«ОБОРОТНИ -2»: ЯЗЫК ПОШЕЛ РАНЬШЕ ДЕЛА?

Генпрокурор Святослав Пискун умело использовал экстренно созванную пресс-конференцию глав силовых ведомств, дабы сгладить щекотливую ситуацию с обозначившимся противостоянием между силовиками Украины. В то же время, сенсационные утверждения замгенпрокурора В.Шокина о существовании «действующих» оборотней, прозвучавшие в минувшую пятницу, фактически не были дезавуированы. Пискун признал лишь, что его заместитель неправильно употребил выражение «достоверно известно», говоря о новой банде. На самом деле, эта информация должна подлежать дополнительной проверке. При этом Пискун уверен, что заявление Шокина пошло «только на пользу» сотрудничеству МВД, СБУ и Генпрокуратуры и «на пользу нашей работе». Какой работе – не уточнялось. Вчера в 16:00 состоялась спешно собранная пресс-конференция глав силовых ведомств (МВД, СБУ и Генпрокуратуры), приуроченная к завершению трехдневного срока, отпущенного Президентом на разбирательство с так называемыми «Оборотнями-2». Напомним: о существовании какой-то дополнительной банды из силовиков, которая, в том числе, покушалась на следователей Генпрокуратуры, занимающихся расследованием наиболее резонансных дел, сообщил в пятницу замгенпрокурора Виктор Шокин. «На сегодня еще мы не можем сказать об этом на 100%, однако у нас есть данные, закрепленные в процессуальных документах (подтверждающие), что это возможно», — сказал тогда замгенпрокурора.

Как известно, пресс-службы СБУ и МВД быстро опровергли это заявление, выразив недоумение как его содержанием, так и способом, избранным Генпрокуратурой для общения со смежными ведомствами.

Теперь, на специально собранной для этого пресс-конференции, факт существования «действующих оборотней» отрицали непосредственно главы силовых ведомств:

— «Такой информации в целом в МВД нет, она отсутствует», — Николай Билоконь (МВД).

— «Информации об упомянутой группировке не выявлено», — Игорь Смешко (СБУ).

Генпрокурор Святослав Пискун, формально согласившись с обоими «мистерами нет», в то же время, дал понять присутствующим, что версия о существовании действующей банды оборотней нуждается в дополнительном изучении.

В последний раз силовики Украины совместно отвечали на вопросы прессы более года назад – это было накануне акций протеста оппозиции, 16 сентября 2002 г. Встреча с прессой была вызвана стремлением спасти структуру БОП, чего, заметим, удалось достичь. Тогда журналистам удалось весьма обстоятельно пообщаться с главой МВД и Генпрокурором, а Глава СБУ даже удостоил некоторых из них неформальной аудиенцией – буквально среди уличной толпы. (Интересно, что с тех пор лишь Генпрокурор Пискун сохранил в неприкосновенности свой пост). В этот раз, благодаря спешке с созывом пресс-конференции, её посетило гораздо меньшее количество журналистов, чем могло быть при иных обстоятельствах.

Вообще, история с нынешним созывом столь представительной по составу пресс-конференции напоминала лихо закрученый детективный сюжет. Как утверждают знающие люди, первоначально идея выступить перед прессой принадлежала главе МВД Николаю Белоконю. Затем к нему присоединился глава СБУ Игорь Смешко. И лишь в самый последний момент Генпрокурор сумел навязать коллегам свое участие в мероприятии. Следует признать, что Пискун выглядел выигрышно на фоне своих визави, поскольку был наиболее разговорчивым, и именно к нему было обращено большинство вопросов журналистов. При этом Генпрокурору удалось навязать собравшимся мысль, что проверка информации о возможном существовании «действующих оборотней» будет продолжена и после выделенного Президентом трехдневного срока (что в принципе можно установить за три дня, когда речь идет о столь серьезных преступлениях, не объяснялось, поскольку очевидно, объяснению не подлежит). Пискун напомнил, что по уголовному делу «оборотней» ежедневно допрашиваются многие люди, каждый раз «возникают определенные новые обстоятельства, по которым нужно принимать решения всем правоохранительным органам».

Поясняя сенсационное заявление Шокина, Генпрокурор сообщил, что оно базировалось на показаниях двух обвиняемых из так называемой «банды оборотней». Пискун сказал, что на брифинге в Генпрокуратуре Шокин неправильно употребил выражение «достоверно известно» — вместо «стало известно» и выдал таким образом информацию как установленный факт. «Язык пошел раньше дела» — выразился Пискун, признав что пока факт существования каких-то новых «действующих» оборотней не подтверждается документально.

Тем не менее, Генпрокурор подтвердил, что в ходе расследования наиболее громких дел последних лет, а именно – дела Гонгадзе, дела Александрова и дела «оборотней» — «начали мелькать одни и те же самые фамилии». «Пока что это оперативная информация, – подчеркнул Пискун, — «но, как оказалось, у нас в Украине, Слава Богу, оборотней, способных на тяжелые и страшные преступления, не так уж много».

Министр внутренних дел, в свою очередь, приоткрыл завесу тайны над обнародованной В.Шокиным информацией о покушении на двух сотрудников Генпрокуратуры. По словам главы милицейского ведомства действительно имели место два инцидента в отношении членов следственной группы по делу о побеге (?) молдавского авторитета Георгия Карамалаки — Кравченко и Козлова (по нашим данным следователь Андрей Кравченко ранее занимался расследованием дела Гонгадзе). Выяснилось, что 7 августа сего года Кравченко был ограблен, однако уже 11 августа он написал заявление, в котором написал, что этот инцидент не связан с его профессиональной деятельностью. На Козлова 9 октября было совершена попытка наезда автомобилем. В настоящее время информация по этому инциденту находится в Генпрокуратуре и осуществляется ее проверка, сказал Николай Белоконь.

Вцелом же, суммируя впечатления от скоропостижной пресс-конференции силовиков, приходится согласиться с мнением коллег: любое продвижение в расследовании известных резонансных дел становится ныне предметом масштабного политического торга, в том числе между самими силовиками. При этом, отделить политическую составляющую в заявлениях руководителей Генпрокуратуры от её реальной, фактической подоплеки, связанной с действительным положением дел, становится всё сложнее…

Алексей Степура, «УК»

Читайте также: