виде. Увы: для херсонских чиновников от медицины, закон, похоже, не писан.

Возможно, медицинские начальники уверены в своей безнаказанности. И не думают, что их действия и отписки, особенно после смерти парня, могут быть квалифицированы, как превышение власти или служебных полномочий, повлекшее тяжкие последствия. Ст. 365 ч. 3 предусматривает за превышение власти и должностных полномочий «срок» от семи до десяти лет, плюс лишение права занимать «теплые» места сроком до 3-х лет.

Что касается депутата, главврача «Тропинки» Л.Ремыги, то ему следует поразмышлять над такими юридическими терминами, как злоупотребление властью или служебным положением, повлекшее тяжкие последствия. Ведь именно его стараниями от матери засекречивалась история болезни сына. И даже потребовалось вмешательство прокуратуры (правда, до возбуждения уголовного дела не дошло). Именно по его указаниям Ольге Ивановне, вместо заключения консилиума врачей, выдали «филькину грамоту». Вернее сказать -две.

Первая представляла собой нечто вроде запротоколированного осмотра больного (по идее — Димы, но фамилии больного в выданном матери документе не значилось) шестью высоко квалифицированными специалистами (в том числе главными специалистами области). Только казус вышел: несколькими врачами (участвовавших в осмотре, но не принадлежащих к «клану тропиных») он не подписан. Правда, задокументированного — отдельного мнения не подписавшихся специалистов в истории болезни парня «почему-то» нет.

Вторая «филькина грамота» — также заключение консилиума, только уже другого. Пришедшего к выводу, что у больного эпилепсия, отек мозга и пилонефрит (гнойное воспаление правой почки). Плюс выраженное слабоумие (это «спецы» определили на глаз, без тестов: раз пребывает в коме — значит слабоумен). Но и это заключение не подписано всеми специалистами. Когда же мать попросила сделать копию, заведующий неврологическим отделением «не нашел» ксерокса. Сделал компьютерную распечатку, в которой не указаны ни фамилии членов консилиума (перечислены только должности), ни фамилия самого больного. Подобную «писульку» врачи заверять не стали, пообещали сделать это «немного позже»… Одним словом, режиму секретности «Тропинки» могут позавидовать спецслужбы.

Впрочем, доля ответственности за утерянную жизнь лежит и на прокуратуре Комсомольского района Херсона. Ведь мать более чем за неделю до смерти сына написала в прокуратуру заявление, в котором оспаривала поставленный Диме диагноз. И просила в срочном порядке выдать распоряжение о проведении судебно-медицинской экспертизы — с целью установления точного диагноза. Пока надзорный орган медлил –парень скончался.

…После того, как Ольге Ивановне выдали тело сына, а также заключение о смерти вследствие отека мозга, она принимает решение везти его в Новотроицк, и там проводить экспертизу. Чем было продиктовано это решение, трудно сказать. Наверное, уставшая от правового беспредела и никому не верящая женщина понадеялась на родственные связи. Возможно, она надеялась, что связи плюс удаленность от областного центра помогут пролить свет на тайну смерти Димы. Ошиблась…

Районный эксперт сразу же заподозрил что-то неладное, и тут же по мобильному телефону связался с областным бюро судебно-медицинской экспертизы. О чем разговаривал, так и останется загадкой. Но после беседы он быстро выпроводил за двери морга родственников, так и не дав им возможности заявить свои законные права на личное присутствие при вскрытии, и принялся за дело. Вскоре он объявил, что смерть настала в следствии отека мозга. А так же, что у трупа — всего одна почка!

Но… Во-первых, Дмитрий многократно лечился во многих больницах. В том числе дважды в Киеве, где проводились комплексные обследования. Невозможно представить, что никто из врачей не обратил внимание на отсутствие почки — это серьезная аномалия, которая должна обязательно учитываться при назначении лечения. Почти год (без перерыва) Дима провел в херсонской областной психиатрической больнице. И там при назначении лечения отсутствие якобы одной почки во внимание не бралось.

Во-вторых, в больнице Комсомольского района Херсона им.Тропиных отсутствие почки у пациента обнаружилось только через две недели. В течении всего этого времени парню кололи антибиотики, создавая дополнительную нагрузку на единственную почку.

В-третьих, никакого пилонефрита и бронхопневмонии у Димы не было. Тем не менее, ему эти ошибочно диагностированные заболевания «лечили». И опять-таки антибиотиками, «перегружая» его единственную почку. А сбой работы почек — это скажет любой студент медучилища — приводит к нарушению водно-солевого обмена в организме. Дальше — отечность всех органов, повышение артериального и внутричерепного давления. Повышенное внутричерепное давление, в свою очередь, вызывает отек мозга…

Мать погибшего уверена: умереть сыну «помогла» халатность врачей. Но ответят ли по закону те, кто убил двадцатилетнего парня? Или медицинские «доны», с молчаливого одобрения прокуратуры, дело «замнут»?

Отчаявшаяся мать намерена добиваться проведение эксгумации и повторной экспертизы. Хотя, если следовать букве закона, у прокуратуры и так достаточно оснований для возбуждения против должностных лиц херсонского облздрава, а также ряда медицинских работников уголовных дел.

Александр Тарасов, Херсон специально для «УК»

Читайте также: