«Але! Это КГБ?» — «Таки нет! Это Моссад…»

О том, что израильские спецслужбы рьяно блюдут безопасность своей страны, известно давно. Но только на прошлой неделе народ по-настоящему осознал, до какой степени они блюдут. И как давно, и ради чего, и насколько это оправдано. Как оказалось, уже более 30 лет телефонные разговоры израильтян находятся под бдительным контролем военной цензуры. Известие само по себе неприятное, но хуже другое: кропотливую работу «спецотдела» с натяжкой можно назвать санкционированной лишь с 1995 года, а до того чужие тайны выведывали совершенно незаконно… Министр стратегического планирования Израиля Авигдор Либерман: «Трудно сказать, как вообще слово «подслушивать» вписывается в рамки человеческого понимания. Нет, конечно же, если существует конкретный объект, представляющий реальную угрозу, то цель оправдывает средства. Но маниакальная подозрительность, как доказывает практика, – не лучший способ защитить людей от опасности. Тем более что русские репатрианты испытали подобные прелести на собственной шкуре. Они, наивные, обосновавшись в Израиле, решили, что «черные прослушки» остались в другой жизни. Как тут не припомнить старую хохму тех времен, когда любители острых ощущений приговаривали в трубку: «Это КГБ? Слушаю вас, товарищ полковник…»

Что и говорить, ситуация сложилась просто абсурдная. Люди, вырвавшиеся из оков советской разведки и жаждущие поделиться новыми впечатлениями с друзьями и родственниками по другую сторону границы, вновь попали «под колпак».

Судя по тому, что «прослушка» работала с 1973 года, такая участь ожидала на исторической родине всех евреев. А как же иначе можно было узнать об отношении новоиспеченных граждан к государству Израиль? Десятки военных телефонистов тщательно отслеживали звонки израильтян за рубеж, и только когда служащий убеждался, что абонент не разглашает государственной тайны и, соответственно, не представляет опасности для страны, его оставляли в покое. Впрочем, степень секретности разговора некоторые телефонисты определяли по-своему, как говорится, в меру своей распущенности. Журналисты 10-го канала израильского телевидения, озвучившие на днях эту скандальную информацию, приводят следующий пример. К ним в руки попала телефонная запись интимной беседы двух влюбленных. Ничего угрожающего, кроме пикантных подробностей их отношений, в ней не было. Однако пленка была затерта до дыр: военнослужащие передавали ее из рук в руки и с упоением слушали чужие вздохи. Вот такое безобидное развлечение…

С тех пор немало воды утекло, и хочется верить, что спецслужбы Израиля действительно обнаружили законспирированных шпионов. Удивляет другое. Закон, разрешающий в экстренных ситуациях устанавливать «прослушку» на телефоны, вступил в силу только в 1995 году. А это означает, что целых 22 года в Израиле нарушались права человека на частную жизнь. Причем, как доказало журналистское расследование, в верхах прекрасно об этом знали и ни у одного сменившегося за это время израильского правительства даже не возникало мысли поднять вопрос о противоправности деяний военной цензуры.

Сия участь не миновала и министра стратегического планирования Израиля Авигдора Либермана (Avigdor Liberman). Правда, государственный чиновник стал жертвой не цензуры, а междоусобной войны двух олигархов, что, в свою очередь, нанесло ощутимый ущерб его политическому имиджу. Набирающий обороты шпионский скандал в израильской прессе называют «Авигдор против Авигдора» или «чернуха против Черного». Такая тавтология слов имеет свое объяснение. Главным действующим лицом в этой истории является тезка министра, некий Авигдор Эскин, арестованный на прошлой неделе вместе с двумя частными детективами по подозрению в прослушивании телефонных разговоров вице-премьера. Собственно говоря, Авигдор Либерман здесь замешан косвенно, а основной целью «преступников» был израильский бизнесмен Михаил Черный – бывший партнер российского алюминиевого магната Олега Дерипаски.

Что уж там не поделили между собой олигархи, но дело дошло до высшего суда в Лондоне. С целью подсобрать компромат на соперника Дерипаска поручил своей службе безопасности нанять за приличное вознаграждение агентов в Израиле. Выбор пал на опытного в подобных вещах ультраправого активиста Эскина. Некоторое время назад вместе с журналистом Юлием Нудельманом они затеяли травлю Леонида Невзлина (Leonid Nevzlin), пытаясь лишить его израильского гражданства. Но их акция провалилась. На этот раз «наемник» разработал более хитроумный план, а именно – проявил собственную инициативу попутно дискредитировать самого влиятельного лидера русской общины Израиля, состоявшего в дружеских отношениях с Михаилом Черным.

Кампания была организована с размахом. Иерусалим и Тель-Авив пестрели провокационными плакатами, изображающими Черного, держащего на поводке собачку с лицом Либермана, затем появились граффити на иврите, затем пикет протестующих пенсионеров и т. д. Вся эта пропагандистская «чернуха» демонстративно указывала на источник финансирования русской партии НДИ («Наш дом Израиль»), лидером которой является Либерман. Но главной задачей все-таки была «прослушка» телефонных переговоров друзей. И вот здесь-то, по всей видимости, и произошел прокол. Стратег – он и есть стратег. Не на того напали: на их частных сыщиков нашлись другие. Учуяв неладное, министр тут же задействовал и государственные рычаги. По своим каналам он выяснил, что имя одного из нанятых Эскиным детективов хорошо известно в полиции, так как ранее он уже был судим за аналогичные преступления. На стол в полицейском управлении легли неопровержимые улики, разоблачающие преступные намерения конкретных лиц. Оставалось взять их с поличным.

Комментируя этот инцидент, израильские СМИ отмечают, что арест подозреваемых – лишь начало скандала, который может охватить значительно большее число фигурантов. При этом некоторые наблюдатели особо подчеркивают, что ниточки этого запутанного дела тянутся в Москву. Куда же еще!

Света Блаус, Тель-Авив, Русская Германия

Читайте также: