«Изоляция» — концлагерь по-русски в Донецке

"Изоляция" - концлагерь по-русски в Донецке

Российские боевики  создали настоящий концлагерь в захваченном Донецке. В украинском СИЗО сейчас находится его предполагаемый организатор.

Бывшие пленники тюрьмы в Донецке называют ее настоящим концлагерем — скрытым от посторонних глаз и невероятно жестоким по отношению к удерживаемым там людям. Боевики отрицают существование тюрьмы, прозванной, а украинские силовики нашли и арестовали предполагаемого организатора места пыток, пишет  INSIDER.

Как из «Изоляции» сделали тюрьму

В 2010 году на территории завода изоляционных материалов в Донецке начала действовать неприбыльная организация, которая занималась культурными проектами. Название получила от места, где базировалась — «Изоляция».

Она занимала 8 га территории. Там размещались различные инсталляции. Самые известные из них — фасад дома, лежащего на земле аргентинца Леонардо Эрлиха и дымовая труба в виде тюбика с губной помадой. Ее придумал бельгиец Паскаль Мартин Тайю, который был поражен тем, что после Второй мировой войны женщины восстанавливали шахты в Донецкой области.

Гигантская губная помада на территории "Изоляция". Фото "Радио Свобода", 2012 год

Гигантская губная помада на территории «Изоляция». Фото «Радио Свобода», 2012 год

В июне 2014 года «Изоляцию» захватили российские боевики. Команда культурной платформы перебралась в Киев. Террористам достались выставочные пространства, лаборатория цифрового производства, библиотека и лектории фонда.

Эти помещения, говорят в фонде, используются как тайная тюрьма, существование которой не подтверждается главарями «ДНР», поэтому доступ к ее помещениям остается закрытым для международных гуманитарных и правозащитных миссий. Представители платформы культурных инициатив собирают среди бывших пленников тюрьмы-«изоляции» показания, чтобы доказать существование застенков.

«От бывших узников, которым удалось попасть на волю, известно, что территория превращена в тюрьму, где людей пытают и принуждают к рабскому труду», — говорят в фонде.

Сами же пленники «изоляции» рассказывают страшные подробности.

Свидетельство бывших пленных

«Изоляция — это культурный оазис, где проходили важные культурные мероприятия», — рассказывает на пресс-конференции один из бывших заключенных тюрьмы «ДНР» Игорь Козловский. В январе 2016 года он оказался в подвале — в центральном офисе «Изоляции», где люди находились по 100 и более дней, даже по полгода.

«Это действительно подвалы, где люди лежат на полу. Никаких условий не существует, дважды в день выводят в туалет. Один раз в день кормят. Я знаю одного человека, которого пытали каждую ночь. Действительно, это садистская методика, предназначенная для того, чтобы сломать человека и создать из него не человека, а животное», — рассказывает Игорь.

Днем пленников, по их свидетельствам, заставляют выполнять грязную работу. Еще один бывший заключенный — Дмитрий Потехин. Он писал журналистский материал для одного из зарубежных изданий. Решил поехать в Донецк без аккредитации. Почему принял такое решение, объясняет:

«Я знал, что есть процедура аккредитирования … Почему об «изоляции” так мало известно? Потому что многие журналисты, которые ехали туда, получали аккредитацию и так называемый конвой. Для них была ограничена возможность передвигаться по Донецку. Я решил рискнуть. 

Террористы знали, что журналисты — это отдельная категория. Поэтому они пытались с журналистами осторожно работать. Там они позиционируют себя не как террористы, а как те, что с помощью оружия спасают людей от «украинских нацистов». Места, которые действительно очень похожи на нацистские, не должны были попасть в фокус ни журналистов, ни дипломатов».

В «Изоляции» Дмитрия Потехина продержали 48 дней. Ему удалось через местных жителей известить своих родных, где он находится. Отсутствие информации у семей о других заключенных «Изоляции» о местонахождении их близких Потехин называет пыткам их родственников.

«Содержание без информации родственников задержанных — это психологические пытки, определенные международным правом», — говорит он.

Адвокат фонда «Изоляция» Владимир Ефименко зачитал показания двух женщин, которых пытали в секретной тюрьме «ДНР».

Адвокат Владимир Ефименко в суде. Фото: Герман Кригер

Адвокат Владимир Ефименко в суде. Фото: Герман Кригер

Ирина, 2014 год

«Когда начинались обстрелы, нас переводили в бомбоубежище. Холодное и сырое помещение. Задержанные там лежали на земле на матрасах и кусках пенопласта. В разговоре с одним из мужчин мы выяснили, что он там находился 37 дней. Мужчина лежал не двигаясь, поскольку с его слов, его сильно избивали и сломали ребра.

Запах там был ужасный …

Я видела следы побоев на их лицах, там содержалось около 20-30 человек.

Во время одного из обстрелов нас перевели в другое помещение, там тоже содержалось около 20-25 человек …”

Галина, 2017 год

“Приезжали незнакомые мне мужчины, заносили в подвал стол, сразу одевали мешок на голову, связывали скотчем руки и ноги, привязывали тело скотчем к столу, присоединялы к пальцам провода и пытали током …”

Еще одним известным пленником «Изоляции” является журналист Станислав Асеев. Он до сих пор в плену боевиков «ДНР». В 2018 году на российском пропагандистском телеканале вышло интервью с Асеевым, где он «признается» в том, что был шпионом «для украинских спецслужб». Правозащитники и бывшие заключенные «Изоляции» призвали не воспринимать эти признания Асеева, которых от него добились давлением и пытками.

В тот же 2018 году вышла книга Асеева «В изоляции». Это сборник о жизни оккупированных территорий Донбасса. Владимир Ефименко утверждает, что фонд «Изоляция» собрал достаточно доказательств того, что пытки в секретной тюрьме «ДНР» продолжаются.

Как судят возможного основателя этого концлагеря

Бывший глава «ЦИК» так называемой «ДНР» Роман Лягин впервые после задержания предстал перед украинскими журналистами. Это произошло 3 сентября в Шевченковском суде Киева. Там должны были провести подготовительное заседание по делу, где его обвиняют в терроризме.

Роман Лягин в суде. Фото: Герман Кригер

Роман Лягин в суде. Фото: Герман Кригер

Одним из эпизодов является именно захват помещений, где располагался фонд «Изоляция». «Лягин — это идеолог «ДНР». Человек, который часто бывал на телевидении. Именно он руководил захватом «Изоляции», — говорит Игорь Козловский.

Задержание Лягина покрыто таинственностью. О том, что его задержали, еще в марте этого года сообщала нардеп Наталья Веселова. Тогда она писала, что Лягин сдался по программе СБУ «тебя ждут дома». Позже в СБУ эту информацию опровергли, а сама Веселова исправила сообщение и отметила: «Было бы неплохо, если бы он (Лягин, — ред.) прошел по программе СБУ «тебя ждут дома», и стал ценным свидетелем».

14 июня Лягину тайно от журналистов была избрана мера пресечения — его арестовали на 60 суток. Тогда представителей СМИ собрали в одном зале, а заседание провели в другом. Ни в суде, ни в ГПУ не объяснили эту затею. Вопросов по Лягину осталось много. После того, когда истекли 60 суток ареста, Лягина, все еще под стражей, доставили в Шевченковский суд на подготовительное заседание. Но его неожиданно отложили, потому что ни сам Лягин, ни его защитник не ознакомились с материалами дела.

Когда же задержали Лягина? Когда истекает срок его пресечения? Готовят ли его к обмену? Какие еще уголовные дела против него открыты? Прокурор Максим Комарницкий в суде не смог ответить ни на один из этих вопросов.

Самый распространенный ответ прокурора - “я не могу это комментировать”. Фото: Герман Кригер

Самый распространенный ответ прокурора — “я не могу это комментировать”. Фото: Герман Кригер

Он пояснил лишь, что обвинительный акт с эпизодом «Изоляции» передали в суд еще до того, как Лягин был задержан. Поэтому он и его защитник не могли ознакомиться с ним. Из-за этого заседание отложили аж на два месяца — до 1 ноября. На вопрос, когда истекает срок содержания под стражей и не окажется ли Лягин на свободе до 1 ноября, прокурор ответил: «Не окажется».

Он подтвердил, что Лягин «дает показания». Также известно, что продолжается следствие по еще одному делу против Лягина — по подозрению в госизмене.  По утверждению прокурора, когда обвинительный акт по госизмене направят в суд, дела объединят.

Фото: Герман Кригер

Фото: Герман Кригер

Представители фонда «Изоляция» 4 года добивались, чтобы их признали потерпевшими по этому делу. На подготовительном заседании судья Елена Мелешак не позволила представителю «Изоляции» представлять фонд в качестве стороны потерпевших. Это возмущает адвоката Владимира Ефименко.

Коллегия судей отложила заседание. Фото: Герман Кригер

Коллегия судей отложила заседание. Фото: Герман Кригер

«Несмотря на захваченное имущество нескольких субъектов предпринимательской деятельности, СБУ не хотела признавать «Изоляцию” потерпевшей стороной. Государство устранилось от сбора доказательств. Мы делаем это самостоятельно — настойчиво фиксируем факт создания закрытой тюрьмы», — говорит Ефименко.

Координатор «Медийной инициативы за права человека» Ольга Решетилова считает показательным то, что фонд «Изоляция» долгое время не мог защитить свои права. По ее словам, это свидетельствует о плохом состоянии дел относительно событий, связанных с войной.

«Можем констатировать неэффективность расследований в этих делах», — резюмирует она.

АвторАртур Прихно;  INSIDER

Читайте также: