Ген бродяжничества

Демографическая ситуация в России — катастрофическая. Разговоры об этом, подогреваемые выступлениями правительственных чиновников и депутатов Госдумы, слышны постоянно. Кое-кто даже прогнозирует полное вымирание всего населения страны к концу нынешнего века. В то же время в России, по оценкам различных экспертов, от 2 до 6 миллионов беспризорников и сирот…К сожалению, становится все более очевидным, что государственная политика в этом направлении движется на покореженном поезде по очень неровной колее. Законодательной властью выносится решение о материальном вознаграждении за рождение каждого второго ребенка. Стимул, несомненно, довольно привлекательный. Но разве желанного ребенка рожают из-за денег? И все ли людские ресурсы нашей страны задействованы? В России, по оценкам различных экспертов, от 2 до 6 миллионов беспризорников и сирот. Разве это не источник искомых специалистов? Дети, за рождение которых не надо платить «премий». Дети, а в будущем – рабочие на заводах и верфях.

Нелицеприятная статистика настаивает на том, что ежегодно беспризорниками совершается 185 тысяч преступлений, 147 тысяч из которых – тяжкие и особо тяжкие. И самое страшное, что, по словам главы МВД Рашида Нургалиева, у нас в стране «60-70 тыс. преступлений, в которых участвовали дети, не достигшие возраста уголовной ответственности». Во многом это связано с плохими условиями жизни и воспитания несовершеннолетних. Чтобы в корне их изменить, дать беспризорным детям профессию, нужно вложить в них силы и средства. В противном случае эти же средства придется расходовать на расширение и содержание тюрем, ведь иных вариантов тем, кому не повезло родиться в благополучной семье, наша страна просто не предлагает.

Безрадостно, но не безнадежно

Впрочем, и жизни детдомовцев, насколько бы тягостной она ни была, многие подростки могут только позавидовать. Чуть ли не ежедневно мы видим репортажи о страшной участи новоявленных сирот: малюток бросают в мусорные баки, оставляют в подвалах домов, «забывают» на вокзалах, чуть подросших держат годами взаперти и даже на цепи. Подрастая, они лишь дичают. А от деяний тех, кто постарше, волосы встают дыбом – ограбили и забили прохожего из-за нескольких сотен рублей, убили бомжа забавы ради. Можно вспомнить примеры из средств массовой информации, когда 13-летние беспризорники похитили ребенка и насиловали его несколько месяцев. Кто в этом виноват? Разве сами беспризорники, если государство не хочет им помочь стать людьми?

В советские времена проводилась нешуточная работа, охватывавшая все этапы жизни брошенного ребенка. Существовала налаженная система детоприемников для малолетних бродяжек. Там их мыли, переодевали, кормили, проводили медицинское обследование. Потом направляли в дома-интернаты. После окончания техучилищ предприятия брали их под свою опеку: предоставляли общежития, давали профессию, работу, нормальную среду общения, а значит, и шанс стать нужными обществу людьми.

Сегодня в российской столице насчитывается свыше 13 тысяч беспризорных детей. Единственный в Москве Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей принимает только тех детей, которые уже совершили какое-либо преступление. А после «отсидки», когда юные злоумышленники только-только привыкают к горячей пище и чистым простыням, их возвращают под родительский кров, который зачастую бывает в сто раз хуже любой тюрьмы, или назад, на улицу. Есть ли у них шанс исправиться, живя в такой среде?

Милиция регулярно проводит рейды по подвалам, чердакам и вокзалам, собирая современных оливеров твистов. В отделах инспекций их ждет обязательное освидетельствование и в случае выявления малолетних наркоманов – принудительное лечение. Правда, наркологи и юристы предупреждают, что пользы от этого не будет. По словам заместителя главврача 17-й наркологической больницы Москвы Сергея Золотухина: «если подросток не хочет лечиться, с этим ничего сделать нельзя. Лечить наркомана любого возраста без его желания избавиться от зависимости – это абсурд, это совершенно невозможно». Детей переписывают, самых неконтролируемых ставят на учет и… возвращают на те же улицы, в те же семьи, где они никому не нужны. А больше их девать некуда! Сейчас в Москве 6 государственных приютов, рассчитанных на 610 мест, и они переполнены. В результате выброшенные на улицу дети становятся легкой добычей преступников. И не менее 20% из совершаемых ими преступлений происходит с наставления взрослых. Как отметил Борис Грызлов: «Сегодня у нас 2,5 миллиона беспризорников, а завтра – столько же преступников». Помимо государственных приютов существуют частные. И если первые финансируются из бюджета города, вторые живут на пожертвования организаций и отдельных граждан. Так принято во всем мире, с той лишь разницей, что за рубежом богатые люди с радостью предлагают приютам спонсорские услуги, причем движет ими не столько альтруизм, сколько трезвый расчет. Бизнесмен обретает налоговые послабления и прочие льготы. В итоге в выигрыше оказывается не только приют, но и его спонсоры.

Одна из таких организаций действует в Москве. «Врачи без границ». Международная организация, отделения которой есть во всех уголках мира, в том числе и в России. Центр для бездомных детей, расположенный у Казанского вокзала, рассчитан на одновременное пребывание всего 20 человек. Сильно же это поможет 13 тысячам бродяжек! По словам Кенни Глака, директора отделения «Врачей без границ», дети могут «поесть, помыться, отдохнуть, поиграть на компьютере». Ночевка в центре не предусмотрена: «мы не ООН, а организация, которая старается по мере сил помогать нуждающимся». Но все ли дети хотят попадать под опеку социальных организаций?

Суды принимают решения о лишении родительских прав тех, кто этого заслуживает с большой неохотой. И по какой причине? Детских государственных учреждений для безнадзорных детей катастрофически не хватает! Но хорошо. Обойдемся без учреждений. Кто мог бы взять шефство над беспризорниками? Например, армия или специализированные предприятия. Однако армия сегодня берется за воспитание гаврошей лишь в исключительных случаях. Хотя, казалось бы, что именно здесь может взять начало источник профессиональных войск. И вместо телероликов о прелестях службы по контракту можно просто наладить грамотную систему контроля беспризорников. Но с другой стороны, кто тогда окажется в армейских рядах? Дети, воспитанные в грязи и унижениях, выходцы из детских колоний, приобщившиеся к наркотикам. Все те, для кого понятие патриотизм – даже не пустой звук, а что-то лишнее в принципе. Безрадостная, но пока не безнадежная картина.

Третья волна – самая страшная

Утро на Ленинградском вокзале. Стайки грязных детей, перебегающих мимо рыночных ларьков к пригородным кассам. Они почти незаметны для пассажиров электричек. Вернее, это зрелище стало настолько привычным, что на него уже просто не обращают внимания. А ведь эти дети живут где-то рядом, среди мусора и хлама и пользуются доступными им «благами» цивилизации: нюхают лак или клей.

С кем-то из беспризорников удается завязать разговор. Наташа, девочка подросткового возраста. Родилась в Московской области. Несколько лет назад лишилась родителей. Но остался собственный дом. Назначили опекунов, которые решили, что дом должен принадлежать им и регулярно избивали девочку. Добились своего: Наташа сбежала. Так она и оказалась на вокзале. Здесь приходится нелегко. Летом еще можно жить под заброшенной платформой, но зимой холодно, приходится ездить на электричках в ближайшее Подмосковье, искать теплые подвалы и чердаки для ночлега. Потом возвращаться в Москву, попрошайничать, терпеть обиды и побои.

Но самое невеселое, что другой жизни детям чаще всего не нужно. Они просто не могут себе её представить.

Коля 13-ти лет по кличке «Косяк». Выглядит слабым и неухоженным, в стоптанных и рваных ботинках, вытянутых и протертых тренировочных штанах. Рассказал, что пытался два раза покончить с собой. Часто убегает из дома и тогда ночует здесь. Во всех своих неудачах Коля обвиняет родителей, которые находятся в постоянном запое и бьют ребенка.

Как печально констатировал Рашид Нургалиев, «в настоящее время Россия переживает третью после Гражданской и Великой Отечественной войн волну беспризорности». При всем этом сложно припомнить хотя бы один правительственный документ, направленный на борьбу с этой проблемой, не вызвавший массу противоречивых откликов. Чиновники привычно отговариваются, что сирот, мол, стало меньше. На сколько меньше? Кто их считал? Да и как их сосчитать?

По стране по-прежнему бродит три миллиона беспризорников. И у кого из них проявился ген бродяжничества, а кому просто сильно не повезло в жизни, решать потомкам.

Мнение эксперта

Александра Буратаева, лидер движения «Молодежное единство»:

Данные официальной статистики о количестве беспризорных детей несколько завышены. Нет оснований говорить о том, что в России в настоящее время более одного миллиона безнадзорных детей. Это значило бы, что каждый десятый ребенок в нашей стране является бомжем или остался так или иначе без родительского контроля. Стоит просто посмотреть вокруг, чтобы понять, что это не так. Сегодня никто не может сказать, сколько беспризорных детей скитается по России. Однако я считаю, что завышенные данные статистики цитируются представителями различных организаций сознательно, чтобы привлечь внимание широких кругов населения и властных структур к данной проблеме.

Факт

Материалы по профилактике преступности, полученные Управлением организации деятельности участковых уполномоченных милиции и подразделений по делам несовершеннолетних ГУВД г. Москвы

В городе Москве отмечается рост числа преступлений, совершенных несовершеннолетними и при их участии. За 12 месяцев выявлено 3193 преступления со стороны этой категории лиц, что на 9,9% больше, чем за аналогичный период прошлого года (2905).

Удельный вес преступлений, совершенных подростками, к общему количеству преступлений, раскрытых за истекший год, и составляет 4,1 %, что значительно ниже, чем по России – 9,8 % и по ЦФО – 8,6 %.

В совершении преступлений приняли участии 3.557 несовершеннолетних, что на 4,0% больше, чем за аналогичный период прошлого года (3.419). Удельный вес привлеченных к уголовной ответственности подростков составляет 5,7%, что значительно ниже, чем в среднем по ЦФО (10,6%) и по России (12,4%),

В отношении 60 родителей возбуждены уголовные дела за уклонение от воспитания детей, жестокое обращение с ними (ст. 156 УК РФ).

На профилактических учетах ПДН состоит 565 несовершеннолетних, причисляющих себя к членам неформальных молодежных объединений.

Арсений Сиротин, gazetanv.ru

Читайте также: