Протесты в Беларуси: убийцы нерожденных детей

Протесты в Беларуси: омоновцы избили беременную девушку и убили плод

История жительницы Гродно, которая была задержана в собственном автомобиле возле дома и прошла через все жернова современной белорусской системы.

Карина Малиновская — молодая мама, воспитывающая полуторагодовалую дочь. У нее мог быть еще один ребенок, но судьба распорядилась иначе … Издание Народная воля рассказывает историю девушки.

Угрозы, ругань и давление…

Фото: Уладз Хридзин (RFE / RL)

— Меня задержали 11 августа возле дома, — рассказывает Карина. — Я сидела в машине и разговаривала с мамой по телефону. Подошли трое мужчин в штатском, открыли дверцу машины и потребовали выйти: сказали, что я должна поехать с ними в отделение милиции.

Карина показывает видео, снятое ее соседями по дому.

— Меня отвезли в Ленинский РОВД по улице Дубко и отвезли в офис, где было много милиционеров в форме. Зашли еще двое, один в балаклаве. Второй, в штатском, который тут же ударил меня по шее, и я упал на пол.

Начались угрозы,  меня обзывали, угрожали, что ребенка заберут, что мою мать, которая уже ехала в отделение милиции, задержат.

Требовали подписать протокол

— Меня задержали как одну из координаторов уличных акций. 10 августа я разговаривала по телефону со знакомой, общественным активистом. Разговор явно был подслушан. Его поймали в тот день, когда он пошел мне навстречу.

От меня требовали подписать протокол, в противном случае угрожали забрать ребенка. Условия такие: если протокол будет подписан, меня посадят в тюрьму, осудят и отпустят.

Кто-то из омоновцев сильно ударил меня в живот. Я кричала, что беременна. После этого меня заперли в камере. Через три часа сильно заболел живот, попросила вызвать скорую. Еще раз сказала им, что беременна.

Через несколько минут в камеру пришел мужчина, который оказывал психологическое давление на меня и женщину-сокамерницу. Никто из них не представился, я даже не знаю их фамилий. Пригрозили: если выяснится, что я не беременна, отведут в спортзал (это место, где пытали задержанных).

Меня осмотрел врач из отделения милиции и сказал, что она не уверена в моей беременности. Я открыто сказала им, что если со мной что-то случится, они будут нести ответственность. Видимо, мои слова их убедили, потому что они все же вызвали скорую помощь.

Больница, тюрьма…

— Меня доставили в городскую больницу, где гинеколог осмотрела и сделал УЗИ. Врач подтвердила беременность и выразила опасения, что у меня киста. Он настаивал на срочной госпитализации для проведения необходимого лечения.

Я передала эти слова в милицию, и в ответ сопровождающая меня женщина в форме сказала, что если я останусь, то буду прикована наручниками к кровати, а потом, мол, все равно сяду в тюрьму. И она предложила другой вариант: ты пойдешь с нами в РОВД, утром тебя посадят, там будет суд, и тебя отпустят домой.

Я согласилась, потому что постоянно думала о том, что будет с моим ребенком, и понятия не имела, как буду лежать прикованной наручниками к кровати …

Единственное, о чем я просила милиционеров, — это меня больше не бить.

«Я отвернулась …»

— В тюрьме я сразу увидела, как избивают мужчин. Меня тоже хотели избить, но один из милиционеров крикнул, что я беременна, и отвел меня в сторону.

Я отвернулся, когда мужчин избивали, но один из милиционеров продолжал поворачивать меня так, чтобы я могла видеть, что происходит. Это напоминало кадры из фильма: гестаповцы в черной одежде жестоко, без угрызений совести избивают невинных людей. Дикость!

Меня начало трясти, как в лихорадке. Это напугало их, и меня отвели к врачу.

В тюрьме фельдшер оказался гуманнее, поинтересовался моим состоянием и вызвал скорую. Меня снова доставили в больницу. Произошел разрыв кисты, и врач сказал, что ему нужна срочная операция. В 5 часов утра меня прооперировали. Позже я узнала, что потеряла беременность …

Я пролежала несколько дней, никто из милиции меня не беспокоил.

Вынуждали сказать, чего не было

— Когда я была дома, начали звонить из милиции. Не представляясь, они потребовали, чтобы я приехала к ним, подписала протокол и получила штраф за задержание 11 августа. Согласно отчету, якобы я нецензурно ругалась возле входа, кричала, нападала на людей и т. д.

Когда мы с адвокатом позже знакомились с материалами административного дела, там было написано, что я якобы торговала петардами. На самом деле, я никогда не имела отношения к торговле петардами.

Здесь мне нужно сказать, что я упустила в своей истории. Когда меня задержали 11 августа и пригрозили забрать ребенка, они поставили условие: они не сделают этого, если я расскажу на видеокамеру, что  продаю петарды, и передала их знакомому, который затем бросил их в милицию. Они заставили меня сказать то, чего не было.

Во время записи я каждые несколько секунд спрашивала: да, да, это то, что вам нужно? И это в какой-то мере помогло, потому что испортило запись. Позже меня показали по БТ вместе с другими, но все там признались в каких-то преступлениях, и на экране не было моего голоса — только моё лицо. Кстати, за это я подам в суд на БТ.

Я буду продолжать подавать в суд

— В итоге я отказалась подписывать протокол, а потом мне сказали, что будет составлен новый — за участие в «цепочке солидарности», на которой я присутствовала 14 августа. Фактически позже милиционеры пришли домой, принесли протокол и повестку в суд.

Но в то время мой ребенок был болен, я им сказала, что не приду в суд, потому что я на больничном. Предложили прислать за мной машину. Тогда судья прислал мне СМС, чтобы я явилась, я ответила, что у меня больничный.

Пятница была последним днем ​​рассмотрения дела об административном правонарушении, а в понедельник по действующему законодательству меня не могли судить. Тем не менее они  приговорили меня к штрафу в 10 базовых величин.

Сейчас готовлю апелляцию в областной суд на решение Ленинского районного суда Гродно.

Источник: Народная воля 

Читайте также: