«ЧЕЛОВЕК — САМАЯ БОЛЬШАЯ ОШИБКА ЭВОЛЮЦИИ!»

Курт Воннегут — один из самых известных американских прозаиков XX века, автор многочисленных романов (`Утопия 14`, `Колыбель для кошки`, `Бойня номер пять или Крестовый Поход детей`, «Рецидивист» и многих других), рассказов, эссе, пьес. Ветеран Второй Мировой войны. Попал в плен к нацистам. Содержался в лагере военнопленных в Дрездене, где и пережил страшную бомбардировку города авиацией союзников. В 1999 году Воннегут заявил, что прекращает писать. Муниципалитет Нью-Йорка объявил 11 ноября 2002 года «Днем Курта Воннегута» (в этот день писателю исполнилось 80 лет). Испытали ли Вы влияние русских писателей?

Воннегут: Конечно! Чехов, Толстой, Достоевский и особенно Гоголь оказали большее влияние на мое поколение американских писателей, чем Марк Твен или Натаниэл Хоторн. Каждый писатель моего поколения мечтал стать Чеховым. В этих книгах было очень много того, что не могло оставить нас равнодушными. Они рассуждают также, как и американцы. Русские очень хорошо относятся ко мне, мои произведения широко известны в России. Из-за моей любви к русской литературе, я люблю русских больше, чем кого бы то ни было.

: Вы встречались с русскими, когда были солдатом во время Второй Мировой войны?

Да, Красная Армия спасла мне жизнь. Я был в лагере военнопленных, когда война закончилась, и этот лагерь оказался в зоне советской оккупации. Нацисты собирались расстрелять нас, но охранники сбежали, когда вблизи появились советские войска. Поэтому я видел очень много русских, пока мы бродили по Саксонии и другим частям Германии и пытались вернуться домой. Конечно, многие из русских на самом деле русскими не были — это были азиаты — казахи, киргизы, которые выглядели не так, как все остальные.

Что Вы думаете о нынешней ситуации в России?

Я думаю, что человеческая жизнь трагична абсолютно везде. Ситуация в Чечне — это огромная трагедия, и, как я понимаю, у нее очень глубокие корни. Чеченцев жестоко преследовал Сталин. Поэтому, по моему мнению, эти люди просто мстят. Необходим очень мудрый человек, который бы смог предложить решение чеченской проблемы. ЛЮДИ ВСЕГДА БЫЛИ И ОСТАЮТСЯ УЖАСНЫМИ ЖИВОТНЫМИ — Я ПИСАЛ ОБ ЭТОМ. Я ДУМАЮ, ЧТО ЧЕЛОВЕК — САМАЯ БОЛЬШАЯ ОШИБКА ЭВОЛЮЦИИ.

Черчилль говорил о демократии, что это ужасная система власти, но лучше нее ничего пока не придумали. Кто бы мог заменить людей?

Пожалуйста — лошади, жирафы, шимпанзе, бурундуки — они просто замечательны. Чайки, наконец.

Но они ведь не обладают разумом?

А зачем он нужен? Чтобы делать водородные бомбы? Мы деструктивные животные. Все думают, что эволюция замечательная штука. Просто посмотрите на бегемота — это ведь потрясающая идея эволюции.

Но ведь и животные применяют насилие по отношению друг к другу?

Конечно. Но обезьяны не могут уничтожить всю планету, а мы это уже сделали. Игра окончена, потому что мы разрушили атмосферу и воду. МЫ ДЕЛАЕМ ЗАМЕЧАТЕЛЬНУЮ РАБОТУ, ПОДГОТАВЛИВАЯ КОНЕЦ МИРА. ВОЙНА, КОТОРАЯ БУДЕТ НАЧАТА В ИРАКЕ НИКОГДА НЕ ЗАКОНЧИТСЯ. Люди всегда жаждут мести. Они готовы отдать свои жизни и у них есть право приходить в бешенство. Нашими крылатыми ракетами мы убьем очень много людей, сделаем многих женщин вдовами, а детей — сиротами во имя восстановления «справедливости». И если Саддам Хуссейн не сдастся, то мы, в конце концов, кинем в него атомную бомбу. Мы уже готовы к этому.

И чем все это может закончиться?

Я не преисполнен оптимизма. Мне не нравится то, что сейчас делает мое правительство. Нынешняя американская внешняя политика ужасна. Мы никогда не объявляли войн малым странам. Правительство ныне — это просто развлекаловка, все вокруг — развлекаловка. Космическая программа — это не наука. Нет науки, только развлекаловка, и самое лучшее развлечение сегодня, когда появляется шанс укокошить кого-нибудь. Наш президент хочет повеселить нас, он не хочет показаться скучным в глазах людей. Поэтому он погнался за Саддамом Хуссейном. На каждого убитого иракского солдата придется несколько сот убитых мирных жителей. Это и есть наша внешняя политика.

Вы смотрите телевизор?

Да, я смотрю криминальное шоу «Закон и Порядок»Law and Order и комедийный сериал MASH. Телепередачи ныне идут круглые сутки, и они должны достойно заполнить все это время. Так что иногда появляются хорошие передачи. Нынешняя администрация относится к людям неуважительно, что хорошо заметно по телешоу, наподобие Джерри СпрингераJerry Springer. Они показывают, какие мы идиоты, какие мы ужасные люди, и что мы вообще ничего не заслуживаем. С какой стати эти люди имеют право голосовать, это отбросы человечества.

Это звучит недемократично…

Конечно! Но у нас сейчас очень недемократическое правительство.

Вы бросили писать. Не скучаете без этого?

Да, очень. Я скучаю по литературе, но я также скучаю по своей молодости. Если бы я написал книгу — я сейчас подумываю об этом — она была бы о том, как мы убили планету с помощью нефти, транспортного беспредела. Черт возьми! Мы можем нестись на машине со страшной скоростью и криками «ура». И мы уничтожаем атмосферу. Живые существа вымирают, а всем на это наплевать!

Так есть ли выход? Не поздно ли что-либо предпринимать?

Среди всех лауреатов Нобелевской премии я больше всего люблю Альбера Камю. Он сказал: «ЕДИНСТВЕННЫЙ СТОЯЩИЙ ФИЛОСОФСКИЙ ВОПРОС — ВОПРОС О ТОМ, НЕ СТОИТ ЛИ ПОКОНЧИТЬ С СОБОЙ». ДА, КОНЕЧНО, ДАВАЙТЕ ВСЕ СДЕЛАЕМ ЭТО. МИР — ЭТО ТАКАЯ ПОМОЙКА, ЧТО СЛИШКОМ БОЛЬНО ОСТАВАТЬСЯ ЖИВЫМ.

Во Франции я видел кладбище, на котором похоронены английские солдаты, убитые во время Первой Мировой войны. На воротах кладбища высечены слова английского поэта Альфреда Хаусмэна: «ВЫ БЫЛИ СЛИШКОМ МОЛОДЫ, ЧТОБ ЗНАТЬ, ЧТО ЖИЗНЬ — НЕБОЛЬШАЯ ПОТЕРЯ». И как пехотинец на поле боя я думал: «Б**@! Жизнь не столь важна!». Мне иногда хочется, чтобы меня убили в День высадки американских войск в Нормандии, тогда мне не надо было бы возиться со всем этим дерьмом. Несколько лет назад в моем доме начался пожар, и я чуть не задохнулся в дыму — это было бы так элегантно! Тогда бы я мог спокойно спать — я обожаю спать.

Вас иногда называют социалистом…

Да, конечно, я и есть социалист. Я до сих пор очень интересуюсь Марксом. Коммунизм в России — провалившийся эксперимент, но что — царизм был лучше? КАПИТАЛИЗМ ТОЖЕ БЫЛ ИДЕАЛИСТИЧЕСКИМ И СТРЕМИЛСЯ К ПОСТРОЕНИЮ УТОПИИ. НО ПОТОМ НЕСКОЛЬКО ПЛОХИХ ПАРНЕЙ ПРИБРАЛИ К РУКАМ ВСЕ ДЕНЬГИ, И КАПИТАЛИЗМ БОЛЬШЕ НЕ РАБОТАЕТ.

Но капитализм никогда не стремился к утопии, он всегда предполагал, что человек жаден.

Да, капитализм не только предполагал, но и доказал это!

И выхода нет?

Выход остался — убить себя. Кстати, я убью себя, как только повешу трубку.

И какие будут последние слова Курта Воннегута?

Все было прекрасно и даже не больно…

Вашинтгтон профайл

Читайте также: