«Она была хорошая, но я ее убил…»

Зачастую взрослые даже не задумываются, к чему могут привести их измены, игры в любовь на стороне и в конечном итоге — разводы. Страдающие от этого дети переживают свою боль по-разному: одни замыкаются в себе, другие пытаются понять и во всем разобраться, а третьи… идут на убийство.Тело Екатерины Васильевны Калугиной (фамилия изменена) было обнаружено в подвале собственного дома. Она была зверски убита. Кто-то очень долго бил ее утюгом по голове так, что лицо женщины было изуродовано до неузнаваемости. Орудие убийства преступник оставил тут же: аккуратно завернул его в полотенце, а труп был обмотан целлофановыми пакетами.

В тот день мать 45-летней Катерины никакой беды не почувствовала. Как обычно, зашла к дочери в гости. Двери дома почему-то были открыты, но самой хозяйки не было. На ковре краснело большое пятно. Старушка потрогала его рукою: по липкости оно напоминало кисель. Она взяла тряпку и принялась вымывать ковер. (Потом правоохранители будут обвинять ее в причастности к убийству собственной дочери и сокрытии вещественных доказательств.) Когда порядок был наведен, мать Калугиной стала разыскивать дочь. Ее не оказалось ни у соседей, ни в ближайшем магазине. И тогда пенсионерка догадалась спуститься в погреб…

Что такое не везет

Калугина была из тех женщин, которым патологически не везет в личной жизни. Первый ее брак был неудачным — муж оказался алкоголиком. Разойтись с ним без ущерба для здоровья Екатерине Васильевне не удалось — несколько месяцев пролежала в больнице с черепно-мозговой травмой и открытым переломом ноги. Через лет пять, оклемавшись после первого брака, решила попытать счастья с другим мужчиной. Подошли характерами (оба были людьми кроткими и добропорядочными), да и чувства появились — пусть не пылкие, но достаточно теплые. Не хватало гражданским супругам лишь одного — детей. В свои 30 лет Калугина узнала, что бесплодна, причем врачи сказали, что причиной такого несчастья могли стать систематические побои от первого мужа. Далее последовали 10 лет полного одиночества. Екатерина устроилась нянечкой в детсад, поэтому жизнь не казалась ей такой мучительной, да и мать всегда была рядом и всячески поддерживала невезучую дочь.

Говорят, что каждый человек должен выстрадать свое счастье. Так показалось и Калугиной, когда она встретила Владимира Зеленского (фамилия изменена). Вызвала как-то сантехника, пришел мужчина средних лет, починил кран, денег почему-то не взял, а потом стал приходить все чаще и чаще. Когда в доме у Калугиной уже чинить и ремонтировать было нечего, смущаясь, пригласил на свидание. Так и начался их роман.

Первый блин комом

Зеленского ничуть не смутило бесплодие любимой женщины. У него рос собственный сын. С женой развелся еще в 35-летнем возрасте. Просто не сошлись характерами, вторая половина оказалась склочной и истеричной. Маленький Саша был частым свидетелем скандалов между родителями. Мать постоянно кричала на отца, тот молчал и уходил из дому. Бродил по ночным улицам и поначалу пытался понять, из-за чего постоянно ссорится с женой. Потом думать об этом перестал, просто задерживался подолгу на работе, чтобы поменьше находиться дома. Но жена не унималась, устраивать скандалы она стала и на работе мужа. Он знал, что надо терпеть все это ради сына, но однажды не выдержал и ушел навсегда. Развод был трагическим. Жена пару раз пыталась инсценировать самоубийство, манипулируя чувствами и страхами не только мужа, но и собственного ребенка. От этого Владимир еще сильнее возненавидел ее. Больше не было ни любви, ни даже жалости к человеку, с которым прожил столько лет. Зеленский попросту вырвался и сбежал от всего этого кошмара. Только спустя несколько месяцев, когда его расшатанные нервы пришли в норму, он задумался о сыне: в чем же виноват был ребенок? Через год-другой бывшая супруга немного успокоилась и занялась личной жизнью, а Саша стал все больше времени проводить с отцом.

У 10-летнего мальчика была банальная детская мечта: чтобы папа с мамой жили вместе. Со временем это стало навязчивой идеей. Виновником произошедшего разрыва он считал, конечно же, отца: ведь именно он ушел от матери. Последняя, играя на чувствах ребенка, всякий раз подливала масла в огонь: рассказывала о том, как сильно любит папу, и о том, как жестоко он ее бросил. Зеленский пытался все объяснить сыну, но прекрасно знал, что понять Саша его сможет лишь тогда, когда вырастет.

Не мать, а мачеха

Владимир ничуть не удивился, что новость о женитьбе на Катерине Калугиной сын-подросток воспринял в штыки. «Ты познакомишься с ней и обязательно полюбишь», — говорил он своему ребенку, но тот был непреклонен. «Время все лечит», — думал Зеленский и все равно пытался быть счастливым. Их отношения с новой женой были настолько гармоничными и яркими, что оба недоумевали: ну почему они не встретились раньше, почему пришлось пережить столько страданий и боли? Жить стали у Калугиной, а ее мать переехала в квартиру зятя. Постепенно Саша стал приходить к отцу в его новую семью. Поначалу даже не здоровался с папиной женой, но со временем стал относиться к ней достаточно терпимо. Тетя Катя баловала его подарками и снисходительно относилась ко всем выходкам пасынка.

Саша взрослел, и его ненависть к мачехе росла вместе с ним. Несмотря на ее доброту и искренность, он продолжал делать все для того, чтобы отец вернулся к его матери. Между тем у той был новый муж, и о собственном сыне она временами даже забывала. Частенько Саша говорил отцу, что идет ночевать домой, сам же катался на мотоцикле с друзьями по ночной столице, распивая спиртное. В тот день Саше исполнилось 15, и Катерина, зная страсть мальчишки к технике, подарила ему мини-мопед. В первую секунду Саша не смог скрыть ликования при виде подарка, но потом, опомнившись, взял себя в руки и сухо поблагодарил мачеху. Вечером Зеленскому сообщили, что его сын попал в ДТП и находится в тяжелом состоянии.

От любви до ненависти

Калугина была убита горем: во всем она винила только себя. Да и от первой жены Зеленского Катерина сполна наслушалась и угроз, и проклятий. Врачи ставили Александру неутешительный диагноз, он мог лишиться зрения. Переломы были хоть и серьезными, но вполне излечимыми, а вот глаза пострадали сильно. Даже Владимир опустил руки и не верил, что сын выздоровеет, а Катерина не просто верила, а сама взялась за спасение Саши. Это был год поездок по всевозможным клиникам и медцентрам. Почти все медики ставили на мальчишке крест, но Калугина не отчаивалась. Она заставляла подростка верить в победу, как верила в нее сама. Операцию Саше Зеленскому сделали в Германии. Один Бог знает, чего это стоило Катерине, но мальчик опять стал видеть.

У Саши было много времени, чтобы понять, как тяжело жить в полном мраке, не видя солнца. Год он пребывал в тяжелейшей депрессии, и, когда его спасли немецкие врачи и он опять стал видеть, — счастью его не было предела. В тот момент Саша расплакался, но слезы его были не только от радости: ему было досадно оттого, что именно мачеха спасла ему жизнь. С этой мыслью он не мог смириться, его раздирало от абсолютно полярных чувств к Калугиной: благодарности и ненависти. Умом он понимал, что человеком она была прекрасным и что еще чуть-чуть — и он бы полюбил ее больше, чем родную мать. А вот этого допустить Саша не мог.

Преступление и наказание

В тот вечер он не знал, куда ему идти. Хотелось к отцу и Катерине, туда, где тепло и тихо, где всегда ждут и любят, но нужно было идти домой, к матери. Терпеть ее сожителя, его пьяные нравоучения и предательские поддакивания мамы. Саша бродил по улицам, раздираемый противоречивыми чувствами. Хотелось бить все, что попадалось на глаза: равнодушных прохожих, спешащие машины, холодные стены домов. Саша купил бутылку водки и залпом выпил половину. Зеленый змий повел его по знакомой дороге к дому Калугиной. Она открыла двери, сначала улыбнулась, а потом испуганно залепетала: «Саша, ты выпил?» Тогда он втолкнул ее в комнату, схватил стоящий на гладильной доске утюг и, не раздумывая, ударил им мачеху. Он продолжал ее бить и тогда, когда Катерина была уже мертва. С каждым ударом из его больной души вырывалась ненависть и ярость ко всему миру. Когда Саша устал, он удивленно посмотрел на свои руки, залитые кровью, потом на мертвое тело Калугиной, на утюг. Автоматически встал, нашел в ящике пакеты для мусора, обернул ими Калугину и спустил в погреб, утюг, завернутый в кухонное полотенце, Саша положил рядом с убитой мачехой.

Убийцу крымские правоохранители нашли в считанные часы. Он спал на скамейке в городском парке. Когда Сашу разбудили, он улыбнулся и сказал свою последнюю в жизни фразу: «Она хорошая…». Больше он никогда не говорил. Врачи признали его невменяемым и поместили в психиатрическую больницу закрытого типа. Пожизненно.

Юлия Исрафилова, Первая Крымская

Читайте также: