Игорь Коломойский: аллергия на тюрьму?

В Генпрокуратуре и не думают что-либо делать с «Беней» Коломойским. Какое-то время он скрывался в Израиле, где, по его же словам, ему живется легче, так как… в Украине его здоровью угрожает зловредная аллергогенная травка амброзия. Ее он боится, а вот правосудия — нет. Нет у него аллергии на тюрьму, потому что нет сил, чтобы его туда заслуженно упрятать. В туманном Лондоне идет суд. Казалось бы, ну и что тут особенного? Мало ли в Англии судов? Как в Бразилии «донов педро». Но это – особенный случай. Дело в том, что в Лондоне судятся заклятые украинские друзья: Игорь Коломойский и Константин Григоришин. Последний давно поставил перед собой цель – наказать Коломойского.

«Я не считаю себя мстительной натурой, но полагаю, что некоторые поступки не должны оставаться безнаказанными. Если кто-то нарушает моральные, общечеловеческие ценности, то, уверен, этих людей необходимо воспитывать», — подчеркнул как-то в одном из своих интервью Григоришин. Он долго отказывался от каких-либо откровенных разговоров с журналюгами, но потом решился: видимо, достали.

Впредь для подтверждения своих слов и будем пользоваться выдержками из упомянутого интервью г-на Григоришина, а также из других не менее ценных документов – постановлений о возбуждении уголовного дела и о привлечении в качестве обвиняемого. Оба документа подписаны следователем по особо важным делам Генеральной прокуратуры Украины, советником юстиции Шолодько. И касаются они Игоря Коломойского. Он, похоже, стоит того, чтобы его дела в Генпрокуратуре Украины относили в разряд «особо важных». И Григоришин именно его избрал в качестве объекта свой воспитательной системы.

Ситуация, как говорится, зашла за край, когда летом 2003 года господин Коломойский решил кинуть Григорииша – «завалить» исключительно под себя работу Запорожского ОАО «Днепроспецсталь». Вот тут-то и понадобятся официальные строки прокурорских постановлений, датированных 30 июня 2005 года.

Суть этой истории такова. В июне 2003 года было проведено внеочередное собрание акционеров, которое внесло изменения в состав наблюдательного совета и правления общества. Коломосйского это возмутило, ибо, рассказывает Григоришин, «регистраторские структуры, связанные с г-ном Коломойским, похитили и удерживали реестр акционеров, возникли проблемы с регистратором». И это при том, что людей Коломойского в наблюдательном совете «Днепроспецстали» никогда не было. «Беню». Привыкшего забирать «под себя» все, что ему нравилось, это возмутило. И он решил отомстить. Кому? Юридической фирме – Днепропетровской консалтинговой компании «Фарго» и ее директору Сергею Карпенко, которые оказывали помощь акционерам в проведении неугодного «Бене» собрания.

Дальше постановление прокурорского следователя гласит: «В этот же день (3 июня 2003 года. – Авт.) Коломойский И.В., который имел личную заинтересованность в работе «Днепроспецстали» с ее бывшим составом руководства, назначил встречу Карпенко С.Р. на 4 июля 2003 года в офисе ООО «Сентоза Лтд» по адресу г. Днепропетровск, ул. Набережная Победы, 42б. Когда Карпенко 4 июля 2003 года около 14 часов прибыл по указанному адресу и вошел в конференц-зал, где находился Коломойский И.В., последний обвинил Карпенко С.Р. в том, что его деятельность по организации и проведению общего собрания акционеров «Днепроспецстали» причиняет ему материальный ущерб в размере 2 млн. долларов США. При этом Коломойский И.В. потребовал от Карпенко С.Р. немедленно принять меры по отмене решения собрания акционеров ОАО «Днепроспецсталь».

На отказ Карпенко С.Р. выполнить это требование, Коломойский И.В. угрожал убийством Карпенко С.Р., в связи с чем последнему, реально воспринявшему высказанные угрозы, под надуманным предлогом удалось покинуть офис «Сентозы». Когда и через несколько дней Карпенко С.Р. не выполнил требований Коломойского И.В., последний решил убить Карпенко. Реализуя свое преступное намерение, он отдал распоряжение об организации исполнения убийства личному охраннику Никитину С.Е.».

Никиктин принялся за работу. Он связался с уголовникам, неким руководителем банды Синельщиковым В.Ф., и заказал ему убийство Карпенко. «При этом Никитин С.Е. пояснил, что заказ на убийство Карпенко С.Р. исходит от его «хозяина» Коломойского И.В. Синельщиков В.Ф., а также Безбородов А.Г. и Мамаев С.К. дали согласие, вступив таким образом с Никитиным С.Е. в предварительный сговор на совершение умышленного убийства по заказу, из корысти».

За Карпенко они охотились довольно долго. Даже пытались убить не того. Потом решили исправиться. «Когда 8 июля 2003 года все вышеуказанные члены банды совершили покушение на сотрудника компании «Фарго» Коваленко И.В., ошибочно приняв его за Карпенко С.Р., Никитин С.Е. вновь собрал в кафе «Сова» г. Запорожье Синельщикова В. Ф., Мамаева С.К. и, продолжая свои действия по организации исполнения заказа об умышленном убийстве Карпенко С.Р., поступившего раннее от Коломойского И.В., предоставил Синельщикову В.Ф. и Мамаеву С.К. фотографию Карпенко С.Р., а также сообщил, что последний пользуется автомобилем «Нисан-икс-трейл» гос. номер 891-98 АВ», — утверждает постановление следователя.

Из того же документа следует, что Карпенко убийцы выследили 16 августа 2003 года в Керчи. «В тот же день около 17 час. 30 мин. Карпенко С.Р. выехал на своем автомобиле из домовладения №22 по ул. Боевой к магазину «Белая акация», что расположен по ул. Свердлова, где остановился. Когда Карпенко С.Р. вышел из магазина и направился к своему автомобилю, Синельщиков Б. А. нанес ему несколько ударов по голове и другим частям тела металлическим прутам, после чего тут же совместно с Леканом В.И., с целью умышленного убийства, стали наносить Карпенко С.Р. удары ножами в область расположения жизненно важных органов — живота, груди спереди и сзади. Этими совместными действиями потерпевшему Карпенко С.Р. были причинены два слепых ранения, проникающих в правую плевральную полость с повреждением средней и нижней долей правого легкого» — подробно описывает следователь деяния бандитов и их последствия.

Как ни странно, но милиция оперативно задержала часть преступников, и «заказ» на убийство, заказчик и его исполнители были установлены. Следователь двумя документами постановил:

«1. Возбудить против Коломойского Игоря Валерьевича уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. ст 27 ч.4; 15, 115 ч.2, п.п. 6, 11, 12 УК Украины.

2. Уголовное дело принять к производству и приступить к проведению досудебного следствия.

3. Привлечь Коломойского Игоря Валерьевича, 13 февраля 1963 г.р., в качестве обвиняемого по настоящему уголовному делу и предъявить ему обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. ст 27 ч.4, 15, 115 ч. 2 п.п. 6, 11, 12 УК Украины».

Копии двух этих документов он направил Генеральному прокурору Украины. Это было, напоминаю, в 2005 году. А еще раньше, в 2003-м, к Генпрокурору обращался и сам пострадавший Сергей Карпенко – просил защитить его от угроз Коломойского. Реакции не последовало в обоих случаях. Более того, Григоришин рассказал удивительную историю: «Сергей, к счастью, выжил. Дальше, насколько я знаю, уголовное дело началось рассыпаться.

Исполнители были, но они отказались называть заказчиков. По конфиденциальной информации, которая до меня дошла, там была цепочка, которая выводила на службу безопасности «Привата»… Потом начали пропадать люди. В этом деле было несколько трупов. Людей убирали по цепочке. Дело разваливалось. Кто-то целенаправленно работал в этом направлении. Например, судмедэксперт писал, что человек покончил жизнь самоубийством. После эксгумации выяснилось: были три пулевых ранения в голову. На следователей давили, требуя не спешить с расследованием, из-за чего был упущен ряд важных моментов. Игорь Валериевич почему-то упорно избегал общения со следователями, практически постоянно находясь за границей».

С тех пор прошло много времени, а правоохранители в Генпрокуратуре и не думают что-либо делать с «Беней» Коломойским. Какое-то время он скрывался в Израиле, где, по его же словам, ему живется легче, так как… в Украине его здоровью угрожает зловредная аллергогенная травка амброзия. Ее он боится, а вот правосудия — нет. Нет у него аллергии на тюрьму, потому что нет сил, чтобы его туда заслуженно упрятать. А значит, все можно валить на несчастную травку…

Владимир Слобожанский, ОРД

Читайте также: