Облава на «чайников»

В Днепропетровской области, на оживленном участке симферопольской трассы, лжегаишники обирают водителей. Новомосковске гаишники не рез задерживали самозванцев. Но рассчитывать на поддержку райотдела милиции не приходилось. Лжегаишники в ответ заваливали «конкурентов» судебными исками. На этот случай в организации имеется адвокат. Но самое интересное — в другом. Когда из облГАИ поступает команда об очередном рейде, на трассе в день проверки «казачки», как правило, не появляются. Не иначе как в райотделе у них есть свои агенты, через которых происходит утечка служебной информации, считают гаишники.

Рассказов пострадавших от свирепых гаишников с симферопольской трассы, которые в изобилии водятся на территории Новомосковского района Днепропетровской области, в российском Интернете полно. Так, автолюбитель-москвич, вернувшийся домой из Крыма, пишет, что стражи порядка, обнаружив помарку в документах, вымогали с него 2000 гривен, а он уболтал их «всего» на 500 рублей (около 80 грн). Другому россиянину повезло меньше. С него за отсутствие ПТС (паспорта технического средства, документа, обязательного в России, но не существующего в Украине) слупили несколько сот долларов. Иначе грозились поставить машину на штрафплощадку до завершения судебного разбирательства. «Теперь я в Крым ни ногой, только в Сочи», — делает вывод незадачливый автотурист. Только вот не знают граждане братской страны, что вымогатели в милицейских рубахах в МВД Украины не значатся. Правда, живут с руководством Новомосковского райотдела милиции душа в душу. Настоящие гаишники о столь теплых отношениях с начальством могут только мечтать. Впрочем, обо всем по порядку.

Наш «чайник» постовому ни к чему

В рейд по «заповедной» зоне между селами Губмиха и Перещепино мы выехали на стареньком «жигуле» 1974 года выпуска с древними «черными» номерами и наклейками «У». Это, по нашему замыслу, должно было убедить лжегаишников — за рулем машины «чайник», которого и «развести» не грех.

Метров за триста до базарчика близ Губинихи первый «пост» — вишневый «жигуль», вдоль которого расхаживает высокий «мент» с полосатым жезлом. Нам, опытным водителям, сразу понятно: подстава. Настоящие гаишники передвигаются на служебных машинах с сине-желтыми полосами и телефоном доверия на кузове. На поясе у них — пистолет в белой кобуре. Дежурят они парами, а кроме того, имеют металлические нагрудные знаки с личным номером. Ничего этого у постового нет.

Но похожий на гаишный картуз с высокой тульей, нарукавные нашивки, «сержантские» погоны и штатный жезл даже бывалого водилу могут сбить с толку, что уж говорить о начинающих?

Тот из нас, кто за рулем, стараясь забыть о тридцатилетнем водительском стаже, сбрасывает скорость, намеренно неуверенно маневрирует, «случайно» пересекая сплошную белую полосу, выпучивает глаза и испуганно таращится на «товарища сержанта»: вот я — «чайник», бери меня голыми руками! Никакого внимания — постовой пристально высматривает в транспортном потоке что-то свое.

Фотоохота на оборотней

Паркуемся у придорожного кафе и, перейдя дорогу, с фотоаппаратами наготове крадемся посадкой к посту. Залегаем метрах в ста друг от друга. Как раз в это время «сержант» почуял добычу. Он уверенно вышел на край проезжей части и взмахнул жезлом. Остановилась «девятка» с российскими номерами. Водитель безропотно отдал документы. «Постовой» жадно их схватил и стал с недовольным видом распекать россиянина. Тот недоуменно огрызался. Но в завязавшейся перебранке условия диктовал «постовой». Его крик был слышен на другой стороне дороги. Вскоре автотурист уже трусил за лжегаишником, взывая к снисхождению. Дискуссия продолжилась в салоне вишневой «копейки», откуда россиянин через минуту вылетел пулей с документами в руках.

И тут постовой заметил одного из нас. Сказал что-то в глубину салона «жигуля», и оттуда выскочил парень в гражданском. Оба побежали через дорогу. Корреспондент «Газеты…» спрятал камеру в полиэтиленовый пакет и стал прогуливаться вдоль посадки.

— Уважаемый, стойте!

— А в чем дело?

— Что вы тут фотографировали?

— Пейзажи, разве нельзя?

— А ну-ка быстро удали снимки!

— С какой стати?

— Сейчас узнаешь!

И «постовой» с ассистентом поволокли журналиста к своей машине.

— Вот отвезем тебя в милицию.

Если бы точно знать, что поездка закончится в отделении, а не в ближайшем лесу, можно было эксперимент и продолжить. А так пришлось прибегнуть к экстренному средству — позвонить вызвавшемуся подстраховать нас «на случай чего» знакомому из УМВД. Тот попросил передать трубку «постовому», который после короткого разговора ехать в милицию передумал.

— Снимки все равно сотри, — прорычал «сержант», возвращая мобилку.

— И не подумаю.

— Вот сниму сейчас ментовскую рубаху и набью тебе морду.

Такой «интеллигентный» получился у нас разговор.

«Хвост» болтался, пока не оторвался

— После такого вот знакомства мы поехали в сторону Перещепино. А «сержант» с подельником на вишневой «копейке» (госномер 226-14 АВ) увязались за нами. За считанные километры мы проехали несколько «постов» с парнями в милицейских рубахах. Настоящих гаишников не было и следа. У самой границы с Харьковской областью — железная будка, выкрашенная в державные цвета, по всему, штаб-квартира лжегаишников — вишневый «хвост» припарковался неподалеку. Рядом «начальство» — «офицер» с восьмиугольной (!) звездочкой на погонах и солидный дядя в штатском. Эти, по всему видно, в отличие от «шестерок», ничего не боятся. Увидели нацеленный на них объектив, подошли.

— Хотите сфотографировать? Не стесняйтесь! – «офицер» великодушно позволил снять крупным планом нарукавную эмблему с надписью «Безпека дорожнього руху».

Уверенность в полной безнаказанности была просто поразительной.

По дороге в Днепропетровск решили заехать к знакомым в одно из сел Магдалиновекого района. Через несколько километров заметили еще один «хвост» — потрепанную «БМВ» с затонированными стеклами (госномер АЕ 22 60 ВА). Эта колымага часа полтора носилась по сельским дорогам за нашим «жигулем».

Возвращаемся на трассу, а фальшивых постовых — еще больше, чем было. Вдруг перед 171-м километром «БМВ» резко сворачивает вправо. Что за странный маневр? Мы думали, нас до города будут вести. Проехали еще чуток и за поворотом видим настоящих гаишников. Стоят с радаром, лихачей ловят. Теперь понятно: «заповедник» кончился. Тормозим.

— Как ваши гаишники задолбапи! — бросил нам на ходу остановленный настоящими постовыми Водитель иномарки с российскими номерами. — За последние полчаса третий пост. И всем плати!

— Что же вы, — обращаемся к гаишникам, — на околице пасетесь? Не хотите от Губинихи до Перещепино прокатиться, жуликов-самозванцев погонять — тех, что украинскую милицию позорят?

Смотрят на нас гаишники затравленно, мнутся. «Ничего-то вы не знаете», — читается в их взглядах.

Гаишников загнали в «резервацию»

В УМВД Днепропетровской области про лжегаишников хорошо знают. Только вот поделать с ними ничего не могут. Или не хотят? Вот как разъяснили все увиденное нами на трассе несколько сотрудников милиции, попросив до поры в интересах дела не называть их имен.

Итак, в Новомосковском районе уже не первый год действуют так называемые гражданские формирования по охране, руководители которых некто Л. и К. (их фамилии есть в редакции «Газеты…»). В разное время упомянутые господа создавали различные структуры, в частности, экологического толка. Впрочем, суть была одна — «доить» водителей. Милиция на шалости приватных контролеров смотрела сквозь пальцы. Ведь часть добытых псевдоэкологами средств перечислялась в фонд ветеранов МВД. С приходом к руководству областным УМВД сначала Геннадия Москаля, а затем Владимира Евдокимова новомосковских вымогателей поприжали. Но после печально известной авантюры с реформированием ГАИ активность «общественников» вспыхнула с новой силой. Теперь они стали позиционировать себя как добровольных помощников милиции, а для подстраховки записались в казаки. Кстати, картузы, милицейские рубахи, погоны и шевроны — не что иное, как некое «казачье» обмундирование.

Можно, конечно, считать, что вышеизложенная версия неверна. Но тогда придется объяснить, с какой стати несколько десятков трудоспособных мужчин на собственных автомобилях в рабочее время дежурят на трассе, не получая за это ни копейки? И почему нигде в Украине, кроме Новомосковщины, нет столь массового стремления граждан бескорыстно помогать гаишникам?

Настоящим гаишникам на трассу рекомендовано не соваться. Вот и загорают они «за чертой оседлости», ловят крохи с барского стола.

Борис Брагинский, Игорь Гусаров, Газета по-киевски

Читайте также: