ИССЛЕДОВАНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ (научно-популярное эссе)

Эта статья, названная автором исследованием «почти ветви власти», в не меньшей степени посвящена не утихающему криминально-политическому скандалу, в котором две противоборствующие стороны обвиняют друг-друга в торговле оружием. Вне сомнения, автор благоволит к одной из сторон, а именно – секретарю СНБО Евгению Марчуку. Мы не предлагаем высказаться его оппонентам лишь по одной причине: те и без приглашений делает это.

Теория журналистики

Заниматься серьезным анализом существующих в Украине правоотношений могут позволить себе немногие. Это либо кабинетные ученые, охватывающие историю права от законов Хаммурапи и римского права до очередного решения Конституционного суда Украины, и не замечающие реалий жизни, либо отдельные журналисты, специализирующиеся на проблемах коррупции и организованной преступности , и в большинстве своем не владеющие набором юридических знаний, необходимых для проведения анализа.

Я не принадлежу ни к тем, ни к другим, и все же возьму на себя смелость высказать собственную точку зрения на одну из правовых проблем, волнующую не только общество, но и судебные органы. Имею в виду юридическую ответственность журналиста, опубликовавшего материалы, которые изобличают того или иного гражданина в совершении деликта, нарушении общепринятых норм морали и тому подобное, юридическим языком, — порочащие честь, достоинство, деловую репутацию гражданина (организации).

Но прежде, чем перейти к рассмотрению сути вопроса, хотел бы остановиться на двух, по моему мнению заблуждениях, укоренившихся в сознании нашего общества и журналистов, принадлежащих к этому обществу.

Заблуждение первое: в соответствии с принципами разделения власти средства массовой информации в правовом, демократическим государстве должны быть “четвертой ветвью” власти наряду с законодательной, исполнительной и судебной.

Серьезный правовед, историк, философ, социолог на основе анализа истории права и политических учений вам скажет, что в любом государстве, где легальная, то есть законная власть, в силу тех или иных обстоятельств начинает делить свои функции с нелегализованными, не признанными общепринятым правом структурами, начинается правовой беспредел. Ведь кроме СМИ определенной “ветвью” власти хотят стать (и стают) те или иные “теневые”, противоправные, мафиозные структуры, в число которых в силу необходимости надлежащих атрибутов входят официальные (коррумпированные) представители власти (“пятая ветвь”?), или политические структуры, пытающиеся незаконными способами узурпировать власть (“шестая ветвь”?) и т.д.

В любом демократическом государстве должен быть определен железный закон: существуют три ветви власти, и ни одна из социальных структур, групп, категорий никогда и ни при каких обстоятельствах не должна покушаться на принцип разделения властей. Даже метафорически.

Это в полной мере относится и к журналистам. Называйте себя “цепными псами демократии”, “защитниками прав и свобод”, “зеркалом общества”, “первыми осведомителями общества” и тому подобное, но не считайте себя властью. Даже метафорически.

Это, с точки зрения безопасности, необходимо не только для общества, но и для самих СМИ, претендующих на звание “четвертой власти”. С точки зрения юридической кибернетики, государство является саморегулирующей системой, состоящей из определенных подсистем: в данном случае трех ветвей власти. Появление в этой системе какой-то другой подсистемы (“ветви”) неизбежно приводит к нарушению всей ее деятельности, поэтому государство, как саморегулирующая и самодостаточная система, для нормального своего функционирования (а порою и спасения) неизбежно включает механизмы, которые вынуждены подавлять все сигналы, силы, источники, угрожающие государству. Или загонять их в ниши, где они становятся неопасными для государства (мафию нельзя победить, но ее можно поставить в условия, при которых она становится минимально опасной; “желтую” прессу нельзя запретить, но в цивилизованных государствах она занимает определенное место для конкретного круга пользователей).

Мне могут возразить: а как же США? К нам приезжают профессора из оплота демократии и учат: СМИ должны стать четвертой ветвью власти, только тогда можно говорить о создании в стране открытого гражданского общества. Следует знать, что в Конституцию США заложен разработанный еще со времен Аристотеля, римского права и оформленный французскими просветителями принцип разделения властей, и никто никогда в США не покушался на этот принцип. Внедрение в общественное сознание постулата “СМИ – четвертая ветвь власти” началось с того времени, когда СМИ в Америке и других лидирующих странах Запада были монополизированы и стали собственностью одного владельца или узкой группы владельцев. Образовались мощные картели, включающие в себя органы печати, телевидение, радио, информационные агентства. Когда их владельцы говорят, что для них в этой сфере доминантным является главный рыночный принцип – получение прибыли, они лукавят. Каждый из магнатов в той или иной мере является политиком или лицом, причастным к большой политике. И его влияние на стратегию подвластных ему СМИ связано с этим.

В США, других странах Запада наиболее бесправной социальной категорией являются журналисты. Я не помню ни одного судебного процесса в США (и других странах), когда бы обиженный журналист выиграл иск против своего владельца. А если и были прецеденты, то особенных дивидендов истцу они не приносили, а в будущем его судьба, как правило, становилась плачевной.

И я назову тысячи примеров, когда западному журналисту отказывали в публикации его материала или изгоняли с работы за публикацию, не понравившуюся редактору, тому или иному влиятельному лицу (свежий пример с премьер-министром Канады). Я готов представить десятки письменных инструкций редакторов и редакторам американских газет о том, как освещать то или иное событие, отступление от которых сотруднику СМИ грозит немедленным увольнением и весьма серьезными другими неприятностями.

Мне снова могут напомнить: США (Канада, Великобритания etc) — оплот демократии. Получается, что этот вопрос зависимости журналистов никого не волнует? Тут есть два объяснения – “волнует” или “почему не волнует”.

Первое: видимо, гражданское общество этих стран, воспитанное на нерушимых принципах собственности и священных правах собственника распоряжаться им по своему усмотрению, с одной стороны, с другой – ориентированное почти тотально на удовлетворение потребительских интересов, устраивает такое положение дел.

Второе: при наличии стопроцентной (или почти стопроцентной) системы частных СМИ в указанных странах существует система общественного телевидения, радио, печатных изданий, более-менее уравновешивающая монополизированную частную систему СМИ.

Наряду с этим в США, особенно после 11 сентября прошлого года, происходят сложные процессы, включается неизбежный в случае возникновения опасности для государства закон кибернетики (как науки об управлении), определяющий и регулирующий состояние гомеостазиса государства и общества (о нем чуть ниже), поэтому трудно прогнозировать развитие событий в ближайшем и более отдаленном будущем.

Влиятельны ли на Западе средства массовой информации? Безусловно. Этому способствует и внедренный в массовое сознание постулат о СМИ как о “четвертой ветви” власти, и забота каждого политика, бизнесмена, предпринимательской или общественной структуры о своем реноме. Каждое сообщение в прессе, затрагивающее интересы того или иного гражданина (организации), представляющее общественное значение не остается без реагирования. Имеются в виду публикации в серьезных изданиях, а не бульварная пресса, отношение к которой в западном обществе известное. Желтая пресса занимает определенную нишу и свой круг читателей. У нас, к сожалению, подобной градации нет.

Перейдем ко второму заблуждению, выражающемся в распространяемом мнении о том, что только суд может назвать того или иного человека (гражданина) преступником. Это неверно.

В соответствии с Конституцией Украины каждому ее гражданину гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений; каждый гражданин имеет право свободно собирать, сохранять использовать и распространять информацию устно, письменно или другим способом – на свой выбор (ст. 34). Если гражданин убежден, что тот или иной субъект является преступником, то он имеет полное право публично заявить (любым способом – устным или письменным): “Имярек является преступником”. И никто не имеет права ему это запретить.

Но здесь есть несколько «но”.

“Но” первое. Гражданин должен быть убежден на основании не домыслов, а конкретных доказательств, убедительных версий, выводов в том, что имярек действительно является преступником, и он считает, что публичное оглашение сведений является полезным и необходимым для общества.

“Но” второе. Гражданин имеет какие-то доказательства (версии, выводы) о причастности имярек к преступлению, но собирать сведения и проверять их он должен строго руководствуясь действующим законодательством и определенными ограничениями на сбор информации (ст. 32 Конституции Украины, законы об оперативно-розыскной деятельности, милиции, СБУ и т.д.). Занимаются сбором всего объема информации о причастности (непричастности) лица к совершению преступления исключительно правоохранительные органы.

На этой стадии необходимы следующие варианты реагирования на публичное заявление о причастности гражданина к преступлению:

— правоохранительный орган возбуждает уголовное дело, проводит расследование и при подтверждении данных о причастности к преступлению передает дело в суд, который выносит обвинительный или оправдательный приговор;

-правоохранительный орган проводит расследование по возбужденному уголовному делу и, не найдя доказательств причастности к преступлению, прекращает уголовное дело вследствие отсутствия состава преступления или отсутствия юридического события;

-правоохранительный орган осуществляет доследственную проверку и выносит (в обязательном порядке) постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

“Но” третье. В каждом конкретном случае гражданин, решивший сделать публичное заявление о причастности имярек к преступлению, должен осознавать:

— данные, положенные в заявление должны быть достоверными и основываться на убеждениях заявителя;

-государство стоит на защите прав, свобод, чести и достоинства своих граждан, поэтому в случае ущемления этих прав, распространения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина (в любой форме – в СМИ, Интернете, на заборе, в устном заявлении, подписанной начальником характеристике или любом другом официальном документе, etc) существует государственный механизм защиты гражданина от клеветы и привлечения к ответственности заявителя, распространившего клевету;

-гражданин, распространивший недостоверные сведения, может быть привлечен к ответственности и принужден возместить нанесенный своими действиями ущерб.

Этот институт защиты зафиксирован в ст. ст. 7, 440-1 Гражданского кодекса Украины. В старом Уголовном кодексе Украины имелись статьи об ответственности за клевету и оскорбление (ст. ст. 125, 126 УК). В новом Уголовном кодексе эти статьи изъяты. Но это не означает, что лицо, распространившее заведомо ложное сообщение о причастности имярек к преступлению, может быть привлечено только к гражданской ответственности и не может быть задействован правовой механизм уголовного преследования. В новом Уголовном кодексе Украины имеется ст. 383 об уголовной ответственности за заведомо ложное сообщение суду, прокурору, следственному или органу дознания о совершении преступлении (предельная санкция – ограничение или лишение свободы сроком на пять лет).

Данный состав преступления характеризуется следующими особенностями:

-заявление или сообщение является поводом для возбуждения уголовного дела (п. 1, ч. 1 ст. 94 УПК);

-ложное сообщение о совершении преступления может явиться причиной судебной ошибки, иметь тяжелые последствия для одного или нескольких лиц;

-объектом преступления является деятельность суда, органов дознания, досудебного следствия и прокуратуры;

-дополнительным объектом выступают свобода, честь и достоинство гражданина;

-с объективной стороны деяние характеризуется заведомо ложным сообщением суду, прокурору, следственному или органу дознания о совершении преступления;

-субъектом преступления является частное лицо (добавим – каждое из группы лиц, независимо от официально занимаемых должностей, если сообщение является продуктом коллективного творчества – Ф.М.), достигшее 16 лет;

-субъективная сторона характеризуется прямым умыслом;

-квалифицирующими признаками являются предусмотренные ч. 1 ст. 383 УК, соединенные: а) с обвинениями в совершении лица в тяжком или особенно тяжком преступлении (ч.ч. 4 и 5 ст. 12 УК), б) с искусственным созданием доказательств обвинения;

-заведомо ложное сообщение отличается от клеветы как гражданского правонарушения

а) объектом,

б) сферой распространения,

в) содержанием (указание на совершение преступления),

г) указанием на конкретное лицо, якобы совершившего преступление,

д) целью сообщения – требование возбудить уголовное дело (см. “Науково-практичний

коментар до Кримінального кодексу України”. — К., А.С.К., 2002).

Данная статья Уголовного кодекса является особенно актуальной, если осуществить ее корреляцию к печально известным событиям 30-40 годов ХХ ст., когда заведомо ложный донос являлся поводом и основанием для уголовного преследования миллионов граждан.

Имеются ли сегодня факты направления в правоохранительные органы ложных сообщений о совершении преступления, подпадающие под действие ст. 383 УК, то есть доносов, и тиражирование содержания доносов в СМИ? Имеются.

Практика журналистики

Не так давно одно из Интернет-СМИ, специализирующееся на “мочилове”, разместило заметку с комментарием о самоубийстве секретаря Совбеза Грузии. Авторский комментарий был таков: вот, мол, грузинский секретарь — мужественный человек, а наш секретарь – слабак, мы его мочим-мочим, а он к пистолету все равно не тянется.

Но это к слову. Теперь я перейду к конкретным иллюстрациям вышеприведенных положений.

14 июня сего года в интернет-СМИ “Грани” (шеф-редактор Виктор Воротников) за подписью Сергея Романовского был размещен материал под названием “Апокалипсис “свободен”. Вьетнамский мясник – “крыша” Марчука”. В частности, там сообщалось, что незадолго до бегства майора Мельниченко за границу, с ним встречались “наиболее доверенные помощники Марчука Василий Ситар и Николай Суховий, инструктировавшие майора как тому следует наиболее безопасно пересечь границу и вести себя в дальнейшем. Фактически автор статьи выдвинул обвинение в совершении особо тяжкого преступления против двух сотрудников аппарата СНБОУ. Я не знаком ни с Воротниковым, ни с его изданием, поэтому вынужден был провести небольшое исследование с помощью Интернета, газетных подшивок, справочника “Хто є who в Україні” и другой подсобной литературы.

Начинаю чтиво с 2001 года: на первой странице “Граней” рядом с логотипом напечатано “Шеф-редактор Виктор Воротников”, на последней странице в реквизитах указано – “Учредитель и шеф-редактор Виктор Воротников; издатель – Всеукраинское общественное объединение защиты конституционных прав и свобод граждан Украины “Правозащита”; адрес – Киев-54, ул. Воровского, 45. Идентифицирую по Интернету методом поиска указанный адрес, нахожу – Киев-54, ул. Воровского, 45, Штаб-квартира Социалистической партии Украины.

Начинаю читать подшивку: “Кучма намагається перехитрити всіх. У числі самого себе”. Нахожу в статье такой пассаж: “Нинішнє знаряддя Кучми — старий кадебешник Марчук вже намагається внести розкол в опозицію, провокаційно заявляючи, що серед опозиційних сил немає чіткого лідера” (по этому поводу не могу ни согласиться ни возразить – некомпетентен). Далее: статья “Країна під слідством: підозрюються усі”, иллюстрацией к которой служит коллаж, изображающий повешенного на веревочке от журналистского диктофона Президента Украины, шеф-редактор тот же — Виктор Воротников. Следующий номер: статья “Революції для мерзотників не буде”, тот же шеф-редактор, очередной пассаж: “Ні, Кучма владу не віддасть, його доведеться її позбавляти”. Следующий номер, цитата из статьи того же автора под руководством того же редактора “Без Кучми – це і є Україна” и т.д. и т.п.. В целом же убеждаешься, что форма и содержание газеты характеризуются изобретенным примой “Граней” Евгенией Евгениевной Заборенко (в миру Т.Коробова) слоганом: “Дуся, дуй, во весь дух!”, когда составляющие «успеха» являют гремучую смесь начиненной экскрементами петарды.

Далее отыскиваю “Грани” в Интернете: логотип тот же, шеф-редактор тот же, статья того же журналиста: “Утилизация Президента”. Далее листовки-агитки в поддержку кандидата в народные депутаты Леонида Деркача с интересным слоганом: “Формула Леонида Деркача развивает программу Юлии Тимошенко”, далее — “Апокалипсис “свободен” и наконец последний материал-продолжение воротниковской акции по дискредитации секретаря СНБОУ и сотрудников аппарата (о чем ниже).

Так вот, шеф-редактор “Граней”, смелый и открытый, как того требует его мужественная профессия, журналист Виктор Воротников, оклеветав Марчука, Ситара и Суховия, решил до поры до времени спрятаться в подвале. Но каково же было удивление журналиста, когда Ситар нашел его в подвале и вытащил на белый свет для дачи объяснений.

Виктор Воротников начинает что-то объяснять про “АЖУР” (в принципе, можно догадаться, что это такое, — я в свое время читал размещенный в “УП” отчет петербургского АЖУРа по делу Гонгадзе, фамилий Ситара и Суховия не встретил, возможно, невнимательно читал, а Ситар наверняка не читал, но причем же тут АЖУР, “мясник” и клевета “Граней”?), далее предлагает оклеветанному Ситару на страницах своего листка принять участие в дискуссии (?!), затем на просьбу Ситара сообщить свой адрес (этого, как я понимаю, требует законодательство при предъявлении иска в гражданский суд за клевету, и дать свой адрес – обязанность журналиста), бежит за консультациями к заказчику.

После соответствующих консультаций осмелевший Воротников сочиняет жалобу на “неправомерные действия” Ситара и направляет ее в адрес Президента Украины Леонида Кучмы (которого сам чуть больше года назад подвешивал на веревке), председателю Национального союза журналистов Игорю Лубченко, в другие инстанции, немедленно размещает все это в своих же “Гранях” под названием “Секретарь Совета национальной безопасности угрожает безопасности журналиста”. За этим следует немедленное дублирование в деркачевских “Версиях” под заголовком “Евгений Марчук “наезжает” на журналистов?”. Скандал выходит на новый вираж.

Вся эта история иллюстрирует вышеприведенные теоретические положения, характеризует уровень, формы и методы деятельности определенного пласта отечественной журналистики (не в обиду будь сказано честным журналистам, которых, полагаю, большинство).

Вместо заключения

Я не призываю журналистов к осторожности, к сворачиванию публикаций, разоблачающих коррупцию, организованную преступность, неблаговидную деятельность представителей всех эшелонов власти. Действуйте решительнее, напористее, смелее. Общество вас поддержит. Но в каждом случае действуйте согласно убеждениям, публикуемые материалы должны быть юридически проверяемы и излагаемые предположения иметь правовую основу для их использования в качестве оперативно-следственных версий. Ищите истину, а не используйте предоставленные вам возможности для дискредитации людей.

Будьте непугаными гражданами красивой страны, которая называется Украина, по отношению к которой, к сожалению, пока еще употребляется эпитет “криминальная”.

ФЕЛИКС МАНУЛЕНКО, ЮРИСТ

Автор благодарит редакцию «УК» за публикацию этого эссе: вопреки тому, что некоторых ее положений редакция не поддерживает.

Читайте также: