Разговор с запорожской проституткой: «Я – не проститутка, а женщина секс-бизнеса»

Все вы видели их на проспекте Ленина в ночное время суток. Кто-то пользовался их услугами. Они «работают» в центре и на трассе, в саунах и гостиницах. Им от 12 до 45 лет. Большинство – законченные наркоманки, которые выходят «на панель» за «дозу». Сутенерство, насилие, торговля людьми, сексуальное рабство, наркотическая и алкогольная зависимость, нищета – именно с этими явлениями ассоциируется «древнейшая профессия». Но у проституции есть и другое лицо…

Случайное знакомство

С Лилей мы познакомились прошлой осенью, на закрытой вечеринке в честь дня рождения одного запорожского бизнесмена. Когда большинство гостей уже изрядно выпили, а их души, как никогда, жаждали праздника, в зал вошли, нет, впорхнули три молоденьких девушки. Одеты они были вполне прилично — стильные джинсы, сапожки на высоком каблуке, свитера. Неброский макияж удачно подчеркивал их молодую естественность. Украшения – только золото, никакой бижутерии.

На вид им было лет по 15-16, поэтому я решила, что одна из них – дочь хозяина банкета, а две другие – ее подружки. Тем более что, войдя в зал, все они бросились к имениннику и одарили его невинными поцелуями.

Среди новоприбывших особенно выделялась невысокая хрупкая брюнетка с живыми черными глазами. Когда же она уселась на колени к «виновнику торжества» и подарила ему поцелуй уже не столь целомудренный, мои иллюзии по поводу их родственных связей сразу развеялись.

Через некоторое время, заказывая у стойки бара очередной «Мохито», я увидела там примеченную ранее брюнетку, медленно потягивающую мартини.

Мы разговорились. Тогда-то я и узнала, что зовут ее Лилия, ей 18 лет (а не 16, как мне показалось) и она студентка запорожского вуза. Тут мое любопытство взяло верх. Я спросила, что она здесь делает и кем ей приходится именинник?

Ничуть не смущаясь, Лилия ответила:

— Он мой «папик»…

— ???

— Спонсор…

И увидев мое замешательство, уточнила:

— Постоянный клиент…

Вдруг к барной стойке подошел один из гостей. Он изрядно выпил, рвался петь в караоке и решил, что Лилия будет ему достойной партией.

Так мой разговор «со жрицей любви» (никогда не понимала, при чем здесь любовь и почему их так называют) закончился, по сути, не начавшись…

Уже уходя, я дала свою визитку Лилии со словами: «Позвони мне. Я бы хотела с тобой поговорить».

«Я – не проститутка, а женщина секс-бизнеса»

Прошло почти полгода. Вдруг зазвонил мой «мобильный»:

— Привет, это Лиля…

Уже через 40 минут мы сидели в кафе и пили кофе. А Лилия раскрывала тайны своей «профессии».

К моему удивлению, я не услышала слезных историй о неблагополучной семье, бедности, больной маме, которой срочно нужны деньги на операцию. У нее нет маленького ребенка, которого нужно кормить. Ее не бросал муж. Она коренная жительница Запорожья, а не какая-нибудь девушка из глубинки. Не было здесь и печально-отчаянно-несчастной любви…

— Лилия, я – журналист. И мне бы хотелось написать о тебе и о твоей «профессии», если я, конечно, правильно истолковала твои слова.

— Хорошо. Только никаких имен.

— Само собой. Так чем же ты все-таки занимаешься? Давай расставим точки над «і»: ты проститутка?

— Я занимаюсь сексом с мужчинами, а они мне за это платят. Кто-то называет это проституцией. По-моему, грубо. Какой-то умный профессор выдумал для девушек, подобных мне, название «женщины секс-бизнеса». Я предпочитаю его.

И еще одно, я не сплю со всеми подряд. Мои клиенты – это обеспеченные мужчины, среднего и старшего возраста. В основном — бизнесмены, но могут быть и мужчины, достигшие успеха в другой сфере. Иногда – иностранцы, но только те, кто останавливается в дорогих гостиницах.

— А где ты их находишь? Не на улице же?

— Нет. На проспекте, трассе, по саунам я не работаю. Только ночные клубы, гостиницы, закрытые вечеринки.

Это же замкнутый круг людей: один попробовал, посоветовал другу, партнеру. С «папиком» (с бизнесменом, на дне рождения которого состоялось наше с Лилией знакомство) мы встретились в ночном клубе. Он был одним из первых моих клиентов. Мужчины часто приезжают сюда, чтобы «снимать девочек». Сначала приглашают за свой столик. Аля-улю, познакомились, выпили, поговорили. Потом поехали к нему. А там все по сценарию. Когда я проснулась, на тумбочке лежали $200. Взяла и уехала.

Через месяц снова позвонил. У них с друзьями сауна намечалась, нужно было разбавить мужскую компанию женским обществом. Я поехала, еще и одногруппниц с собой взяла – пусть девочки отдохнут. Теперь мы время от времени встречаемся. Он звонит — я приезжаю.

Так и с остальными. Ну, бывают, конечно, нюансы. А в основном, все одно и тоже.

— Ищешь ли ты клиентов в Интернете? Это сейчас, говорят, очень популярно?

— Нет.

— Что именно входит в твои «обязанности»?

— Мои клиенты устают от своих переговоров, финансов, бирж, и связанных с этим проблем, а я поднимаю им настроение. И не только настроение. Секс, во всех его вариациях. Никаких вопросов, истерик, объяснений, выяснений отношений. Этого им на работе и дома хватает…

— Ты говорила о своих одногруппницах? Ты студентка?

— Да. Будущий психолог.

— А твои родители знают, чем ты занимаешься и где берешь деньги?

— Конечно, нет. Сказала – у меня богатый поклонник, а в детали они не вдавались. Нет, ты не думай. Семья у меня вполне благополучная. Папа, мама. Деньги тоже есть, правда, их не всегда хватает. Студенческая жизнь — ночные клубы, дискотеки, модная стильная одежда. Всегда хочется больше, чем у тебя есть. А эта «подработка» позволяет мне иметь до $1000 в месяц и не «напрягать» родню финансовыми вопросами.

— Ты давно в «бизнесе»?

— Полтора года.

— И сколько таких постоянных «папиков» у тебя на сегодняшний день?

— Постоянных три-четыре. Это те, которые звонят регулярно, больше полугода. Случаются и «разовые» заказы.

— У тебя есть парень?

— У меня есть клиенты. Мне хватает…

— Банально, но я спрошу: а как же любовь?

— У меня были в юности (смеется) увлечения. Секс с одноклассником на полу в квартире, куда вот-вот должны вернуться родители. Меня не впечатлило. Хочется красивой жизни. А молодые люди, как правило, живут за счет родителей, а если и зарабатывают, то немного. Поэтому я выбираю состоявшихся мужчин…

Нет, любовь — это не для меня. Пока, во всяком случае. Конечно, каждая Золушка мечтает стать королевой. Но у меня все еще впереди. Может где-то и мой принц ездит на черной «Mitsubishi Lancer».

— Тебя послушать, все так легко. Просто идеальный заработок. No problem. Днем на занятиях, вечерами и по ночам весело проводишь время. Еще и деньги за это получаешь…

— Конечно, и в нашем бизнесе не все гладко. Бывает, сняв напряжение коньячком-водочкой, клиент из респектабельного бизнесмена превращается в обычное пьяное мурло. Тогда берегись – может обматерить, прогнать, «пустить по кругу» (если в компании), а иногда и побить. В такие моменты действительно чувствуешь себя последней блядью. Но, во-первых, такое бывает не часто, а во-вторых, протрезвев, они всегда извиняются и щедро платят…

Есть еще всякая венерическая зараза, но я регулярно проверяюсь. Пока Бог миловал. Большой риск подсесть на наркоту или алкоголь, но это не обо мне. У меня есть голова на плечах.

— Не боишься, что поймают?

— На чем?! Пусть менты докажут, что я делаю это за деньги, а не по любви или физиологической потребности. А если и случится какая-то «подстава», что они с меня возьмут – штраф? В Украине не предусмотрена уголовная ответственность за проституцию.

— «Завязывать» не собираешься?

— Да ты что! Пока нет. Года через два-три посмотрим.

Патология или норма?

Мы поболтали еще немного. А потом у Лилии зазвонил телефон и она куда-то заторопилась. Может, занятия в вузе начались, а может, ждал очередной «папик».

Она ушла, а я еще долго не могла придти в себя. Никогда раньше мне не приходилось слышать, чтобы молодая женщина с такой логико-метематической аргументацией рассуждала о торговле собственным телом.

Лилия оказалась проституткой, хоть и не «профессионалкой».

И пусть она, и ей подобные, уже не носят красных чулок, обтягивающих мини-юбок и блестящих топиков, пусть у них теперь есть высшее образование и на занятиях в вузах они изучают психологию и читают классиков мировой литературы, суть-то та же.

Проституция была, есть и будет. Спрос порождает предложение. Страшно другое. Страшно то, что если раньше «на панель» шли социально не устроенные, загнанные жизнью в угол женщины, то сегодня, вполне добровольно, без необходимости и принуждения телом торгуют молодые, благополучные, с претензией на успешность девушки. Бездуховность, вещизм и продажность – их жизненные принципы.

Мне кажется, общество, в котором мы живем, смертельно больно…

Автор: Кира Соколовская, Запорожье, Политсовет


Кодекс України про адміністративні правопорушення

Стаття 181-1 . Заняття проституцією

Заняття проституцією — тягне за собою попередження або накладення штрафу від п’яти

до десяти неоподатковуваних мінімумів доходів громадян.

Ті самі дії, вчинені повторно протягом року після накладення адміністративного стягнення, — тягнуть за собою накладення штрафу від восьми до п’ятнадцяти неоподатковуваних мінімумів доходів громадян.

(Доповнено статтею 181-1 згідно з Указом ПВР N 4134-11 від 12.06.87, із змінами, внесеними згідно із Законом N 55/97-ВР від 07.02.97)

Читайте также: