Все, что привело ко Второй мировой войне, окончательно забыто

ФОТО МИХАИЛА МАРКИВА

Приближение майского магического числа 9 несет в себе нервозность и накал общественных настроений. По крайней мере в бывших советских республиках, где метафора «рука Москвы» не означает иносказание. Кремль тратит много сил и денег для поворота времени вспять, чтобы память о войне не притуплялась, вопреки природе человека, и в пропагандистском морозильнике сохраняли товарный вид идеи с истекшим сроком годности. Приватизация победы советского народа окупается, она позволяет путинскому режиму девальвировать вклад других народов в избавление от Гитлера, и отличаться от него в лучшую сторону, пишет газета ДЕНЬ.

Много лет назад, когда еще существовал Варшавский договор, мне приходилось встречать 9 мая в Праге, где дата капитуляции фашистской Германии совпадала с днем освобождения города. Тогда в середине 80-х годов прошлого века, у чехов не было большой радости по этому поводу. На май 1945 года наложился август 1968 года, затмивший свежей памятью вчерашнюю. Официальные церемонии продолжались, но искренности в них уже не было. (Мой отец освобождал Чехию, поэтому о  настроениях, царивших тогда, я знаю от него). Время не только лечит раны, оно позволяет оценивать события с высоты новых, более точных знаний, не подверженных эмоциональному субъективизму их участников.

Но Кремль, вопреки эвристике истории о Второй Мировой войне, выделяет из нее лишь один фрагмент Великой Отечественной, превращая трагедию гибели 75 миллионов людей на планете в сюрреалистическое действие, смысл которого  реанимация давно угасших страстей вместе замалчиванием давно назревших проблем.  Благодаря стараниям путинского режима, день 9 мая превратился в гигантскую буффонаду, наполненную бутафорией в дизайне середины прошлого века, его музыкой, танцами и загримированными в ветеранов «детьми войны» от 3 до 80 лет. И это не просто замысел режиссеров «массовых мероприятий», это еще и вынужденное обстоятельство.

Назвался груздем — полезай в кузов, диктует русская пословица. Страна, ставшая преемником СССР, вынуждена использовать его главную победу, тот краткий период с 1941 по 1945, когда цивилизованный мир смотрел на Советский Союз с симпатией, разделяя боль его потерь, и тая надежду на возвращение гигантских территорий в русло цивилизации. Второй раз эти симпатии проявились в горбачевские времена, но они неприемлемы для нынешнего проекта реконструкции империи. Авторам советского ренессанса ничего не оставалось, кроме 1945-го. Присматриваясь к нынешним попыткам российского руководства соединить в одно героическое действие все события XX века, не трудно заметить, что из 70-летнего периода строительства коммунизма, за образец взяты только сталинские времена и нынешние, то есть периоды всплесков агрессивного поведения.

Но, как бы ни стремились в Москве вновь использовать катастрофу народа ради отбеливания имиджа и зубов сталинской империи, затея провалится. Слишком много важнейших событий для планеты произошло в конце XX и начале XXI веков, чтобы продолжать держаться за истлевшие полы шинелей солдат, воевавших три четверти века назад. Горе войн застывает в обелисках.  Для последующих поколений имеют значение лишь вынесенные из них уроки.

Современный мир пока таких не сделал. Столкнувшись с глобальной опасностью вирусной пандемии, международное сообщество оказалось растерянным и разобщенным, как и в 1939 году, перед лицом коричневой чумы.  Мы стали свидетелями триумфа авторитарной воли Д.Трампа, В.Путина, Р.Эрдогана, В.Орбана, Си Дзиньпина, которая методично уничтожает международные институты и договоры, возникшие в послевоенное время. Фашизм, конечно же, не повторится, как никогда не повторятся пунические войны, инквизиция, Термидорианский переворот, красный октябрь, красные кхмеры…

В творчестве событий история работает скорее принтером, чем ксероксом. Каждое новое явление не является копией предыдущего. Утверждение «это не должно повториться», часто произносимое в публичных воспоминаниях о Второй мировой войне, само по себе носит априорный характер. Тем более, когда звучит из уст руководителей государств дежурной фразой, никак не связанной с современным контекстом политики.

Реальность же показывает противоположное: все, что привело ко Второй мировой войне, окончательно забыто. Если бы не пандемия, отложившая парад победы в Москве, мы бы оказались свидетелями печального и отвратительного зрелища. Бряцанием оружием на главной площади страны-оккупанта, наплевавшей на все международные обязательства, вполне могли любоваться наследники Де Голля, Рузвельта, Трумена и Черчилля, поддерживая своим присутствием режим, объявивший им гибридную войну.

ПОЗЫВНОЙ ДИКИЙ МИЧМАН / ФОТО АННЫ ЧАПАЛЫ

ПОЗЫВНОЙ ДИКИЙ МИЧМАН / ФОТО АННЫ ЧАПАЛЫ

Безусловно, о мае 1945 надо помнить, чтить погибших и выживших в кровавой мясорубке, затеянной двумя выдающимися злодеями эпохи при попустительстве их союзников, искавших своих выгод в глобальном конфликте. Вторая Мировая война дело рук не только четырех человек на букву «Г» в руководстве третьего рейха. Она сложная и запутанная цепь тайных пактов, публичных сговоров, предательств, преступлений, совершенных армиями всех стран против мирного населения. Она результат насильственной борьбы за национальное господство и следствие отказа от принципов международного сотрудничества.

Предоставим историкам разбираться в хитросплетении интересов и действий 190 стран, принявших участие в сражениях 1939—1945 годов. Предоставим совести громко говорить об антигуманных акциях побежденных и победителей. Предоставим архивы для публичного анализа страшных лет. Но закроем все лазейки для инсинуаций, лицемерия и лжи о Второй мировой войне. Она не закончилась, превратившись сначала в холодную войну, а теперь в гибридную, проходящую по линиям фронтов Второй мировой.

Советская пропаганда долгое время внушала нам идею о вероломстве Запада, опустившего железный занавес над освобожденной Красной армией Европой. Но ялтинскую декларацию 1945 года, провозгласившую свободные демократические выборы во всех странах континента, нарушил Советский Союз, отказавшись их проводить, как и восстанавливать мирную жизнь. 12 мая 1945 года, когда маршал Г.Жуков поручил коменданту Берлина генерал-полковнику Н.Берзарину возобновить электроснабжение города, но он не мог этого сделать, потому, что оборудование электростанции уже было вывезено в СССР другими ведомствами. Эпическая картина насилия и грабежа Германии весны и лета 1945 года никак не напоминает панораму «освобождения». Как именно это происходило, и как столкнулись на руинах побежденного врага союзные армии, можно прочесть в книге центра военной истории США «Город становится символом» (https://history.army.mil/html/books/045/45-4/cmhPub_45-4-1.pdf), опубликованной в 2017 году.

Всего лишь один пример, каких много. В отличие от советских и российских исследований тех событий, это не победный панегирик, а документальное подтверждение трагедии, последствия которой продолжают влиять на мир. Именно так мы обязаны смотреть на столкновение цивилизации с идеологиями и режимами, подрывающими основы мирного сосуществования народов и наций.

Спустя лишь год после победы над фашистской Германией, Вестминстерский колледж городка Фултон штата Миссури пригласил У.Черчилля прочесть студентам лекцию Грина. Такова была традиция этого учебного заведения, говорить о самых важных проблемах мира, называя диалог именем своего выпускника знаменитого адвоката Джона Грина. Научному событию, происшедшему 5 марта 1946 года, суждено было стать эпохальным и не утратившим злободневность по сей день. В истории оно имеет два названия. Одно — «Фултонская речь», другое — «Мускулы мира» (Sinews of Peace), которое лучше передает смысл анализа.

Храм Мира не будет построен, а если и будет, то в скором времени развалится на куски, и мы вернемся на сверкающих крыльях науки в каменный век, не найдя сил бороться с режимами ненависти и злобы, предупреждал Черчилль. Он имел в виду государства, чей контроль над простыми людьми осуществляется разнообразными по форме полицейскими правительствами, где несменяемую власть олицетворяют либо диктаторы, либо компактные олигархии, действующие через привилегированную партию и политическую полицию в своих интересах.

Его послание адресовано прежде всего Западу. «Давайте будем проповедовать то, что мы практикуем — давайте практиковать то, что мы проповедуем». Фраза, которая лично мне кажется самой существенной для пояснения нынешнего разбалансированного мира. За многие десятилетия, прошедшие после Второй мировой войны, он объединен зависимостью от глобальной экономики и глобальных средств коммуникаций. Но морально и политически разобщен, как и в 40-е годы прошлого века. В рамках отдельных государств проводится эгоистическая национальная политика, не позволяющая решить проблемы всего человечества, связанные с пандемией, изменением климата, бедностью и беззащитностью малых стран перед лицом вероломного агрессора.

Всем нам, я имею в виду не только украинцев, надо отказаться взглядов на войны, присущим гражданам древнего Рима. Хотя и там были полководцы, солдаты которых не срывали ни одного яблока на месте своих стоянок в садах неприятельской страны. И раз уж мы достаем из своих семейных альбомов фотографии воевавших и погибших тогда близких, то не имеем права забывать убитых снарядами и пулями, летящими прямо сейчас, в момент чтения этой статьи. Они выпущены со стороны оккупантов нашей Родины, празднующих 9 мая, как день, когда победителю достается все и сила обеспечивает безнаказанность. В этот день артиллерийские обстрелы и артиллерийские салюты сливаются в одну канонаду.

Автор: Александр ПРИЛИПКО; ДЕНЬ

Читайте также: