Метки: кремлевская дезинформация

Секретные лаборатории и Джордж Сорос: дезинформация о COVID-19 в странах восточного партнерства

Вслед за распространением COVID-19 в странах Восточного партнерства, последовали теории заговора, вводящая в заблуждение информация и дезинформация. Для прокремлевских СМИ пандемия открыла новые возможности укреплять существующие дезинформационные нарративы и раскручивать новые.

Обзор кремлевской дезинформации: меньше про коронавирус, больше про Украину

Прокремлевские СМИ понемногу отходят от темы вируса, и, по-видимому, снова переключают внимание на Украину. Взглянув на декабрь прошлого года, мы обнаружили, что были недели, когда количество случаев дезинформации об Украине снижалось до 4. Однако на прошлой неделе было целых 16 случаев.

Обзор российской дезинформации: как прокремлевская сеть дезинформации зарабатывает на вспышке COVID-19

Одним из направлений дезинформации о вспышке коронавирусной инфекции COVID-19 является идея о том, что нет никакой эпидемии. Это якобы обман, раздутый некомпетентными политиками, распространяемый коррумпированными СМИ и срежиссированный теневым правительством.

Как в РФ изобрели «изобретателя коронавируса из США». Кто и зачем распространяет устрашающую чушь в мировом информполе

Пандемия COVID-19 привела к появлению множества конспирологических версий и фейков разного рода. В Украине 6-7 апреля произошла краткосрочная вспышка коронавирусного фейка об американском ученом Чарльзе Либере, якобы обвиненном в США за то, что «произвел и продал Китаю коронавирус»…

Обзор кремлевской пропаганды: дезинформация может убить

Специалисты системы здравоохранения, национальные, европейские и международные организации сосредоточены на решении проблем вспышки пандемии. А прокремлевские дезинформационные СМИ ставят под угрозу борьбу с этой болезнью.

Дезинформация о коронавирусе — краткий обзор информационной среды

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) заявила, что вспышка коронавирусной инфекции COVID-19 и реакция на нее сопровождались массовой «инфодемией», которую ВОЗ описывает как переизбыток достоверной и ошибочной информации, значительно затрудняющий поиск достоверных источников и заслуживающих доверия рекомендаций.