Гранды мирового азарта: счет доходам – на миллиарды!

С каждым годом мировой игорный бизнес набирает обороты. Буквально за полвека он вырос от уровня дилетантских салунов до сверхприбыльной индустрии. Но среди большого количества центров азартных игр выделяются несколько непревзойденных гигантских игорных анклавов, которые поражают современников своими масштабами и оборотом баснословных сумм. В 1215 году генуэзские купцы основали на средиземноморском берегу в Южной Франции небольшую крепость, возвышающуюся на прибрежных скалах. Но уже в 1297 году местный авантюрист Франсуа Гримальди по прозвищу «Хитрец» вместе со своими сообщниками захватил крепость, положив, таким образом, начало существования княжества Монако и став истоком правящей династии Гримальди, которая благополучно управляет этой страной до сих пор. Правители Монако долгое время получали огромную выгоду от удачного географического расположения их государства, через которое проходили важные торговые пути. Но доходы от торговли солью и таможенных сборов и до предела повышенные налоги не могли наполнить казну. Династии Гримальди грозила гибель.

В 1856 году на престол Монако взошел предприимчивый князь Карл ІІІ, который решил реанимировать страну с помощью игорного бизнеса. Два французских предпринимателя Альберт Роббер и Леон Ланглуа с благословения семьи Гримальди основывают «Оздоровительное общество». Именно под этой вывеской было положено начало игорному предприятию. Открытое казино получило право на монополию в Монако сроком на 35 лет при передаче четверти своих доходов государству. Но бизнес у французов не заладился. Фактически единственный приемлемый путь к Монако проходил по морю. Охотников совершать длительную морскую прогулку ради азартных развлечений находилось немного.

Но в 1863 году Карл ІІІ посещает игорный дом в немецком городе Хомбург и знакомится там с его владельцем Франсуа Бланом. Блан к тому времени был известен в игорном бизнесе тем, что впервые применил в своих казино рулетку с одним зеро вместо двух, что значительно улучшило шансы игроков на выигрыш и сделало рулетку самой популярной игрой. Блан предложил князю грандиозный проект – строительство на территории Монако целого игрового комплекса, который бы включал казино, отели и был бы обеспечен инфраструктурой. За 1,7 млн. франков Блан приобрел лицензию, и уже к 1865 году новообразованное «Общество морских купаний» строит здание казино, роскошный отель «Де Пари», разбивает сады и парки, проводит к Монако железную дорогу. Новый развлекательный квартал в честь князя получает название Монте-Карло.

Уже в 1868 году казино получило прибыль в 2 млн. франков, в 1879-м доходы превысили 10 млн. франков. В 70-х годах ХІХ века Монте-Карло становится монополистом игорного бизнеса в Европе, поскольку правительство Германии закрывает все игорные дома на своей территории. Теперь вся аристократическая и буржуазная Европа в поисках острых ощущений стремится попасть в Монако.

В 1898 году наследник Франсуа Блана Кармиль создает элитное собрание для аристократов – «Международный спортклуб». Теперь все пути мировой богемы ведут в Монте-Карло. Первая мировая война наносит по игорному бизнесу Монте-Карло огромный удар. Двадцатые годы были периодом упадка азартной индустрии государства, доходы в бюджет резко сократились, финансовую проблему пришлось решать путем отмены подоходного налога с физических лиц. Вторая мировая война стала черной страницей в истории семьи Гримальди, поскольку князь Луи ІІ довольно тесно сотрудничал сначала с режимом Муссолини, потом с немецкими оккупантами. После такой «рекламы» популярность Монте-Карло резко упала, тем более что на пятки ему наступал молодой и перспективный Лас-Вегас. В начале 50-х ситуацию спас греческий корабельный магнат Аристотель Онассис, скупив более 500 тыс. акций «Общества морских купаний» и фактически став некоронованным князем Монако. Благодаря огромным инвестиционным вливаниям Онассиса Монте-Карло получил вторую жизнь.

Контроль над Монако приносил греческому предпринимателю огромную прибыль, ведь страна располагалась между Персидским заливом и нефтеперерабатывающими заводами Северной Америки и была инвестиционно привлекательной благодаря льготному налогообложению. Но как только игорный бизнес Монте-Карло возродился, в 1966 году князь Ренье провел через законодательное собрание закон, разрешивший государству вступить в число акционеров «Общества морских купаний» и увеличивший капитал компании на 600 тыс. акций. Таким образом, Онассис потерял контрольный пакет акций и в результате долгих споров вынужден был признать свое поражение, а князь Ренье сделал игорный бизнес Монте-Карло государственным. На сегодняшний день здесь действуют четыре крупных игорных дома. Старейшим из них является казино Monte Carlo. Остальные три (Le Sun Casino, Le Cafe de Paris, Le Monte Carlo Sporting Club) созданы в более поздний период – в 1933-1999 годах. Финансовая прибыль этих заведений, хотя и не такая огромная, какой была в ХІХ веке, но все же довольно внушительна.

В 1973 году только одно казино Monte Carlo давало 5% бюджетных доходов государства. Жемчужина «серебряного штата» Когда в 1829 году мексиканец Рафаэль Ривера сбился с дороги на пути в Лос-Анджелес и долго бродил по пустыне в поисках спасительной влаги, он не мог предположить, что спасение придет к нему неожиданно. Случайно им был обнаружен артезианский источник, что спасло его торговую экспедицию от гибели. На радостях Ривера нарек место своего избавления Лас-Вегас – «долина реки», «луга», хотя никаких рек, тем более лугов, вблизи не было и в помине. Долгое время эта местность оставалась дикой и пустынной. Только в конце ХІХ века, когда на территории будущего штата Невада были обнаружены залежи драгоценных металлов, сюда повалили желающие быстро разбогатеть. Приток поселенцев увеличил численность населения этих мест настолько, что это позволило Неваде войти в союз штатов как равноправному субъекту федерации. Именно с тех пор за ним прочно закрепилась репутация «серебряного штата». К этому времени Лас-Вегас был типичным городком Дикого Запада со всеми характеристиками – ковбоями, прокуренными салунами, индейцами и другими прелестями. Уже тогда в городе остро стоял вопрос легализации азартных игр.

Однако 1 октября 1910 года на всей территории штата, в том числе и в Лас-Вегасе, азартные игры оказались под запретом. Но будущий «город греха» на этот раз оказался верен себе. Уже через три недели открылись подпольные игровые салуны, и деятельность игровой мафии расцвела пышным цветом. Законодатели вынуждены были разрешить некоторые виды азартных игр и игровые автоматы. Активное сопротивление «подполья» вынудило руководство штата в 1931 году пересмотреть вопрос. Инициатором выступил фермер Фил Тобин, стараниями которого Невада стала первым штатом в стране, где были легализированы игровые заведения. Легализация игорного бизнеса совпала со строительством грандиозной плотины на реке Колорадо, поэтому досуг рабочим обеспечили ряд свежелегализированых казино.

В 1936 году после окончания строительства туристы, желающие посмотреть на новое чудо света, повалили в Лас-Вегас плотным потоком. Это создало предпосылки для превращения Лас-Вегаса в крупный центр игорного бизнеса. Начали появляться крупные игорные дома, которыми владели бизнесмены Тони Корнеро, Раймонд Смит, Томас Халл. Последний основал всемирно известное казино El Rancho. Уже в 1940 году население города насчитывало 16 тыс. Но Великая депрессия больно ударила по росткам нового бизнеса. Одни предприниматели разорились, другие потеряли львиную часть своих доходов – в условиях кризиса все меньше людей соглашались оставлять свои деньги в казино.

В таких условиях в дело вступила Коза Ностра – она взяла инициативу игорного бизнеса в свои руки.В начале 40-х годах Нью-Йоркский гангстер Бенджамин Сигельбаум по прозвищу Багси («слетевший с катушек») поделился со своими партнерами Мейером Лански и Лаки Лучано идеей обустроить легальный игорный бизнес в Неваде. Мысль превратить довольно посредственный Лас-Вегас в новое Монте-Карло стала для Багси почти навязчивой. Поскольку собственных средств у Багси не хватало, он просил финансовой помощи у своих партнеров. Несмотря на то, что строить крупный игровой центр в песках Невады в то время казалось предприятием почти что безумным, босы мафии все же раскошелились. Лански и Лучано вложили в дело $1 млн., позже эта сума возросла до $6 млн. В 1945 году Сигельба начал строительство отеля-казино «Фламинго». И хотя казино в 1946 году было открыто, мало кто пожелал ехать на Запад, чтобы сыграть в рулетку, и прибыль оказалась минимальной. В таких условиях «большой совет» мафии, собравшись в Гаване, после долгих обсуждений решил устранить Багси, поскольку чересчур уж велики оказались расходы, которые взяла на себя Коза Ностра. |Так 20 июня 1947 года несколько гангстеров взяли «шефство» над «Фламинго».

Уже через год казино принесло баснословные доходы и стало крупнейшим в мире.Поняв, что игорные дома Лас-Вегаса являются золотой жилой, босы мафии направили миллионные потоки на развитие этой индустрии. 50-е годы стали особенно продуктивными в ее продвижении на игорный рынок Лас-Вегаса. Как грибы после дождя возникали все новые и новые игорные дома – в 1950 году открылось казино «Десерт Инн», принадлежащее гангстерской бригаде из Кливленда, в 1955-м – казино «Дюны», владельцами которого были банды Сан-Луи и Канзас-Сити. Вскоре доминирующую позицию в городе заняла чикагская мафия во главе с Тони Аккардо. Войдя в долю с нью-йоркскими семьями, они контролировали крупнейшие казино в Лас-Вегасе – «Десерт Инн», «Ривьера», «Стардаст», «Гасиенда», «Сахара» (в последнем не раз выступала группа «Биттлз»). Но в 1967 году наступил перелом. Незадолго до того прибывший в Лас-Вегас миллиардер Говард Хьюз, тесно связанный с правительственными кругами и ЦРУ, купил за $13 млн. у кливлендского мафиози Мо Далица казино «Десерт Инн».

Он стал первым владельцем игорного дома, напрямую не связанным с мафией. Эпоха гангстеров Лас-Вегаса подходила к концу.Говард Хьюз, придя в игорный бизнес Лас-Вегаса, проявил себя как настойчивый и агрессивный предприниматель. В 1967-1970 годах он приобрел семь крупных игорных домов. 70-80-е годы ХХ века ознаменовались переориентацией многих владельцев казино с представителей высшего общества на средний класс. Пионером такой философии бизнеса был предприниматель Билл Беннет. В 1974 году он начал свое дело с казино «Цирк-Цирк» и уже в 1990-м открыл в полосе Лас-Вегаса мегакурорт «Экскалибур» стоимостью $300 млн. Вторым его детищем был развлекательный центр «Люксор» стоимостью $375 млн. Беннет стал предпринимателем нового типа для Лас-Вегаса. В «городе греха» он сумел заслужить репутацию «честного парня», который дал возможность вкусить плоды азарта среднестатистическому американцу. С 1967 году взошла звезда другого игорного предпринимателя – Стива Винна.

В отличие от Беннета он исповедовал концепцию «роскошного казино», которую реализовал в казино «Мираж» – элитном заведении для высшего общества. Многие не верили в предприятие Винна, считая рынок элитных казино чересчур перенасыщенным, но строительство нового игрового центра только стимулировало очередной виток конкуренции, где основным соперником Винна выступил миллиардер Кирк Керкорян – владелец компании MGM Grand. В 2005 году Винн все же продал «Мираж» своему конкуренту, но на вырученные средства открыл еще более фешенебельный развлекательный центр «Винн Лас-Вегас». Сейчас он является крупнейшим на территории города.

С 80-х годов активную конкуренцию в сфере игорного бизнеса начала составлять гостиничная корпорация Hilton. Один из ее основателей Конрад Хилтон, несмотря на свою большую набожность, понял, что сможет извлечь большую прибыль, совместив гостиницы и игорные дома в Лас-Вегасе. В таких заведениях рестораны и бары размещались непосредственно в игорных залах, а каждому новому постояльцу гостиницы вручались бесплатные фишки. В таких условиях мало кто не поддавался искушению попытать счастья. Крупным успехом Hilton стало приобретение у Керкоряна в 1970 году отеля-казино «Фламинго», которое стало четвертым по размеру подобным заведением в мире. Сегодня от былой славы бандитского города в Лас-Вегасе остались одни воспоминания. Хотя его население составляет всего лишь около 260 тыс., миллионы туристов ежегодно посещают город в поисках острых ощущений. Это говорит о дальнейшей успешной перспективе индустрии азартных игр Лас-Вегаса. Если в 2000 году прибыль всех зарегистрированных казино превысила $7,7 млрд., то к 2008-му ожидают, что эта сумма удвоится. Ведущие игроки азартного бизнеса надеются, что построенный на деньги проигравших любителей риска, Лас-Вегас останется непревзойденной вершиной «индустрии греха». Но на востоке ему уже подросла достойная смена.

Восточное чудо

В середине XVI века на крошечном полуострове в устье реки Сицзян и прилегающих к нему островах (побережье Южно-Китайского моря) обосновались португальские колонисты. Так была основана колония Макао (Аомынь). До середины XVII века Макао прочно удерживал за собой роль лидера региональной торговли, но вскоре его затмила восходящая звезда Гонконга. И только в 60-х годах прошлого столетия новую жизнь в Макао вдохнул гонконгский миллионер Стенли Хо. Он вместе со своими компаньонами Генри Фоком, Йип Хоном и Тедди Йипом выиграл тендер на монопольное право открытия игорных заведений в Макао. За покупку тендера Хо отдал $410 тыс., но этим он обеспечил себе сверхприбыльный бизнес на 35 лет. Уже к 1972 году Стенли Хо принадлежат девять казино в городе, скоро число принадлежащих ему игорных заведений возросло до двенадцати. Главным украшением империи Хо стало казино Lisboa, открытое в 1970 году. Здание спроектировано в полном соответствии с принципами фэн-шуй. С улицы оно выглядит как гигантская летучая мышь с пастью-входом. Цепь, окружающая отель, визуально «запирает» игроков внутри, и, глядя на фигуры льва и тигра у входа, туристы ловят себя на мысли, что игроки напоминают стадо овец, добровольно спешащее прямиком в утробу хищника. Постепенно Стенли Хо становится владельцем всех гостиниц в Макао, ему принадлежат крупнейший универмаг, главный банк города, он является самым крупным акционером аэропорта и авиалинии «Аэр Макао».

Фактически весь город перешел под контроль Хо, только одних налогов он платил на сумму, которая равнялась 61% валового национального продукта португальской колонии. Недаром он остается единственным жителем Макао, чьим именем еще при жизни была названа улица. Серьезную угрозу игорному бизнесу являл собой Китай. В 1987 году между Португалией и КНР была подписана декларация о передаче с 1999 года Макао под юрисдикцию Китая. Последний согласился применить в отношении азиатского «Лас-Вегаса» концепцию «одно государство – две системы», в соответствии с которой 50 лет после присоединения Макао будет пользоваться правами широкой автономии. Как ни парадоксально, но после воссоединения с коммунистическим Китаем игорный бизнес расцвел еще более пышным цветом. Поскольку во всем материковом Китае игорная индустрия запрещена, любители азартного отдыха хлынули в казино Макао. Высокая плотность населения и большой процент рождаемости гарантирует Макао клиентуру еще на многие годы. Только в 2005 году Макао, население которого составляет всего 480 тыс. жителей, приняло 18 млн. гостей. Тем временем правительство Макао нанесло чувствительный удар монополии Стенли Хо. В 2002 году был объявлен новый тендер на игорные концессии. На этот раз победителей было трое. Кроме Хо, разрешение на строительство игорных заведений получили американские магнаты Шелдон Эдельсон и Стив Винн. Они не замедлили воспользоваться своей победой – в 2004 году Эдельсон с помпой открыл казино Sands Macao, которое менее чем за год вернуло вложенные $280 млн. инвестиций.

Одновременно продолжается строительство грандиозного развлекательного комплекса Wynn Macau общей стоимостью более $1,1 млрд. Новое детище Стива Винна обещает быть копией его Лас-Вегасского проекта.В 2006 году казино Макао наконец-то обогнали своих американских конкурентов. Если 39 казино Лас-Вегаса заработали $6,69 млрд., то всего лишь 24 игорных центра Макао получили доход в 6,87 млрд. В дальнейшем эксперты прогнозируют рост игорного рынка Макао, который стимулирует начавшаяся конкуренция. Уже сейчас Стенли Хо, несмотря на свой преклонный возраст, развернул довольно бурную деятельность по устранению своих конкурентов, делая упор на этнической специфике его игорных заведений. В начале 2007 года Хо презентовал свое новое детище – казино Grand Lisboa стоимостью $384 млн.

Владимир Володько, «Украинская Инвестиционная Газета»

Читайте также: