Черниговская милиция: заповедник кумовства и беззакония-2

Феномен милиции Черниговщины — самобытен, ярок и многогранен. Предыдущая глава повествовала о яркой роли черниговского «осередка» украинского отделения «Интерпола» в борьбе с организованной преступностью. Эта глава посвящена опытам проведения «активных мероприятий» черниговскими милиционерами. И тоже — в борьбе с ОПГ. Глава 2-я. «Самострел»

В 1997-1998-х годах небуйную в плане наличия бандитизма Черниговскую область стали беспокоить разбойники. Неизвестные лица в масках по ночам успешно грабили пассажиров легковых автомобилей, изымая у них деньги, драгоценности и ценные вещи. «Почерк» ночных налетчиков был однообразен. Передвигаясь по дорогам областного значения в темное время суток на автомобиле, они выискивали свои жертвы — преимущественно базарных торговцев и «челноков», торгующих на рынках райцентров ширпотребом. В укромном месте автомобиль жертвы прижимали к обочине и, угрожая оружием, грабили. Причем все ограбления совершались на территории Черниговской области, граничащей с областями Сумской и Полтавской. Из чего оперативники сделали вывод, что грабители — «пришлые», преступления совершают на «чужой» территории, а скрываются — на «своей». Это обстоятельство свидетельствовало в пользу той версии, что разбойники здраво учитывали реалии милицейской практики: если преступление совершено на территории Черниговщины, то именно там в поиске преступников будут задействованы все силы милиции. В то время как в соседних областях планы «Сирена», «Перехват» и т.д. объявляться не будут — преступления, совершенные не на их территории, правоохранителей Сумщины и Полтавщины волновать будут мало.

Возможно, неспешное изучение «почерка» «гастролеров» милицией длилось еще долго, если бы бандиты не совершили, одну за другой, двух ошибок. Во-первых, в ходе одного из ограблений, они умудрились прострелить ногу своей жертве, оказавшей пусть вялое, но сопротивление. А это уже — не просто разбой «с применением…», а явный бандитизм. Во-вторых, они случайно остановили грузовой фургон, везший хлеб…в одну из колоний для осужденных. «Будку» с хлебом бандиты отпустили, не взяв ни буханки. Но содеянное ими все равно трактовалось как пощечина правоохранителям, которые демонстрировали неспособность к защите даже «своего», ведомственного «объекта». Поруганная честь взывала к отмщению. Тем более что людская молва уже вовсю тиражировала слухи о неких полесских «робин гудах», лихо грабивших «богатых», но справедливо не обижавших бедных и притесненных. А Киев обратил свое и подчиненных внимание на столь циничное в своей цикличности поведение преступников. Их нужно было быстро взять!

Ночь истины

Группа захвата для поимки особо опасных преступников, сформированная по принципу «каждой твари — по паре» из оперативников различных подразделений, в своих рядах имела даже практиканта (!). Что грубо противоречило ведомственной инструкции, запрещающей привлечение «зеленых», необстрелянных кадров к столь серьезным мероприятиям. Предписанием начальства группе вооруженных черниговских милиционеров было поручено выступить в роли «подсадной утки». Не Бог весть какая уловка, ног все же… Оперативникам вменялось в задачу патрулирование ночного шоссе, где активность грабителей была наиболее высока.

Милиционеры в гражданском платье должны были имитировать беззаботных мещан, неторопливо следующих по каким-то делам из пункта А. в пункт Б. Пять мордатых мужиков в ночном авто, по мнению организаторов акции, как нельзя лучше соответствовали этому образу. В случае нападения на них, милиционеры должны были провести задержание бандитов. Сценарий дальнейшего известен — написание победной реляции по шаблону «осуществление операции, разработанной под личным руководством генерала Н-ко, было поручено полковнику С-ву» и т.д.

Экипаж «машины боевой», в тесноте, да не в обиде выехал на задание. Ночные бдения и променады под луною (туда-сюда) к желанному результату не привели. То ли бандиты взяли отгул, то ли их не прельстила оперативная машина — вестерна не получилось. На рассвете раздосадованные опера снялись с маршрута патрулирования. И выдвинулись в сторону то ли кума, то ли тестя одного из членов экипажа — для отдохновения. Перекусив, чем Бог послал, и отоспавшись, «орлы» проанализировали возможные причины постигшей их накануне неудачи. И пришли к выводу, что бандитов нужно привлекать, разъезжая на машине моделью попроще. Таковая нашлась в гараже гостеприимного родича — из ВАЗовского ряда («шестерка» или «семерка» — предание не сохранило этой подробности). Овладев подходящим транспортным средством у кума (тестя) под честное слово, охотники устремились за «дичью»…

Им повезло: навстречу неторопливо двигалось авто, по описаниям очевидцев похожее на автомобиль злоумышленников. «Бандитская» и милицейская команды разминулись. В милицейском экипаже все еще продолжался спор, «тех» они видели, или не «тех», когда водитель автомобиля группы захвата вдруг увидел в зеркало заднего обзора чудную картину: «бандиты» развернулись и на большой скорости стали догонять машину с милиционерами. Сомнений больше не оставалось — «Они!» «Бандиты» лихо обогнали «ментов», опасно сманеврировав, прижали их к обочине. Из «бандитского» авто посыпались вооруженные лица в гражданском: «Всем из машины! Лежа-ать!!»

Не тут-то было — в машине-засаде черниговской милиции загремел автомат. Именно в машине — перепуганный стремительным развитием милиционер-практикант «завел машинку» прямо в салоне. Нападавшие не растерялись, открыв стрельбу на поражение по «жертвам». Как в дешевом романе — «ночь разорвали звуки боя…» Гремели автоматные очереди, им вторил грохот пистолетных выстрелов, звенело битое стекло и кричали люди, вступившие в смертельный поединок. И это где — на тихой Черниговщине!

Внезапно все стихло. И только стон раненого нарушал гармонию ночных звуков. «Сдавайтесь, милиция!» — неуверенно прозвучало со стороны «бандитов». «Сдавайтесь вы! Мы — милиция!» — оживились черниговские опера, справедливо ожидавшие подвоха от коварных «бандидосов». «А мы тады хто?» — резонно поинтересовались оппоненты. «Бандиты!» — стояли на своем черниговцы. Дискуссия на тему «сам дурак!» была прервана стоном раненого черниговца, истекающего кровью. Враждующие стороны пришли к компромиссу — обменялись парламентерами. Которые сползлись на «нейтралке» в придорожной канаве и объяснились… Ошибочка вышла!

«Ошибочка» заключалась в том, что руководство черниговских оперативников отправило их на боевое задание, не уведомив об этом коллег из сопредельной Сумской области. Которые также вышли на «охоту», не поставив в известность «Полещуков» в погонах. Результат: искали бандитов, а «поймали» друг друга… Итог «операции»: два расстрелянных автомобиля, один раненый. Чудом не было убитых — в быстротекущем огневом поединке закончились патроны (по два рожка на автомат, по две обоймы на пистолет). Спасла ночная темень и бесприцельность огня, ведущегося дрожащими от волнения и страха руками (хороша подготовочка!).

Раненый в ляжку товарищ, как позже оказалось, получил в задницу (ягодицу) пулю, отскочившую рикошетом. Хирургическое вмешательство черниговских медиков оказалось безуспешным — пуля-дура никак не хотела покидать «насиженного» места; пациента пришлось везти в Киев, на повторную операцию. Реакцию родича, щедро предоставившего милиции свой автомобиль, представить нетрудно, если учесть, что «жигуль» восстановлению не подлежал. Он принял на себя весь шквал огня, прикрыв собою тела отважных оперативников.

Нужно ли говорить, что скорбные итоги этой «операции» были тут же засекречены. Последовавшее служебное расследование ЧП, министерские проверки, начальственные разносы и нагоняи были тем более обидными, что подлая банда в следующую ночь ограбила очередной автомобиль! Но понесенные черниговской милицией «в бою» потери, очевидно, смилостивили руководство МВД. Насколько известно автору этих строк, никто из руководителей, затеявших «операцию», своих постов не лишился. Да и то верно: этим «захватом» черниговская милиция еще раз подтвердила крылатость фразы из фильма «В бой идут одни старики»: «Вот если «мессер» завалить — это первая. А если что-нибудь достать — это вторая…»

Фамилии и звания «героев» этой истории с перестрелкой не привожу специально — не в них корень удручающего непрофессионализма, характеризующего милицию Черниговщины. Винить их — все равно, что винить обильную дичь, столь привлекательную для обладателей широких лампасов, в развращении милицейской службы. Впрочем, чем не тема для диссертации: «Роль пернатых и копытных региона в становлении особой популяции homo sapiens — «милиционер черниговский»…

Александр Миллер, специально для «УК»

Читайте также: