Славяне-рабы: в крымско-татарском захвате

Крымские татары похитили, несколько дней избивали и заставляли работать на незаконно захваченных участках земли жителей пригорода Симферополя. От смерти парней спасло чудо. Как выяснилось в ходе следствия, похитители не в первый раз заводили себе рабов. Об этом рассказывается в статье «Земли захватили. Пора на них сгонять рабов…», опубликованной в газете «Крымская правда».

Наша встреча с двадцатилетним жителем Симферополя Виктором несколько раз переносилась на неопределённое время. Когда она, наконец, состоялась, парень признался: долго не решался рассказать о происшедшем, так как опасался, что нелюди, в рабстве у которых он был, могут исполнить свои угрозы. Больше всего он боялся за маму…

Сейчас уголовное дело в отношении некоего Сервера, который обвиняется в незаконном лишении свободы пятерых человек, находится на рассмотрении одного из районных судов Симферополя. Сам «рабовладелец» коротает дни в следственном изоляторе, поэтому о его злодеяниях парню рассказывать уже не так страшно.

Избивали «по полной программе»

Эта дичайшая история началась довольно банально: в первых числах июня Витя и его друг Коля нашли под забором заброшенного птичника на территории Мирновского поселкового Совета (пригород столицы автономии, неподалёку от которого они живут) трубу, которую, чего добру пропадать, тут же сдали в металлолом. За неё парням заплатили около 30 гривен.

– Мы подошли к моему дому и попросили племянника Диму (ему шестнадцать лет) сходить в ларёк за водой, – рассказывает Виктор. – Туда идти минут пять, но малой (Дима) не возвращался уже больше получаса. Начали переживать.

Как вскоре выяснится, переживали они не напрасно. Дима решил заглянуть за забор птичника, который как раз находился через дорогу от ларька. К несчастью, его увидел некто Андрей. Он сорвал мальчишку с забора и обвинил в том, что тот постоянно ворует железо. Мужчина затянул его в машину – это была «Нива» – и сказал, что повезёт разбираться к родителям. Но на самом деле поступил по-другому.

Мальчишку он повёз в расположенный неподалёку дом Сервера И., вместе с которым они считали птичник своим имуществом (по словам правоохранителей, в Мирновском поссовете эту информацию категорически опровергли, то есть территорию птичника просто захватили). Дома у Сервера находился ещё один «хозяин» – объявленный ныне в розыск двадцатишестилетний Алим Ибраимов.

– Алим сразу ударил меня по затылку, и я упал. Они начали бить меня ногами. Потом Сервер, когда я встал, ещё раз ударил кулаком и приказал писать какую-то «явку с повинной». Когда я сказал, что писать не буду, Алим снова ударил меня по голове. Пришлось делать то, что они требовали. Сказали, что я должен у них отработать украденный металл. Хотя я ничего вообще там не брал, – рассказывает Дима.

Запуганный и избитый, он написал под диктовку Сервера всё, что тот ему сказал. Получилось, что вместе с Димой металл «воровали» и Витя с Колей. Парня кинули в «Ниву» и приказали показывать дорогу к дому, где он жил с семьёй Виктора.

Как стало ясно позже, возмещение понесённых потерь от кражи металла было лишь предлогом. Парни металл не воровали, да и не было его на самом деле у Сервера и Алима, но зато им были нужны рабы для работы на захваченных по всему Крыму землях.

«Я думал: лишь бы не убили»

– К нашему дому подъехали три машины. Из них вывалилась толпа – и сразу к нам. Один из них без слов схватил меня за горло, начал душить, бить, тащить в «Ниву». Алим сразу двинулся на Колю. Он успел укрыться в доме. За ним побежала вся эта толпа крымских татар и начала прямо в доме избивать – все были злые, как ротвейлеры, словно под наркотой какой-то. Моя мама защищала Колю. Она была в шоке и ничего не могла понять. Я в это время уже был закрыт в машине. Вскоре Колю буквально выволокли из дома – его лицо разбито, он истекал кровью. В машине, куда посадили меня, уже сидел Дима, – рассказывает Витя, – но это было лишь начало… Нас повезли в пункт приёма металла. По дороге Алим, сидевший впереди, сказал: «Ну что, пацаны, попали вы, будем… вас иметь». Ничего толком не понимая, я думал: лишь бы не убили…

О том, что происходило в пункте приёма металлолома, Витя вспоминает с ужасом:

– Приёмщик сказал им, что мы принесли лишь одну трубу и раньше никогда не приходили, но это для них не имело значения. Они завели Колю во двор и там били!.. Потом вывели его к машине. Он – парень немаленький, упёрся в калитку. Сервер схватил его за горло. Начали бить ногами. Потом кинули к нам с Димой на заднее сиденье. Впереди сели Алим с Сервером. Нас повезли на птичник. По дороге Сервер постоянно поворачивался к нам и бил меня и Колю. А мы ничего сделать не могли.

Либо смерть, либо месяц рабства

Интересно, что у захватчиков не оказалось ключей от ворот птичника, который они считали своей собственностью. Сервер велел парням снять ворота с петель.

– Нас сразу разделили. Меня с Димой Сервер повёл в один из птичников. Он хотел закрыть нас в каком-то помещении, но и от него не было ключей. И тут он наконец объяснил, чего они хотят. Он сказал: «Либо мы вас порешим здесь, либо вы у нас месяц на ЮБК поработаете в «кабаке», и мы вас отпустим». А что мы могли сказать – мы до смерти были перепуганы!

Согласились работать. Я лишь попросил, чтобы больше не били. Он пообещал, но… Сначала заставил нас носить какие-то железяки из одного птичника в другой. Показывал пальцем, что носить, и мы переносили. Некоторые были килограмм по двести весом, и мы, избитые, их волокли…

Часа через два он повёл нас к тому помещению, куда завели Колю. Из него как раз вышел Алим: «Он был весь мокрый, даже разделся, – говорит Витя. – Подельник вытащил Колю. Они швырнули его, как мусор, в кусты, а мне велели занести его в машину. Коля был почти без сознания, глаза закатывались, на лице кожа полопалась. Я поднял его – это был как будто не он: весь обмякший. Я подумал, что они переломали ему все кости».

Потом он рассказывал: «Они затащили меня в какую-то комнату и сказали: «Вы попали, пацаны, у вас один выбор: либо мы сейчас всех заколбасим, либо поедете на юг отрабатывать». Потом они взяли в руки трубы и… чувствую только треск – по голове, телу, ногам…». Позже милиционеры изъяли с места происшествия одну такую металлическую трубу. В комнате, где на протяжении нескольких часов Колю избивали до потери сознания, обливали водой, чтобы очнулся, и продолжали экзекуцию, милиционеры вырезали кусок линолеума шириной больше метра, весь залитый кровью парня…

Витя говорит: «Я затащил его в машину. Все сели в неё. Я подумал, что теперь точно везут убивать».

Но нет. Парней повезли… на «поляну», неподалёку – на улице Станционной. Сервер был на ней комендантом.

Пирамиды на «поляне»

Больше двух месяцев спустя после описываемых событий на редакционной машине мы с Витей приехали на место, где его с друзьями нещадно эксплуатировали. Плоды своего рабского труда парень видит издалека: «Вон пирамида из ракушки, которую мы складывали – она самая высокая!».

Когда в тот июньский вечер их привезли на «поляну», там было много людей. Но никто, говорят сегодня пострадавшие, не обращал внимания на них. «Женщины, пожилые люди, все крымские татары, спокойно смотрели, как нас, всех в крови и с изуродованными лицами, привезли и заставили работать. Вероятно, не в первый раз, привыкли они к этому, что ли?» – задаётся вопросом парень.

– Меня сразу заставили складывать из куч ракушки пирамиды. Дима пропал (потом выяснится, что ему приказали копать ямы под фундамент и засыпать их камнями, которые он должен был собирать в поле). Коля ещё не пришёл в сознание, и его выкинули из машины, чтобы очнулся на свежем воздухе. Когда я носил ракушку, Алим постоянно колотил меня кулаками. Потом велел кому-то принести палку. Я нёс ракушку, а он бил сзади по ногам – я падал… Заставлял подниматься и дальше носить. Все это видели, но никто ничего не сказал, – вспоминает Витя.

Когда он сложил несколько пирамид, подвели и Колю, пришедшего в сознание. Парня с черепно-мозговой травмой, вывихнутой ногой, отбитыми внутренностями и до неузнаваемости разбитым лицом тоже заставили работать. И постоянно били.

– Когда уже было темно, подъехала машина. Нас заставили в неё сесть и отвезли метров за двести. Там была огромная куча ракушки. Алим куда-то ушёл, и уже другие люди заставляли нас складывать камни. Когда мы уже не доставали до верха, мне велели залезть наверх и принимать ракушку, которую подавал Коля. Он еле ходил, волоча ногу. Я попросил попить. «Чего? В морду хочешь?» – сказал появившийся снова Алим.

Лишь по счастливой случайности с «поляны» удалось убежать самому младшему «рабу» – Диме.

Его побег взбесил татар, они затолкали Витю с Колей в машину и увезли. Оказалось, недалеко.

– Нас отвезли туда, где у них было что-то вроде «штаба» (примечательно, что до сих пор над ним реют ободранные меджлисовские флаги, стоят революционные транспаранты с требованиями выделения земли и сопутствующими лозунгами). Там стоял длинный стол, за ним люди что-то пили и ели. Их было много! Рядом варили плов. Мы сидели в углу, и все нас видели, но никто ничего даже не сказал, видимо, Сервер уже их предупредил. Ночью нам дали тарелку плова. Но есть мы не смогли: у меня болели зубы, а Коля даже рот открыть не мог…

Продолжение кошмара

Парней готовили к отправке на ЮБК. Должны были увезти сразу после отработки на местной «поляне», но сломалась «Нива». И возле дома Сервера, находящегося неподалёку, на улице их держали до 4 часов утра под «караулом», который постоянно менялся.

– Ещё было темно, когда к дому подъехал зелёный «Москвич». Из него вышел высокий татарин. Нам велели садиться в его машину. Сервер сказал, что будем работать на ЮБК в его «кабаке». В машине, кроме этого татарина, никого не было. Мы даже подумывали, как на Перевале возле поста ГАИ попытаться остановить «Москвич». Но он ехал очень быстро, и у нас ничего не получилось. Тем более Коля в дороге просто вырубился.

Место, куда везли парней, имеет своеобразную историю. Расположенный в Солнечногорском двухэтажный бар, который принадлежит Серверу, по сведениям правоохранителей, построен тоже на захваченной земле. И даже есть решение суда о его сносе! Но оно не выполняется…

Рабов привезли в заведение рано утром. Встретила их жена Сервера, проживающая и работающая здесь, и ещё какой-то мужчина. Парней отвели к морю, так сказать, освежиться. И даже разрешили поспать. Два часа. В 8 их подняли на работу. Не покормив и не оказав хотя бы элементарную медицинскую помощь, их заставили копать траншеи под фундамент и заливать опалубку: бар расширялся.

– Была невыносимая жара, нам не давали ни пить, ни есть. Только в обед жена Сервера позвала нас: на столе была половина буханки хлеба, кусок масла и две кружки чая, – вспоминает Витя. – Поели, и нас снова заставили работать. Там же работал какой-то запуганный русский мужичок. У него были выбиты зубы. Он не хотел с нами разговаривать, думаю, тоже попал туда не по собственной воле.

Парни проработали два дня. Успели даже собрать несколько больших топчанов – железо резали для них вручную. Мягко кому-то сидеться будет…

Вскоре приехал Сервер. Он кардинально изменился – был даже вежлив. Дело в том, что мать Виктора написала заявление в милицию и делу был дан ход. Сервер сказал, что отпустит парней, если заявление она возьмёт назад. Дал свой мобильный телефон, чтобы Витя позвонил домой. На следующее утро родственники приехали за парнями… Трёхдневное рабство закончилось.

Безнаказанность порождает беспредел

Милиция начала расследование. Его результаты повергают в шок. Как рассказал первый помощник начальника Железнодорожного райотдела милиции Симферополя Дмитрий Креков, в ходе расследования стало известно, что подобные факты не единичны. Подсудимый Сервер И. (сам он – уроженец Андижана, ранее дважды судимый за грабёж и вымогательство) и Алим Ибраимов, находящийся ныне в розыске, в прошлом году, используя силу, увезли в этот же бар двух жителей Мирного – 25- и 27-летних Николая и Сергея, которых выкрали таким же образом. Там, постоянно избивая их, заставляли работать. Они несколько раз пытались бежать, но безуспешно. Вскоре их разделили: одного увезли под Алушту, а другого – под Судак строить дом Алиму. В конце концов обоим удалось бежать. Из-под Судака «раб» возвращался пешком, прячась от каждой машины, и добирался трое суток. По всем этим фактам выдвинуто обвинение в отношении Сервера, и дело находится в суде. Пока не установлена личность некоего Андрея, замешанного в этом деле. Есть сведения, что он – бывший сотрудник правоохранительных органов…

– Уголовное дело сначала было возбуждено по статье «хулиганство», а потом переквалифицировано как «незаконное лишение свободы». При задержании Сервер оказал неповиновение. На допросах вёл себя дерзко, поскольку был уверен в безнаказанности. Кстати, за то, чтобы дело было закрыто, он обещал нам по участку земли, – рассказывает Дмитрий Креков.

Сервер действительно мог дать за своё освобождение участки земли. Помимо того, что он имеет дом в Симферополе и участок (захваченный) в Солнечногорском, где расположен его «кабак», он причастен ещё к трём (!) захватам земли в столице Крыма. На одном из них, напомним, он был комендантом… В общем, человек небедный, хотя официально числится бездомным (прописан в недострое, хотя живёт с семьёй в хорошем доме в Симферополе) и безработным.

Виктор, который признался, что будет чувствовать себя в большей безопасности, если о его истории узнает весь Крым, говорит: «Когда Сервер узнал, что заявление из милиции мы не забрали, начались звонки и угрозы. Он предупредил, что даже если сядет в тюрьму, то обязательно выйдет и сочтётся. Помню его слова: «В судах две двери – если занести деньги в нужную, всё будет решено, как нам надо».

По признанию Дмитрия Крекова, кто только ни приходил в райотдел с просьбами, уговорами и требованиями «замять дело» в отношении Сервера.

– В собственную безнаказанность эти люди поверили из-за бездеятельности власти: раз захватили землю, второй, третий – ничего. Захватили рабов раз, второй, третий… Но милиция не бездействует, и такие дела с рук никому не сойдут, – уверен правоохранитель. По его словам, сейчас идёт проверка ещё, как минимум, двух фактов незаконного лишения свободы граждан и их эксплуатации Сервером и его подельниками.

Информация к размышлению

На допросах Сервер грозил: «Если кто-то попробует хотя бы прикоснуться к моему бару, начнётся война». Можно поверить, что этот рабовладелец будет защищать собственность, построенную на захваченной земле, любой ценой… И грани дозволенного для него нет. Как бы хотелось думать, что он – отломок, исключение. Но незаконные захваты многих и многих гектаров земли в разных уголках Крыма, а также наглость, с которой их захватывают, свидетельствуют как раз об обратном: криминальная революция, в реальность которой ещё недавно верилось с трудом, уже охватила полуостров. Её раздувают потомки добытчиков ясыра, в подсознании которых гнездится память о разбойничьих временах их средневековых предков.

Андрей Дорофеев, «Новый Регион – Крым»

Читайте также: