Пенитенциарная система в Харькове – закрытая зона

Если кто считает, что тоталитаризм вошел в историю и больше в нашу жизнь не вернется, тот сильно ошибается. Харьковская система исполнения наказаний, которая до недавних пор являлась показательной с точки зрения прозрачности деятельности и открытости для общества, постепенно превращается в зону полного беспредела. Парадокс заключается в том, что пока в украинском обществе семимильными шагами развивалась постреволюционная демократия, региональная тюремная система под руководством новоназначенного руководителя, наоборот, делала все, чтобы превратиться в Бермудский треугольник. Вы свободны, Владимир Ильич!

Последние несколько лет Харьковское управление исполнения наказаний (УИН) по различным показателям неизменно признавалось лучшим среди региональных подразделений пенитенциарной системы Украины. Именно здесь были созданы лучшие условия для содержания осужденных, именно сюда направлялись государственные и международные персоны и представители правозащитных организаций. Не говоря уже о представителях средств массовой информации, которым позволяли почти все, вплоть до изучения порядков в женской колонии и свободного общения с единственным на то время официальным украинским шпионом – Тарас Бублик отбывает наказание в Темновской колонии под Харьковом.

Но это было тогда, когда Харьковским УИН руководил либеральный начальник – генерал Владимир Бутенко. После выборов-2004 произошла смена руководства Госдепартамента по вопросам исполнения наказаний. Место Владимира Левочкина занял Василий Кощенец – человек, который совершенно не разбирался в особенностях работы тюремной системы. С самого начала он дал понять подчиненным, что не поддерживает стремлений к прозрачности их деятельности. Впрочем, официально никаких претензий к харьковскому руководству Департамент не выдвигал.

Зато лавры руководителя лучшей УИН государства не давали покоя в самом харьковском регионе, причем лицам, близким к губернатору Харьковской области. В первых числах июля 2005 года на форуме одного из местных информационных сайтов, где завели персональную ветку губернатора, Арсен Аваков написал: «Информирую Вас, что в настоящий момент решается вопрос о назначении на должность Бутенко другого человека».

Одновременно на генерала оказывалось давление со стороны сторонников губернатора, проживающих рядом с 18-й колонией в Харькове. Общественности это преподносилось как нестерпимые условия для местного населения, которого якобы травят некие вредные производства по ту сторону забора. Журналисты, которых специально пустили на территорию колонии, не обнаружили там ничего опасного для здоровья окружающих. Примечательно, что вскоре после смены руководства тюремной системы области претензии со стороны «активистов» резко прекратились.

Формальной причиной увольнения Владимира Бутенко стало превышение возрастного предела для этой должности. Генерал ушел на пенсию, а его место досталось не тому, кому планировал Арсен Аваков, а совсем другому человеку, удобному для киевского начальства – Александру Кизиму. В Харьков его перевели из соседней Полтавы.

Я – начальник, ты…

Если кто и был заинтересован в прозрачности деятельности 13-ти учреждений УИН региона, то только не новый его начальник. Он сразу же принялся «закручивать гайки» в зонах. У пресс-секретаря УИН сразу же возник с ним конфликт, поскольку Александр Кизима не желал общаться с прессой. Дошло до того, что журналистов не пригласили даже по случаю приезда в Харьков киевского начальства, а потом, за это получив «втык», Кизим срочно заставил подчиненных организовать хоть какой-то след в местных СМИ.

Начальник УИН не позволял подопечным даже вслух сочувствовать коллегам из других учреждений, по той или иной причине попавшим «под раздачу». В итоге пресс-секретарь уволился (на его место никого не взяли до сих пор), то же самое сделали многие сотрудники тюремной системы, не желавшие работать по правилам Александра Кизима. Благо, в тот момент увольняться было даже выгодно с финансовой точки зрения.

О самом Кизиме невысокого мнения и остальные «тюремщики», особенно те, с которыми он успел поработать еще до перевода в Полтаву, в исправительных учреждениях Харьковщины. О его умении решать проблемы исключительно «кнутом» известно многим, а о комплексе неполноценности и неприятии женщин даже анекдоты ходят. Впрочем, нужно признать, что Александр Кизим при этом – настоящий тюремщик. Профессионал.

Однако эффективно «разруливать» возникающие проблемы нынешний начальник УИН в Харьковской области не умеет и не горит желанием что-то менять.

СИЗО как индикатор проблемы

Серьезные проблемы у Кизима и его новых подчиненных возникли уже через несколько месяцев. Два десятка «клиентов» следственного изолятора одновременно занялись членовредительством – порезали себе руки (некоторые СМИ успели сообщить о вскрытии вен), протестуя против усиления режима в праздничный день.

Вместо того, чтобы спокойно и компетентно рассказать журналистам о сложившейся ситуации, представители тюремной системы полностью закрылись для посторонних. Кизим вдруг оказался в отпуске (права на который он после смены работы еще не имел), начальник СИЗО безапелляционно бросал трубку, остальные вели себя примерно так же.

Однако шила в мешке не утаишь, и ситуация стала достоянием общественности. Оказалось, что даже работникам прокуратуры сотрудники СИЗО сообщили о случившемся только через сутки, вместо двух часов, как того требует порядок. Сопредседатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров считает происшедшее следствием жестокого обращения с заключенными. Похожее мнение сразу высказали и представители прокуратуры.

Семимильными шагами в сторону призрака

Оказавшись под шквалом критики местной прессы и общественного мнения, Александр Кизим вроде как начал исправляться. Он дал несколько комментариев по острым вопросам тюремных дел (в частности, по поводу самоубийства одного из заключенных) и даже пообщался с читателями региональной прессы «в прямом эфире». Пообещал быть открытым и прозрачным, а в доказательство своих слов поделился с журналистами номером личного мобильного телефона.

Как выяснилось, демократия в системе исполнения наказаний подошла на сегодняшний день к очередной черте, за которой уже начинает маячить «призрак кучмизма». Когда стало известно об очередном членовредительстве в СИЗО (руки порезали подростки) и о массовом отравлении в 12-й колонии, дозвониться Александру Кизиму не удалось. Рабочий телефон или не отвечал, или отзывался короткими гудками, а мобильный номер вдруг оказался совсем у другого человека (хотя ранее отвечал сам начальник УИН).

Участились и выступления осужденных в различных учреждениях тюремной системы региона. Об ужесточении условий содержания косвенно свидетельствует тот факт, что именно в Харьков направляют зэков-бунтарей. Возмущены даже те, кто находится в колониях-поселениях – учреждениях минимального уровня безопасности с полусвободной жизнью осужденных. И хотя по природе своей многие зэки склонны преувеличивать, украшать и драматизировать, следует признать: дыма без огня не бывает.

К сожалению, политика руководства харьковского Управления исполнения наказаний такова, что на свободе огонь могут заметить слишком поздно…

Сергей Митюнин, Харьков, Укриформбюро

Читайте также: