Цветы и пули белорусских баррикад

Власть почти сразу начала с водометов, светошумовых гранат, резиновых пуль, радикализировав всех и в один момент   Фото: tut.by

Стихли баррикадные бои у ТЦ «Рига». Продолжают нести цветы к станции метро «Пушкинская». Посвободнее стало в камерах на Окрестина — часть задержанных за участие в массовых беспорядках уже отпустили, и теперь они охотно демонстрируют родным, близким и просто всем желающим синяки от побоев.

Еще энное количество («стопиццот», как говорят в интернете) «зорак беларускай эстрады» и золотых перьев госСМИ испытали публичное прозрение с последующим нравственным очищением в соцсетях и спешно перешли на сторону добра. Так завершается пятый срок действующего президента, пишет «БелГазета». Вот-вот начнется шестой, обещанный официальными результатами прошедших 9 августа выборов. Начнется ли? А если начнется, будет ли долгим?

14 августа на не анонсированном заседании без СМИ и видеотрансляции ЦИК обнародовал окончательные итоги выборов. На фоне того, что приключилось между 9 августа и 14-м, эти цифры выглядят сюрреалистично.

Справка . По данным ЦИК, Александр Лукашенко набрал 80,1% голосов (в Минске 64,49%), Светлана Тихановская — 10,1% (14,92%), Андрей Дмитриев — 1,2%, Анна Канопацкая — 1,67%, Сергей Черечень — 1,14%, против всех высказались 4,59% избирателей.

Светлана Тихановская, находящаяся в Литве, официальные итоги не комментировала никак: в ее штабе считают, что ситуация прямо противоположная (у Тихановской не менее 60-70%) и готовы аргументировать свою точку зрения протоколами с участков, где наблюдателям удалось ознакомиться с результатами голосования.

Это вызывает обеспокоенность": глава МИД Литвы не может связаться ...

14 августа Тихановская выступила с заявлением, в котором фигурирует словосочетание «трансфер власти»: «Я заявляю, что мы готовы к диалогу с властями. С учетом происходящего в стране и необходимости принятия неотложных мер для восстановления законности в Беларуси, я, Светлана Тихановская, инициирую создание Координационного совета для обеспечения трансфера власти. В этот совет могут войти представители гражданского общества, уважаемые и известные белорусы, профессионалы своего дела».

Это рациональная и своевременная мера: для такого диалога действительно нужна не штабная структура, созданная на время выборов, а координирующий орган. Визу Лидии Ермошиной Тихановской фактически могут заменить видео с собраний на предприятиях, где в ответ на вопрос начальства: «Ну, кто тут голосовал за Тихановскую? Встаньте!» — поднимаются все.

При этом пересчет голосов, на котором настаивают сторонники Тихановской, трудноосуществим — как технически, так и из-за отсутствия правового механизма. А повторные выборы, как легко догадаться, уже не сулят Александру Лукашенко никаких побед, даже пирровых.

Справка. Согласно законодательству, участковые избирательные комиссии (УИК) после подведения итогов голосования оформляют протокол, его оригинал направляют в районную комиссию, копию вывешивают на участке. Районная (далее — областная и ЦИК) комиссия подтверждает данные УИК, составляет свой протокол и отправляет его в избирком следующего уровня — и так вплоть до ЦИК.

ОДИНОКИЙ ХОККЕИСТ И ЕГО КОМАНДА

На фоне соперницы Лукашенко с его официальным результатом выглядит неожиданно бледно. Если Светлана Георгиевна выводит тысячи избирателей, чтобы оспорить обнародованные результаты, то почему бы Александру Григорьевичу не вывести 80% своих сторонников на улицы, чтобы защитили свой выбор? Напомним: даже экс-президент Украины Виктор Янукович в 2014г. при рейтинге 35% пытался противопоставить Майдану свой Антимайдан — и там кроме «титушек» и платной массовки были его живые, из крови и плоти, сторонники.

В Минске сторонников действующего президента не сыскать днем с огнем. Автор этих строк за последнюю неделю видел всего одного — в видеоролике, где немолодого, но еще крепкого мужчину волокут в автозак два омоновца, интенсивно отоваривая дубинками, а он кричит им, что голосовал за Лукашенко. Впрочем, после задержания его политические взгляды наверняка изменились.

В прошедшие с момента голосования дни Лукашенко вел себя откровенно пассивно, игнорируя протесты и озвучивая довольно странные вещи. На уровне телеграм-сплетен и городского фольклора оформлено все это было традиционно: сообщения про загадочные «борта», отправляющиеся в Китай, Турцию, Подмосковье (нужное подчеркнуть) плюс слухи о том, что президентский кортеж ездит по Минску пустым. Последовал также ряд рутинных совещаний, призванных продемонстрировать, что все идет по-прежнему, всё под контролем.

Справка. 11 августа президент провел совещание по актуальным вопросам развития пищевой промышленности, 13-го — по актуальным вопросам ТЭК, 14-го — совещание с членами Совбеза и совещание по актуальным вопросам функционирования и повышения эффективности строительной отрасли.

Правда, в телеграм-каналах бродил слух, что Александр Григорьевич готовит экстренное обращение к нации, причем сразу несколько вариантов. Но пока обращения мы не услышали. Лишь 14 августа глава государства поведал беспокоящимся о нем оппонентам: «Для начала, я пока живой и не за границей, как тут некоторые наши уважаемые свядомыя раскручивают». Спасибо, что живой, Александр Григорьевич! А то мы тут разволновались…

В остальном месседжи Лукашенко отражают его смятение. Похоже, он пока не может сформулировать приемлемую для себя трактовку происшедшего 9 августа и позднее.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА. АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО:

«Основа всех этих так называемых протестующих — люди с криминальным прошлым и сегодня безработные. Нет работы, значит, гуляй, дядя, по улицам и проспектам. Поэтому я по-хорошему прошу и предупреждаю всех: устроиться на работу тем, кто не работает. И хочу предупредить некоторых наших,  мягко говоря, обуржуазившихся граждан: не дай бог кто-то кому-то будет выдавать липовые справкио трудоустройстве».

 «Не высовывайтесь вы сейчас на улицы! Поймите, что вас и наших детей используют как пушечное мясо! Сегодня уже понаехали сюда из Польши, Голландии, Украины, с этой открытой России, Навального и так далее и тому подобное. Уже агрессия началась против страны!»

 На самом деле все довольно прозрачно: в 1994г. в результате протестного голосования молодой аграрий Александр Лукашенко победил на президентских выборах кандидата номенклатуры Вячеслава Кебича. Если у Тихановской и ее сторонников хватит сил для дальнейшего протеста, а власть продолжит клевать носом официальные 80%, в учебниках новейшей истории РБ может появиться такая же формулировка: «В 2020г. в результате протестного голосования молодая домохозяйка Светлана Тихановская победила на президентских выборах кандидата номенклатуры Александра Лукашенко».

Массовое бегство медийной обслуги с нижних этажей власти вызывает прямые параллели с теми легендарными выборами. И манифестанты на площади Независимости 14 августа драли глотку не столько для того, чтобы помочь Светлане Георгиевне стать президентом, а чтобы помочь Александру Григорьевичу перестать быть президентом. Хотя они тоже растеряны от своего веселого всесилия и неожиданной возможности выговориться. При этом, как и положено в авторитарно-патерналистском государстве, политический опыт у них отсутствует напрочь.

КРОВЬ, ИНТЕРНЕТ И СВЕТОШУМОВЫЕ ГРАНАТЫ

Вы отлично знаете, что произошло в эти дни, между 9 и 14 августа, когда у Дома правительства собралась самая внушительная за последнее десятилетие манифестация, и мы не намерены пересказывать каждый видеоролик. Выделим основные сюжеты.

Во-первых, возник протест — радикальный и нерадикальный, вокруг избирательных участков и на площадях белорусских городов. Протест подхлестнуло то, что было объявлено именно о 80%, которых все и ожидали. Да, к протесту готовились, но он декларировался как мирный. Власть сама делала ставку на сценарий образцово-показательного разгрома фактически организованного и спровоцированного ею же Майдана — и почти сразу начала с водометов, светошумовых гранат, резиновых пуль, радикализировав всех и в один момент. И если дело дошло до огнестрельного оружия и «коктейлей Молотова», промелькнувших в сводках МВД, то это результат высокого старта.

Во-вторых, после ночи на 10 августа столкновения переместились из центра на транспортные развязки, а позднее и в спальные районы. В любом учебнике написано, что главный закон стратегии — максимальная концентрация сил. А для этого нужны резервы и контроль над коммуникациями. Одерживая тактические победы над протестующими, силовики элементарно выдыхались, перемещаясь с одного поля боя на другое. Это децентрализованные протесты — точно так же было и в Париже, и в Гонконге. Массовые акции охватили всю страну — если лупить всех, наличных сил явно не хватило бы.

В-третьих, какой-то неизвестный науке человек с нечеловеческой силы интеллектом посоветовал властям наглухо вырубить интернет. Кроме очевидного ущерба экономике, послужившего прологом к забастовкам, это решение стало фактором дополнительной мобилизации. Если смартфон не подкармливает ни информацией, ни развлечениями, современный человек выходит из дому и идет к станции метро, ТЦ «Рига» или еще какому-нибудь местному «якорю» даже без рекомендаций крамольного телеграм-канала Nexta Live. А там уже знакомые вовсю строят баррикады.

В-четвертых, бессмысленная и бессистемная жестокость редко добавляет союзников, а нынешний уровень коммуникаций позволяет фиксировать все на камеру и делиться зафиксированным, сокращая количество сторонников режима уже в геометрической прогрессии.

Почитайте интервью освобожденных в последние дни — большинство вряд ли совершили нечто противоправное и просто случайно подвернулись ОМОНу под руку. Если расчет делался на то, чтобы раздавить, растоптать, пометить гематомами, чтобы лечились, а не бегали по площадям и т.п., то это порочный расчет — можно только представить, как эти люди будут теперь относиться к власти вообще и правоохранительным органам в частности.

Справка. По официальной информации, за время массовых беспорядков задержано до 7 тыс. человек, пострадал 121 сотрудник милиции, совершено 11 «сознательных наездов» на сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск. Возбуждено более 90 уголовных дел. Официально признана гибель двух человек. По данным Минздрава, на 14 августа в больницы Минска поступило около 150 участников столкновений.

Бессмысленная жестокость привела к закономерному результату: акция массового устрашения превратилась в акцию массовой мобилизации. Безусловно, в волне роликов про отставников, сжигающих или выбрасывающих форму, и офицеров, пишущих заявления об увольнении, значительную часть составляют постановочные, но это уже не имеет особого значения: силовые ведомства серьезно дискредитированы в глазах граждан.

12 августа в Минске заработал интернет, глава МВД Юрий Караев извинился перед пострадавшими в ходе столкновений, задержанных начали выпускать, а 14-го сам Александр Григорьевич с присущим ему милосердием порассуждал на тему, что негоже, мол, бить лежачих. Тем не менее отставки Караева потребовали не только участники манифестации 14 августа в Минске, но и, например, директор Купаловского театра Павел Латушко. А официальную причину смены тактики властей озвучила Наталья Кочанова«Президент услышал мнение трудовых коллективов и поручил разобраться по всем фактам задержаний». Так сказать, выступил миротворцем.

МНЕНИЕ ТРУДОВЫХ КОЛЛЕКТИВОВ

После трех дней столкновений произошло переключение повестки с уличной герильи на мирные акции против насилия. Женщины в белом против насилия. Артисты Белгосфилармонии против насилия. Медики против насилия. Актеры Купаловского театра против насилия. Журналисты госСМИ против насилия. Пиком стала акция 14 августа на площади Независимости, участницы которой (несколько очаровательных девушек и, видимо, на всякий случай, один юноша) обнимали и целовали стоявшего в оцеплении омоновца, а он картинно опускал щит.

Доброта творит чудеса, друзья! Вот бы Светлана Георгиевна подошла к Александру Григорьевичу, обняла и поцеловала его. А он в ответ признал бы ее победу, передал полномочия и удалился в Дрозды выращивать арбузы. Понятно, такого не бывает. Тем не менее власть проявила удивительную заботу о главной сопернице действующего президента.

А именно: сперва КГБ обеспечил ей в день выборов охрану из 120 подготовленных сотрудников «из-за опасения провокаций и покушения на жизнь Тихановской», а затем, после беседы в ЦИК и записи прямо на диване Ермошиной (Лидия Михайловна подтвердила это) двух видеообращений с призывом воздержаться от протестов, Светлане Георгиевне помогли добраться до Литвы, откуда она и сделала свои последующие заявления против насилия и за мирный протест. СМИ считают, что Тихановская подверглась психологическому давлению силовиков, но мы на ермошинском диване не присутствовали и судить об этом не можем.

Следующая фаза протеста оказалась сопряжена с забастовками крупных предприятий. Это тоже сценарий, к которому власти готовились. Забастовка должна была стартовать 10-11 августа, но долго раскачивалась и приняла специфические белорусские формы: трудовые коллективы или их части приходили к руководству предприятия и озвучивали свои требования. Поэтому всю неделю официальные лица, от идеологов до премьера, факт забастовок отрицали — там встреча с трудовым коллективом, здесь — собрание трудового коллектива и т.п.

В случае с МТЗ ситуация вообще дошла до комизма: 12 августа премьер-министр Роман Головченко заявлял, что на промпредприятиях нет забастовок, все работают в штатном режиме, а 14-го уже не смог договориться с рабочими МТЗ, часть из которых после беседы с премьером двинулась маршем на площадь Независимости. Не последнюю роль в этом сыграли слова Лукашенко, что всех смутьянов на МТЗ — всего-то 20 человек.

Справка. По данным СМИ, забастовками или иными протестными акциями затронуты несколько цехов БМЗ, МАЗа, МТЗ, БелАЗа, Институт порошковой металлургии, Минский электротехнический завод им. Козлова, Жабинковский сахарный завод, Минский маргариновый завод, «Минскметропроект», Южный рынок (Гродно), «Гродно Азота», «Белэнерготехпроект», 4-й троллейбусный парк и др.

И здесь, пожалуй, таится наибольшая опасность для власти: президент, не способный управлять госсектором, вряд ли может рассчитывать на поддержку доминирующего в белорусской элите лобби «крепких хозяйственников». Главное оружие любой «цветной» революции — это не количество участников протестов, а попытка одних элитных групп втихомолку и исподтишка отпихнуть от центра принятия решений другие прикорытные группы, прикрывшись волей народа.

Беларусь медленно, с выпученными глазами и гематомами вползает в политический кризис. Власть не может ни осознать новую политическую реальность, в которой у нее уже нет внутренней легитимности, ни адаптироваться к этой реальности. Оппозиция не может отодвинуть старые декорации и превратиться во власть — нет правовых механизмов, нет договоренностей с элитами, нет дееспособных институтов.

Если принять за шкалу киевский Майдан 2014г., в РБ сейчас ноябрь 2013г., когда избиение протестующих студентов вызвало действительно массовое негодование и подогнало под протест электоральную базу. И в Беларуси доля этой базы в общем электоральном массиве весомей. Не только потому что били больше и чаще, но и потому, что и государство, и общество проспали практически все социальные и экономические вызовы ушедшего десятилетия.

Смуты начинаются на площадях, но заканчиваются в кабинетах, включая самые высокие. Шестой срок Александра Лукашенко еще не начался, а многие уже запаслись — кто попкорном, кто валютой, кто бинтами и йодом…

Автор:  Алесь Дубовский; БелГазета

Читайте также: