Силовики не крышуют наркобизнес — они его делают

Кривой Рог — город, где добывают руду и плавят сталь? Да. Но еще Кривой Рог — город, где процветает торговля наркотиками и наркомания. Речь идет не о курении марихуаны, а об употреблении наркотиков внутривенно. Речь идет не о сотне юнцов, которые «колются» от безделья, и не о богатых дядях, которые нюхают кокаин после трудового дня. А речь идет о десятках тысяч (точной статистики не знает никто) тех, кто колется по нескольку раз в день, нигде не работает и единственная цель которых — добыча денег на очередные дозы. Речь о тех, кто не может жить без укола и для кого СПИД, туберкулез и гниение живой плоти — проза жизни. По признанию медиков, только в так называемой «тысячке» каждый день умирает 2-3 наркомана и стольким же делают операции по ампутации конечностей. Хоронят и лечат наркоманов, как правило, за государственный счет. Граждане и коммунальные службы города несут убытки на сотни тысяч гривень от воровства и хищений, совершенных руками наркоманов. Мишенями для них становятся металлические люки подземных коммуникаций и пожарные лестницы, лифты и гаражи, подвалы и погреба, сами граждане и их квартиры. Отдельная тема — семьи и родственники наркоманов, которые первыми становятся жертвами трагедий.

У нас, у рядовых граждан, которых волнует судьба наших детей, возникают вопросы. Почему проблема наркомании в Кривом Роге приняла такие ошеломляющие размеры, как, впрочем, и работа незаконных пунктов приема металлолома? Почему многолетняя работа правоохранительных органов не дает результатов? Почему, чем больше в этих органах становится служб по борьбе с наркотиками, тем организованнее и шире, а главное безнаказанно работает преступная индустрия? Чем можно оправдать наличие стольких структур в правоохранительных органах, которые так плохо работают? Почему тот, кто контролирует работу этих служб, не бьет тревогу? Или в отчетах все гладко?

Ответ на все эти вопросы очень прост и его знают все: производство и продажа наркотиков — суперприбыльный бизнес, и те, кто им занимается, делают все возможное, чтобы он продолжался и давал доход. Но мы, живущие в Кривом Роге, знаем ответ и на более важный вопрос: кто занимается этим бизнесом у нас в городе? Это высокопоставленные чиновники местной власти, работники «силовых структур».

Президент Виктор Ющенко в своих выступлениях неоднократно говорил, что чиновники и «силовики» «крышуют» преступный бизнес. А мы криворожане, знаем, что это не так. Они не «крышуют» деятельность преступников-наркоторговцев и сборщиков металлолома, а САМИ занимаются этим бизнесом, САМИ организуют его и контролируют, а когда нужно — прикрывают от «ударов» и «наездов».

Время от времени для отчета, чтобы показать какие-то итоги своей работы по борьбе с преступностью, они сдают нескольких «шестерок» — исполнителей низшего звена или внезапно появившихся конкурентов. Те идут под суд, а через 2-3 года возвращаются к старому ремеслу. Под контролем тех же силовиков.

Из материалов наших городских и Днепропетровских областных газет следует, что чаще всего аресты групп наркодельцов в нашем городе и «громкие дела» в отношении них были инициированы не правоохранителями Кривого Рога, а заезжими из области или столицы силовиками. Что это значит? Наши, местные не умеют работать или не хотят? И стоит ли потом удивляться, что майоры и полковники живут в 2-х этажных домах с евроремонтом и ездят на машинах стоимостью в несколько десятков тысяч долларов США? Чем занимается СБУ? Где хоть одно резонансное дело? Или то, что творится, не угрожает государственной безопасности?

Руку силовиков зато видно в организации конспирации, наблюдения и связи в местах реализации наркотиков. Это, к примеру, скользящий график передачи товара потребителю по времени и месту. Это «профессиональный» выбор места реализации, расстановки по периметру наблюдателей, отработанная система сигналов об опасности, сплошная «телефоно-мобилизация» всех участников процесса. Все поставлено со знанием дела.

Правоохранители отнюдь не боятся непосредственно появляться в местах сбыта наркотиков, где общаются с «подопечными», прибывая чаще всего на служебном милицейском транспорте. Наверное, для «контроля-объезда владений». Как хозяин магазина приходит в свой магазин или владелец фабрики приходит к себе в цех. И самое удивительное, что наркоманы общаются с ними, как со «своими».

А теперь немного конкретики на примере одного из пунктов продажи наркозелья. Время возникновения пункта — около полутора лет назад. Дислокация — граница между Терновским и Жовтневым районами у начала улицы 23 Лютого, между заправкой ANP и западной границей гражданского кооператива «Центральный». Место очень удобное, хорошо просматривается, рядом — остановка городского транспорта и ж.д. станция «Роковатая». По дороге с остановки и обратно в течение всего дня кучками тянутся наркоманы за очередной порцией отравы. Часто идут с кусками железа, труб и прочего, ведь рядом в одном из гаражей кооператива — незаконный пункт приема металлолома. Многие колются прямо на месте продажи наркотиков — благо здесь трава и тень деревьев. Остальные, получив дозу, уходят до следующего раза. Некоторые облюбовали помещение бывшего опорного пункта милиции шахты «Гвардейская», находящегося рядом. (Символично, не правда ли?) На коллективные письма и многочисленные обращения в Терновской и Жовтневый райотделы милиции жителей домов, через дворы которых проходит путь к пункту сбыта наркотиков, работники правоохранительных органов реагируют дежурными фразами о том, что меры будут приняты. Все принятые милицией меры заключались в имитации бурной работы с засадами, арестами со «счастливым концом» — отпусканием «виновных» на следующий день и продолжением торговли.

Зато почти каждый день для проверки безопасности места сбыта, его объезжал милицейский УАЗ (госномер АЕ 14-02 МІ), а вскоре после него подъезжал автомобиль «Nissan» (госномер 730-08 АВ), иногда авто «Audi» (госномер 294-45 АН) с «продуктом». Один из наркоманов садился в машину или получал через окно сверток «на всех», а взамен отдавал свой. Затем происходила раздача шприцов до полной реализации. И так — до трех раз в день.

Кстати, на рынок наркотиков не могут попасть «чужаки», т.е. приезжие или те, кто решил заняться этим самостоятельно и милиция за этим строго следит. У таких задержанных отнимают «товар», перерабатывают и сбывают его уже через своих людей. «Залетные» также могут сесть на нары «для улучшения показателей работы» — тем более, если им нечем откупиться.

В подтверждение этому приведем случай, который произошел на наших глазах днем 18.08.04 г. На остановке «Станция Роковатая» работником милиции был задержан парень, который, скорее всего, шел с поезда. Милиционер проверил рюкзак и, как мы успели заметить, там была маковая соломка. Страж порядка куда-то позвонил по мобильному телефону. Вскоре приехал все тот же милицейский УАЗ (госномер АЕ14-02 МІ), а также подошел другой парень, которому милиционеры пересыпали в кулек почти все содержимое рюкзака. Второй парень удалился, а первого увезли в УАЗе…

В 2004 году сменился очередной начальник УМВД города. Пообещал «беспощадную борьбу с преступностью» и попросил звонить по телефонам доверия. После звонка граждан в городское УВД по телефону доверия 92-49-08 приостановил работу пункт приема металлолома. Правда не надолго: через три дня все вернулось на круги своя — просто двери гаража стали не так широко открываться.

Обращение людей осенью 2004 года в городской отдел СБУ дало маленький положительный результат: перестала работать «лаборатория» по приготовлению зелья в кв.№30 дома №4 по улице 23 Лютого, а ее обитатели — братья Юрий и Александр Николаевы — отбыли в «места не столь отдаленные». Автомобиль «Nissan» перестал ездить с «товаром» — засветился. Но больше ничего не изменилось: место Николаевых заняли братья Александр и Валентин Чернокур из кв.№28 того же дома, которые от употребления наркотиков перешли к организации сбыта, помогает им Епишин Андрей из кв.№6 этого дома, а в квартире братьев Николаевых остался притон, где 1-2 раза в год умирают наркоманы. До своей посадки братья выносили умерших замотанными в ковер ночью и где-то закапывали. Сейчас же их мать-алкоголичка не в силах делать это в одиночку. Поэтому в этом году в июле труп очередной жертвы лежал 10 суток на жаре на балконе, а затем — в подъезде, пока соседи, спасаясь от удушающего запаха, не позвонили в райисполком и тело не вывезли. Работники же милиции только лишь слегка «пожурили» хозяйку квартиры, у которой, кстати, долг по уплате за жилье и удобства составляет 22000 (двадцать две тысячи) гривень.

После «оранжевой революции» редкий «объезд владений» сейчас делает милицейский УАЗ (госномер 14-82), а завоз готового к употреблению «товара» осуществляют теперь несколько авто по очереди. Среди них — «Skoda» (госномер 883-11 АН) цвета вишни.

Цепочки наркоманов до сих пор целыми днями тянутся к «точке» и обратно, все больше молодежи втягивается в преступный бизнес. По статистике, один наркоман в течение года приводит с собой 10 других. Но это никого не волнует. Меняются начальники РОВД и ГУВД, а те, кто обогащались на боли, мучениях и смерти других людей продолжают безнаказанно заниматься тем же. И отвратительно, преступно то, что в этом обогащении участвуют люди, которые должны по долгу службы с этим бороться. На вопрос: «Почему не принимаются меры, и когда все это кончится?», новый участковый инспектор успокоил: «Они (наркоманы) вам что, мешают? Ходите и не обращайте на них внимания!» Вот он, ответ местных властей народу! А ведь у них наверняка тоже есть дети. И никто не может знать, куда они пойдут завтра: в школу или к продавцу смертельного зелья…

И таких пунктов продажи наркотиков в каждом из 7 районов города десятки. Десятки «иномарок» курсируют по городу, развозя боль, страдания и смерть. Десятки тысяч молодых людей «сидят на игле». Десятки тысяч «сядут на иглу завтра». Десятки миллионов гривень оседают в карманах преступников. На эти деньги «смерти» десяток людей покупает дома, квартиры, дорогие машины, отдыхает на островах, гуляет и пьет в ресторанах… и покупает внукам мороженое. Десятки тысяч молодых людей уже в могиле — чьи-то сыновья, дочери, братья и сестры, внуки и внучки. Для еще десяти тысяч могилы уже копают. Кто ответит за это? Кто это остановит?

Константин ТУРЧИНОВ, специально для «УК».

Читайте также: