СУДЬБА КОЛЛЕКЦИИ «ГРАДОБАНКА»

Суд немецкого города Хильдесхайм поставил точку в деле экс-народного депутата Украины, экс-президента «Градобанка» Виктора Жердицкого, который получил 5 лет и 10 месяцев тюремного заключения. Он был арестован в Ганновере 11 октября 2000 г. по обвинению в мошенничестве и злоупотреблении доверием по ст.263 и 266 Уголовного кодекса Германии. А уже на следующий день Жердицкий передал заявление для печати, в котором указал, что категорически отказывается возвращаться на Украину, отказался встретиться с дипломатами и потребовал от немецкой власти «не передавать его в руки украинской прокуратуры». С того времени Виктор Устимович и сидит в Германии.В ходе расследования выяснилось, что в 1995 г. Жердицкий перевел 86 млн марок в ФРГ, Чехию, на Кипр, в оффшорную зону Великобритании, а также в Швейцарию. По сообщению ИТАР-ТАСС, львиная доля разворованных Жердицким госсредств Германии, предназначенных для выплат компенсаций жертвам нацизма на Украине, не может быть возвращена из-за истечения срока давности. То есть, как говорится, все концы в воду. И деньги — тоже.

Мягкость приговора можно объяснить тем, что немецкому правосудию было трудно расследовать обстоятельства всех сделок украинского банкира-депутата и поэтому приговор был вынесен лишь по эпизоду, связанному с предоставлением банком фиктивного кредита немецкой фирме в размере 4 млн марок. Об этой истории написано много и нас интересует лишь некоторые моменты, связанные с сотрудничеством Виктора Жердицкого и Виктора Ющенко в период расцвета и последующего краха «Градобанка».

Журнал «Шпигель» в ноябре 2003 г. утверждал, что, судя по графику мероприятий Жердицкого, после неудачной попытки снять деньги со счета в Гамбурге, он должен был отправиться в Великобританию, где тогдашний премьер Виктор Ющенко встречался с бизнесменами и менеджерами банков. Тогда издание, ссылаясь на слова адвоката, прочило Жердицкому карьеру министра финансов при «президенте-реформаторе» Ющенко.

«То, что Жердицкий будет украинским министром финансов, настолько же вероятно, как Аминь в церкви», – говорил адвокат Гундольф Тиссманн. Также адвокат заявил, что на него неофициально выходили некие лица, которые предлагали немецким следователям информацию о руководящих «в глобальном масштабе» украинских теневых структурах взамен за «содействие» в деле Жердицкого.

Несмотря на то, что Виктор Жердицкий получил несколько меньше, чем ожидалось (прокурор требовал для него семь лет лишения свободы), министерский портфель ему уже не светит. Немецкая сторона всерьез намерена не выдавать его до конца отсидки.

Заметим, что за 2 года судебного разбирательства подсудимые ни разу не признали своей вины. Однако в этом они не оригинальны. Еще в 2000 г., сразу после того, как заварилась эта каша, сегодняшний «нашеукраинец» Виктор Пинзеник отрицал все обвинения, упирая на то, что его решение о назначении «Градобанка» распорядителем средств остарбайтеров было оправданным, и ссылался на данные международного аудита. При этом он утверждал, что банкротство банка было вызвано не махинациями Жердицкого, а внешними обстоятельствами – решением Высшего арбитражного суда оштрафовать банк на 7 млн дол. за отказ выдать кредит фирме «Антарктика».

Того же мнения о причинах банкротства «Градобанка» придерживался и Ющенко. Правда, при этом он покритиковал Пинзеника, сказав, что его «удивило» решение тогдашнего правительства о размещении денег для выплаты компенсации жертвам нацизма не в Национальном банке Украины (НБУ), а в ряде коммерческих банков, в частности, в «Градобанке». Впрочем, сам тогдашний глава НБУ, игнорируя предписание Высшего арбитражного суда, в октябре 1996 г. не назначил временную администрацию в «Градобанке» и не провел ревизию его финансовых нарушений. Как пишет «Украина Криминальная», Жердицкий не раз признавался «не для протокола», что это право распоряжения получил он не безвозмездно. Существовала некая предварительная договоренность, так сказать, неофициальные правила игры. Однако договаривающиеся стороны не верно поняли друг друга. Те, кто «дал» Жердицкому немецкие деньги, рассчитывали растащить вспомоществование едва ли не подчистую. Жердицкий же, предвидя, что спросят за денежки с него, считал, что некоторый остаток все же должен был дойти до законных адресатов. Отсюда все неприятности Жердицкого, а теперь и друга его Диденко. Как признавал Жердицкий в бытность свою арестованным в 1997 г., он «сорвался», когда ему очередной раз предложили занести в кабинет министров 300 тысяч долларов наличными. Дело в том, что подобные визиты он совершал неоднократно, но аппетиты правительственных мздоимцев не уменьшались. Потом, конечно, он пожалел о своей «скаредности» и даже говорил, что знал бы как все сложится — обязательно бы нашел и отдал требуемую сумму…

Первый раз Жердицкого арестовали в Украине 12 марта 1997 года. После полугодовой отсидки в СИЗО он был выпущен на свободу под залог. В качестве залога была предоставлена часть художественной коллекции «Градобанка», которая была оценена в 1,5 млн долларов. Большая часть коллекции стала залогом за полученные от НБУ и невозвращенные кредитные ресурсы и была оценена в 5,5 млн долларов. Эта часть собрания хранилась в НБУ до принятия Верховной Радой закона о передаче коллекции государству. 15 июля 2004 г. закон был подписан президентом Кучмой, и коллекция формально стала собственностью Национального художественного музея Украины. Однако реально это станет возможным после перечисления бюджетных средств НБУ в следующем году и постройки здания для размещения коллекции, на что тоже потребуется до 15 млн гривен и определенное время. К чему все эти воспоминания об канувшем в Лету «Градобанке», его владельце Жердицком и причем здесь Виктор Ющенко?

В этом деле с коллекцией много странностей! Суммарно вся коллекция оценивается при залоге в 7 млн дол. (1,5 млн. та часть, что передана генеральной прокуратуре за выход Жердицкого на свободу на период следствия и 5,5 млн. за ранее полученные кредитные ресурсы ). Закупка раритетов обошлась банку, по признанию его руководителя, в 1,5 млн долларов. Это кажется странным, потому что обычно цена залога существенно превышает сумму кредита, об этом вам скажет любой человек, бравший кредиты в банке или закладывающий имущество в ломбарде. Почему же это правило не сработало в данном конкретном случае, и цена залога почти в 5 раз превысила закупочную цену картин коллекции?

Сам бывший владелец утверждает, что «по средним оценкам стоимость картинной галереи превышает семь миллионов долларов. Большая часть – произведения современных украинских художников. Есть в ней раритеты – произведения Фалько, Клевера, Левченко, Мурашко, Богомазова, Пимоненко, Трутовского, Васильковского, Светлицкого, даже Тараса Шевченко! Это было доброе и достойное дело – картины разными способами для нашей коллекции привозили не только с Украины, а даже из России, Польши и некоторых иных стран… Решением Верховной Рады картинная галерея «Градобанка» признана национальным достоянием и передана Национальному художественному музею» (из интервью Жердицкого, «Галицкие контракты», 11.5.2002 г.).

Но любой получатель кредита старается завысить сумму залога, а в данном случае выгода от сделки очевидна, ведь не так уж и просто реализовать картины на аукционе в бедной Украине, а вывоз на зарубежные аукционы и продажа зарубежным коллекционерам связан с многочисленными проблемами таможенного законодательства. Поэтому нет уверенности, что после уплаты всех законных и теневых платежей удастся вернуть затраченное.

При этом, конечно, трудно было бы завысить стоимость картин, но ограбленные вкладчики «Градобанка» смогли бы получить свои утраченные сбережения. Жердицкому оказалось проще договориться с руководством НБУ по схеме, которая очень напоминает ту, что практиковали комсомольцы-бизнесмены в конце 80-х в своих НТТМ. Напомню основные моменты этой схемы. Покупалась партия компьютеров секонд хэнд или самой дешевой «желтой» сборки и продавалась на госпредприятие по безналичному расчету по цене в 5-6 раз выше закупочной. При этом шел солидный откат наличными — до 50 процентов распорядителю государственных безналичных средств (директору или чиновнику министерства, выделившему госпредприятию средства для целевой закупки оборудования у конкретного поставщика). После этого, как правило, эти компьютеры дарили подшефным школам или детским домам, оформляя передачу с баланса на баланс. Таким образом на балансе участника сделки этих компьютеров уже не было и их качество и соответствие ценам трудно было проверить. Была ли задействована эта схема в случае с коллекцией «Градобанка»? Был ли откат распорядителю государственных средств главе НБУ Виктору Ющенко, принимавшему окончательное решение о взамозачете коллекции картин «Градобанка» в счет 5,5 млн долл. государственных кредитных ресурсов? Сейчас трудно об этом говорить, поскольку если бы коллекция была выставлена на аукцион и продана с молотка в счет задолженности «Градобанка» перед своими вкладчиками, тогда можно было бы говорить о ее реальной рыночной стоимости. Но вот именно этого и не было допущено депутатами фракции Виктора Ющенко, конечно же, под самыми патриотическим лозунгами о сохранения святынь национальной культуры. В результате мы не сможем убедиться в истинности наших сомнений о подлинной ценности вышеупомянутой коллекции еще несколько лет. А там глядишь, Виктор Андреевич станет президентом, а Жердицкий при нем министром финансов! И все канет туда же, куда испарились деньги гастарбайтеров.

Степан Петренко ГазетаСНГ

Читайте также: