Как из России координируют деятельность украинцев, которые нанимаются работать на врага интернет-троллями

Как из Москвы осуществляется координация работы украинцев, которые нанимаются работать на врага интернет-троллями

Вы когда-нибудь представляли себе, как выглядит интернет-тролль? С ним мы встречаемся в одной из киевских кофеен. На вид ему около 25 лет. Производит впечатление воспитанного и образованного человека. Сразу договариваемся об условиях конфиденциальности — имя изменить, не вспоминать детали работы, которые позволили его идентифицировать. Он также просит не называть его ботом.

Журналисты издания «Тексты»  учитывая важность темы, решили опубликовать этот рассказ.

«Я не бот, а тролль. Боты — это в основном просто программа, которая распространяет копипаст комментариев. Тролли — это уже живые люди, которые умеют формулировать личные индивидуальные комментарии и через них манипулировать общественным мнением «.

Наш тролль работает из Киева на ботоферму одной из стран бывшего Советского Союза. По его словам, на работу он устроился по рекомендации знакомых как «помощник SMMщика», сказали, что «нужен человек к выборам».

«Я принципиально не хотел работать на внутриукраинское информационное поле. Уж лучше заниматься тем, чем занимаюсь я, где-то на стороне», — объясняет. Однако можно устроиться по объявлению «должность SMM-менеджера» или «менеджера по поддержке пользователей в соцсетях» или «нужен человек лайкать фото и оставлять отзывы».

Основной целью ботофермы, на которой работает наш тролль, является поддержка действующего в этой стране режима. Поэтому уверен, что их действия курируют представители местных органов госбезопасности и внутренней разведки. А те в свою очередь имеют тесную связь со своими коллегами в Москве, как и в любой стране СНГ, которая находится под влиянием России. В подтверждение своих слов тролль рассказывает, что ботофермой активно продвигаются такие месседжи, как вредность «цветных» революций, идеи «братства с россиянами».

СМЫСЛЫ, «ВЕКТОРЫ», НАРРАТИВЫ

“Структура, на которую я работаю, примерно такова: есть единый «центр управления», который, собственно, производит основные смыслы и осуществляет общую координацию. Дальше идет, назовем его условно, отдел анализа и мониторинга, который мониторит и анализирует информационное пространство, ищет резонансные темы и материалы, которые могут вызвать у населения нежелательную реакцию или, наоборот, полностью соответствуют идеологии режима.

После того как находят подходящий материал, отдел готовит «вектор» – своего рода нарратив, в ключе которого нужно формировать общественное мнение. В векторе прописывается: нужно раскритиковать или поддержать выбранный пост, а также как именно это сделать.

Например, если кто-то напишет пост о необходимости ношения масок, «центр управления» может издать нарратив раскритиковать корреспондента, в частности сказав, что маски никак не помогают. Или наоборот – поддержать, утверждая, что маски спасают жизни и очень важно их носить, и вообще, почему кто-то позволяет себе ходить без маски – это неуважение к другим и подвергание опасности.

После того как «вектор» определен, его вместе с линком материала, под которым нужно оставить комментарий, спускают «тимлидам»-координаторам.

Координаторы осуществляют непосредственно координацию троллей и ботов, их посменных графиков, спускают им нарративы и ссылки на материалы, которые нужно откомментировать, вычитывают подготовленные комментарии и тому подобное. Координатор также общается с отделом техников, которые отвечают за создание и техническую поддержку аккаунтов и автоматизацию их работы.

После получения линков и векторов от координатора, тролли готовят проекты комментариев к ним, которые потом снова присылают ему на утверждение. Комментарии могут быть разные по объему, но должны четко передавать «вектор», который спустили сверху.

«Почему комментарий нейтральный, если он должен быть агрессивным?»

Под одним постом могут попросить разместить от 2 до 20 комментариев необходимого содержания. «Проекты комментариев действительно вычитывают, могут написать, например, почему комментарий нейтральный, если он должен быть агрессивным или содержать сомнение», – рассказывает тролль.

Только после утверждения комментариев их можно размещать под постами. Если разместить неутвержденный комментарий или не соответствующий «вектору» — могут уволить. За свою смену тролли обработают не менее десятка линков, это около 100 комментариев.

Контент для ботов проще — это шаблон, например «Сейчас гораздо лучше, чем было раньше», и они их просто тысячами копипастят и распространяют. «Также в качестве комментариев могут использовать заготовленные мемы, стикеры и гифки – их «пипл хавает» еще с большим удовольствием», – отмечает тролль.

Частью обязанностей троллей и техников также является регулярное обновление контента аккаунтов, с которыми они работают. Делается это с определенной периодичностью, но не очень часто, чтобы аккаунты напоминали самые обычные среднестатистические аккаунты реальных пользователей соцсетей.

В целом у троллей нормальный рабочий график с утренними, дневными, вечерними или ночными сменами. «Это как на заводе – зашел в систему, отработал, тебя прочекинили, ты вышел», – объясняет тролль. При этом зарплата тролля невысокая, речь идет о нескольких сотнях долларов.

Конечно, это, скорее, работа для студента, чем для человека, которому нужно содержать семью. Хотя плюс в том, что это неплохой приработок – можно выбрать удобную смену, которая бы не пересекалась с основной работой. «Я регулярно пью кофе в одной и той же уютной, малолюдной кофейне, и как-то начал замечать, что когда нет посетителей, бариста постоянно тупит в ноуте и щелкает по вкладкам разных аккаунтов в соцсетях. Однажды случайно взглянул на экран, а там что-то близкое к тому, что у меня на экране — короткие реплики-комментарии в таблице и перечень имен. Думаю, в Украине это в целом распространенная тема”.

Чем больше разозлим автора поста, под которым пишем, тем лучше

В работе троллей учитывают количество лайков под комментарием и реакцию, которую он вызывает. «Отзывы, лайки, комментарии: чем больше разозлим автора поста, под которым пишем, тем лучше – если люди реагируют, значит, мы чувствуем и транслируем резонансные мысли. Лучшим результатом считается, когда реальные комментаторы под этим постом под действием наших комментариев меняют свое мнение и сами начинают сомневаться, или даже хейтить автора, или когда автор поста удалял его из-за наших комментариев».

Фото: BENOIT TESSIER/REDUX
Фото: BENOIT TESSIER/REDUX

СПРОВОЦИРОВАТЬ АГРЕССИЮ

Впрочем, последствия работы троллей могут быть значительно драматичнее. По его словам, интернет-троллинг — составляющая общей борьбы с инакомыслием в этой стране: «В каждом государстве есть те, кому не все равно. Сначала человек пишет что-то свободомыслящее, дальше под его пост залетаем мы с комментариями, а потом он может исчезнуть, или его могут уволить с работы или даже посадить за решетку». К тому же именно работа интернет-троллей может стать одной из причин осуждения инакомыслящих.

«Активисты являются нежелательными персонами и обычно противниками любого режима – мы их (активистов – ред.) просто выводим на тот уровень агрессии, когда они начинают говорить или писать все что угодно, абсолютно не контролируя себя. А это влечет за собой ответственность», – пожимает плечами мой собеседник.

По словам нашего тролля, как-то его ботоферме поставили задачу дискредитировать одного из министров и его репутацию в соцсетях для устранения дальнейшей негативной реакции на его увольнение. Даже спровоцировать среди пользователей мысль о том, что он «недостоин должности», «опасен и коррумпирован» – режиму нужен был некий козел отпущения.

«Буквально за две недели пользователи соцсетей от распевания величальных песен перешли к настоящему хейту. Его увольнение все встретили радостно и с облегчением и назвали это правильным решением», – рассказывает тролль.

«Или, например, вечная проблема любого правительства – митинги. Сейчас мы наблюдаем уже четвертый месяц подряд митинги в Беларуси, протестом за одну ночь сменили власть в Кыргызстане, в конце концов, именно с митингов в Украине начался Майдан.

В сообщениях с постами о митингах, которые нужно не допустить основным вектором, будет: «Зачем ходить на митинги? Их посещают только низшие слои населения, люмпены, которые не хотят понимать, что организаторы их обманывают». Однажды мы поработали настолько удачно, что на митинг вообще никто не пришел».

МЕСТНЫЙ ЯЗЫК МОЖНО НЕ ЗНАТЬ

«Люди думают, что тролль должен постоянно «тусить» под выбранным постом, забрасывая через каждые несколько минут по комментарию. Работа тролля строится немного по другому принципу.

У тролля несколько десятков аккаунтов, на каждый из которых завязано сразу несколько соцсетей – это как реальный человек, у которого есть Фейсбук, Инстаграм, Телеграмм, ВКонтакте, Ютуб. Поэтому я как реальный человек, который листает ленту новостей и комментирует различные посты в соответствующей соцсети.

Технически все автоматизировано, есть программы, которые позволяют держать открытыми сразу несколько аккаунтов, учитывать алгоритмы соцсетей. Работа, конечно, проводится через VPN, чтобы нельзя было отследить место пребывания», – рассказывает тролль.

Его ботоферма сейчас работает в Facebook, Instagram, Youtube, Telegram и «Вконтакте». На данный момент самая большая и активная аудитория в Фейсбуке, Инсте, Ютубе. Начинает подтягиваться Тик-ток, там уже немаленькая аудитория, но он еще пока считается чем-то новым».

Ботоферма практически не взаимодействует с «Одноклассниками». «Эта соцсеть почти «убита», там нет целевой аудитории, думающих людей, мы с ними почти не работаем», – отмечает тролль. Обходят они и Twitter, хотя здесь другая причина – эта соцсеть очень слабо распространена в странах бывшего Советского Союза.

Еще один, казалось бы, логичный вопрос об условиях работы в чужой языковой среде нашему троллю представляется малозначительным. А именно – необходимость знания местного языка. Как и во многих других постсоветских странах, так же, как и в Украине или стране, где работает тролль, продолжает ощущаться засилье русского языка.

Многие местные сами толком не знают своего языка и общаются исключительно на русском

«Многие местные сами толком не знают своего языка и общаются исключительно на русском. Поэтому достаточно знать всего пару слов из их языка, и тебя примут за своего», – говорит мой собеседник. Хотя до местного населения уже начинает доходить, что языковой барьер является серьезным препятствием для российской пропаганды.

«Литва, Латвия, Эстония, Грузия — пример того, как можно почти устранить влияние троллей в соцсетях из-за языкового барьера: их молодежь уже не общается в соцсетях на русском языке и не владеет им. Даже украиноязычный Фейсбук порой смеется над комментариями, которые переведены с русского с помощью гугл-переводчика и приобретают совершенно другой смысл» – объясняет он.

Некоторые лидеры мнений пытаются коммуницировать только на своем национальном языке. Хотя и на это у пропагандистов есть свой ответ. «Правда, редко, но иногда нам, как ботам, таки сбрасывают какие-то готовые комментарии на местном языке. От нас нужно их только разместить, так сказать, разбавить российский контент аутентичностью», – отмечает тролль.

ПРОСТО БАНИТЬ

В целом, по словам моего собеседника, люди везде относятся к интернету, к соцсетям, как к чему-то совершенно безопасному, своему. «Кто-то бросает вам запрос в друзья и полайкает какие-то ваши фотографии, и все — вы добавляете пользователя в друзья, открываете ему к себе доступ. И тролль получает возможность комментировать ваши посты».

Так же, по его словам, люди не понимают, что многие якобы невинные группы в соцсетях, сообщения которых они репостят, так же созданы для манипуляции их мнением. «Например, группа о живописной Украине, где будут только хорошие фотографии и положительные новости об Украине – эта группа на самом деле может быть создана где-то из Москвы таким троллем, как я. Потому что все любят красивые фотки и вдохновляющие посты.

А потом через год или полтора туда будет заливаться необходимый заказчику контент. Или группа, где все время постятся печальные исторические факты об Украине — убийства, изнасилования, предательства – и создают образ обездоленных, обманутых украинцев. Через подписчиков такой группы легко продвигать идеи мести или установления справедливости, или наоборот, создавать образ униженной, убогой нации», – рассказывает тролль.

«Люди не умеют отличать зерна от плевел, они на все ведутся: скандальные заголовки, сплетни, откровенные фейки – большинство даже не задумывается над достоверностью информации, источником происхождения, дате создания», – добавляет интернет-тролль.

В то же время, по его словам, вычислить тролля или бота очень легко: вы заходите на страницу – фотографии может не быть, зарегистрирован где угодно, информации минимум, никаких постов, а еще обычно ряд ботов, которые комментируют один за другим – у них даже могут совпадать даты создания аккаунтов и фото на профильных аватарках».

Фото: Prateek Katyal, Pexels
Фото: Prateek Katyal, Pexels

На вопрос, что можно посоветовать человеку, который стал жертвой атаки троллей или ботов, мой собеседник отвечает: «Поставить в настройках, что меня могут комментировать исключительно друзья. И тех, кого вы добавляете в друзья, вы должны знать лично. Плюс, если это бот – его надо просто банить. Это единственный способ борьбы с ним. Их технические возможности тоже не безграничны. И вообще, если у вас есть свое мнение – неважно, что пишут под вашим постом. На сегодня любое мнение может подвергаться критике. И очень часто это делается сознательно — для того, чтобы дискредитировать человека, заставить его сомневаться в своих взглядах. У нас очень закомплексованные люди, они почему-то постоянно хотят получить одобрение или тот же лайк. Поэтому я бы просто посоветовал не реагировать на подобные комменты, а их авторов отправлять в бан и блокировать».

Автор:  Андрей Гарасим; TEXTY.org.ua

Читайте также: